Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Глава 43. Раздача рождественских подарков

Рождество 2006 года. Как и все предыдущие годы, семья собралась у рождественской елки. Все было как прежде, но и совсем по-другому. Мой тесть тогда сказал: "То, что мы сегодня здесь все вместе -- это и есть рождественское чудо".
Юдит держала меня за руку. Она так долго, пока я лежал, погруженный в искусственный сон, дрожала за мою жизнь. Дважды в день приходила, разговаривала со мной, включала знакомые CD, читала письма, шептала ободряющие слова. Мы вместе вели борьбу за мою жизнь - я в своих снах, она, сидя у моей постели и гладя меня. Без нее, я в этом абсолютно убежден, меня бы уже не было на этом свете. Ради нее я хотел жить дальше, ради нее я боролся с бактериями, воспалениями, учился жить с аппаратами.
То, что мы встретились, могло быть и случайностью, но я думаю, что это был знак Божий. Еще подростком я каждый вечер перед сном просил Господа: "Прошу тебя, дай мне женщину, которая бы стала моей половиной". Я жил с верой, что в этом мире есть такая женщина. И это была Юдит.
И она сама сказала, что теперь, наконец, знает, почему, будучи ребенком, почти каждый день карабкалась на Рфендер. Теперь ее натренированное тело помогало ей при уходе за мной. Я стал ее лучшим спортивным снарядом. А в то время, когда ее отец работал в посольстве Австрии в Москве и семья жила там несколько лет, Юдит неоднократно чинила в доме лифты. Она любила шутить: для того, кто может эти столь безнадежные механизмы вновь привести в рабочее состояние, ремонт коляски кажется детской забавой. И этот свой талант она с успехом применяла.
Хотя такие способности и нужны в преодолении трудностей моих будней, люблю я Юдит не за них. Я люблю ее за юмор, ее всепонимание, ее энергию, любовь к детям, ее альтруизм. Она самый прекрасный человек, которого я только мог представить рядом с собой. Когда тринадцать лет назад мы познакомились, я уже был инвалидом, но было неизвестно, что произойдет со мной в обозримом будущем. Хотя и тогда я уже сидел в коляске, но мог водить машину и самостоятельно передвигаться. Сегодня я не могу ни ездить на машине, ни самостоятельно есть, ни чистить зубы, я даже не могу сам почесаться. Каждое движение моего тела производится другим человеком.
Юдит принимала все, что со мной происходило. Она никогда не жаловалась и в самые тяжелые периоды была рядом.
У нас были и прекрасные времена, мы много путешествовали по Европе, даже вместе готовили. А наше общее огромное счастье - это дочь Катарина. Мы совместно формировали политику Австрии в отношении инвалидов, я как депутат в парламенте, она же скромно оставаясь в тени. Когда я не знал, как поступать дальше, я обращался к ее опыту, который она получила, работая в министерстве.
Ночью мы были на полуночной мессе в приходе Namen Jesu в Майдлинге.
Там каждое Рождество совместно служат мессу пастор Томас Каупени и кардинал Кристоф Щонборн. Ханни, член общины Каритас зарезервировала для нас места. Когда несколько месяцев назад она узнала, что мне плохо и нужно лечь в больницу, она сделала все, чтобы об этом узнал пастор Каупени. Он помогал Юдит и советом и делом. Огромной моральной поддержкой было и то, что вся церковная община вспоминала обо мне на каждой воскресной мессе. В Святой вечер, когда я появился на мессе, меня встретили аплодисментами.
Придя на мессу, я сдержал обещание. Когда в октябре я лежал в клинике Отто Вагнера, там случайно оказался кардинал Щонборн. Он посетил меня. Тогда я еще почти не мог говорить, и Юдит переводила мои труднопонимаемые слова: "Мы увидимся на мессе в Святой вечер". Она вопросительно посмотрела на главного врача. Та, улыбаясь, кивнула: "Да это может произойти". И это произошло.

Самый прекрасный человек на свете всегда рядом

Самый прекрасный человек на свете всегда рядом

Назад Оглавление Конец