Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Травма

Владивосток. Город, в котором я родился. Город, в котором я бы прожил всю жизнь, не случись со мной всего того, что однажды произошло.

Тринадцать лет назад водитель машины, в которой я ехал, не справился с управлением, и, как результат, травма позвоночника, и я - инвалид. Говорят, я долго лежал в реанимации, (сам я этого не помню) а когда очнулся, я еле мог говорить. Я лежал и смотрел в потолок. Я вспоминал свое детство. Как мы играли с ребятами в хоккей, как я стал лучшим бомбардиром города. Вспоминал, как бегал на здоровых ногах по улицам. Вспоминал, как в город приходило лето, и мы неслись купаться. Лето всегда было тёплым и влажным, а в свежести летних дождей каждый открывал для себя что-то новое.

Ощущения возвращались постепенно. Вначале я чувствовал только свою голову, словно ниже и нет ничего. После вернулось тело, не целиком и сразу, а медленно и сверху вниз.

Возвращение было болезненным и неприятным. Даже больше, чем неприятным. Когда мне делали массаж, казалось, что вот здесь чувствую, а вот там - уже нет. Самым приятным был массаж стоп. Когда мне разминали стопы, я мурлыкал, как кот на солнышке. Это было самым прекрасным из всего того, что я чувствовал. А ощущать приходилось многое. Очень сильно болел таз. Я уже даже начал верить, что внутри его живут маленькие существа, которые его пилят, и пилят, и пилят.

Первый мой разговор с врачом меня не порадовал. Скорее он меня просто убил. Понимать в 20 лет, что ты не можешь ходить — очень больно. Как же так? У меня было столько планов, столько идей. И где это все? Что будет с моей жизнью дальше? Что?

Врач успокаивал, рассказывал истории о том, что со временем некоторые люди встают на ноги. Я ему слабо верил. Я знал, что в результаты травмы у меня каким-то образом забились сосуды, и нельзя вот так вот разрезать меня и эти сосуды прочистить. Мне в больнице тогда рассказали, что такую операцию делать пробовали, но больному стало только хуже. К тому же из разговора с доктором я понял, что дело не только в этом.

- Доктор, почему, я почти не чувствую своих ног?

- Сложно объяснить. Потому что по спинному мозгу до ног не доходит ток. Ну, и основная причина, пожалуй, в том, что у тебя поврежден позвоночник.

- Доктор я буду ходить?

- Возможно.

Я долго думал над этим "возможно". Снились то авария, а точнее, ее отрезки, которые выхватывала память, то детство, как мы гоняем с пацанами в футбол. Сны не приносили радости, я просыпался в слезах. Не хотелось жить.

* * *

Врач поднимал руку и говорил: “держи". А когда отпускал ее, рука шлепалась на лицо, оставляя синяк. Врач хмурился и молчал.

Я начал поднимать гантели, чтобы хоть как - то научиться дружить с руками. Все эти тренировки давались очень тяжело. Но у меня начало получаться их удержать. Паралелльно эти упражнения научили меня крепко держать ложку и есть. Раньше кормить меня приходилось маме или сестре.

Приходили друзья. А я чувствовал себя, словно провинившийся. Они смотрели на меня, старались приободрить, но в глазах их читалась лишь жалость. Я не раскисал, говорил с ними, твердил, что скоро встану на ноги, и даже строил планы о совместных поездках на острова в Японском море. Они слушали меня, кивали, а затем убегали по своим делам. А я оставался один на один со своей болью, с тягостными мыслями и неумолимой белизной больничной палаты.

* * *

В больнице я провалялся 2 месяца. Перенес операцию, после которой, по уверению врачей, я должен был бы встать на ноги. К сожалению, чуда не произошло, и меня отправили домой.

Дома, лежа на кровати, я думал о том, что делать дальше. Денег у нас не было, а расходы на лекарства съедали последние накопления. Часть денег в дом приносил отец. Он по полгода работал на кораблях, затем возвращался на три дня и снова уезжал. Этих денег хватало на несколько месяцев. В то время мать трудилась в детском саду и, когда кончались деньги отца, еле сводила концы с концами. А я лежал и не знал, как и чем, ей помочь. Делать - то что-то надо, но что?

За 4 месяца, что я провел дома, ничего сильно не изменилось. Мои страдания скрашивали друзья, приходившие поговорить и поиграть в шахматы. Вообще, всем кто приходил нужно памятник поставить. Сколько они для меня сделали: и по дому матери помогали, и все просьбы выполняли, и не давали уходить в себя - а это очень важно. Спасибо и соседям - не бросили. Несли фрукты, овощи, ягоды, - урожаи дач и садов.

Дни я проводил лежа. Понимание того, что если так и будет продолжаться, то атрофируются мышцы ног, пришло ко мне внезапно. Просто что-то щелкнуло в голове. Я стал узнавать, где мне могут помочь, и путем долгих поисков вышел на "Сад - Город'" который являлся самым старым грязевым приморским курортом. Находился он в пригороде Владивостока, на берегу Амурского залива. В рекламном буклете говорилось: "Основу лечебной базы санатория составляют иловая грязь из залива, морские ванны и минеральная вода "Шмаковский нарзан". Здесь Вы сможете пройти курсы грязевого лечения, разнообразных ванн, гидромассажа, мануальной терапии, электросветолечения, лазеротерапии, иглорефлексотерапии". Все это меня заинтересовало, и я приложил все усилия, чтобы туда попасть.

Эффект был. Да что, там "был"? Я радовался как ребенок, когда меня научили ползать на коленках. Я снова мог ДВИГАТЬСЯ.

Мать с сестрой освободили зал от лишней мебели, оставив в нем лишь кровать. Каждое утро я сползал с кровати на линолеум и осторожно передвигался по залу от окна до двери, от двери до окна. Именно тогда я твердо решил: «Я буду ходить!»

Но одного желания было мало - я начал искать ответ. А где его взять? Кто мне мог рассказать про волшебную таблетку, которая избавит меня от проблем? А проблем было много, взять хотя бы то, что я не мог контролировать процесс мочеиспускания. Хочешь писать - а заставить себя не можешь, или не хочешь - а писаешь. Тоже было и с кишечником. Вообще, с телом творились удивительные вещи. Я не чувствовал свою кожу. Вроде она есть, смотришь на нее - точно, вот же она; а не чувствуешь.

Итак, я начал искать ответ. Я понимал, что нужно общаться с умными и знающими людьми. А где еще искать? Все получилось просто.

- Артем, а что ты все лежишь и лежишь, почитай что-нибудь.

- Что, например?

- Ну, я же не знаю, что тебе нравиться читать, - нахмурилась мама.

- Попробуй что-нибудь медицинское. Может, интересное что вычитаешь.

Начал я с нетрадиционной литературы, мне почему-то казалось, что классические книги не дадут мне верных знаний. И то, что копать нужно в других местах, я знал наверняка.

1. Первое, к чему я притронулся, была книга Ферейдун Батмангхелидж ''Ваше тело просит воды', серии ''Здоровье и Альтернативная медицина". Некоторые места в книге я запомнил на всю жизнь: "Ваш организм нуждается минимум в шести - восьми стаканах воды в день. Алкоголь, кофе, чай и содержащие кофеин напитки не заменяют воду. Оптимальное время приема воды (в результате клинических наблюдений за больными с язвой желудка): стакан за полчаса до еды (завтрака, обеда и ужина) и стакан через два с половиной часа после еды. Это самый минимум воды, необходимый организму. После обильной трапезы и перед сном рекомендуется выпивать еще по стакану воды".

2. Я уже не помню, кто мне посоветовал, но в моих руках оказалась книга Лобсанга Рампа "Ты вечен". Если совсем коротко, то это тридцать уроков быстрого совершенствования психического развития, преподанные тибетским ламой, великим мастером оккультизма и прекрасным писателем. Эта книга о том, что часто именуют сверхьестественным. Я не про инопланетян и магию Вуду. Я про карму, ауру, астрал и понимание того, кто есть ты, и что есть твое подсознание.

3. Левшинов Андрей "Живот - это жизнь. Уроки здоровья". Как, не выходя из-за обеденного стола, можно вылечить множество заболеваний? Как укрепить семью, узнав собственный “вкус любви"? Как стать богатым, используя правила питания? Гармония - вот главная тема этой книги. Пища телесная и духовная оказываются неразрывно связаны, а тело и душа врачуют и поддерживают друг друга.

4. Лууле Виилма “Без зла в себе". Автор серии книг, специалист с многолетним опытом в области медицинских и духовных практик, рассказывает о разработанном ею учении. Суть его состоит в том, что, научившись правильно думать и прощать себя в самом широком смысле, человек обретает здоровье, счастье и душевный покой.

5. Артур Фридман, Роуз Девульф «10 глупейших ошибок, которые совершают люди». А вот эта книга просто клад. По мнению авторов существует десять основных ошибок людей, таких как:

- Синдром Маленького Цыпленка. Есть такая сказка: на Маленького цыпленка с дерева упал орех, но Цыпленок подумал, что на него обрушился небесный свод. Люди часто приходят к катастрофическим умозаключениям, не задумываясь, а правильно ли они оценили ситуацию; испуг просто парализует человека.

- Чтение мыслей. Эта ошибка состоит из 2 частей. Во-первых, мы часто уверены, что можем читать чужие мысли. Во-вторых, мы уверены в способностях окружающих читать наши мысли (“Он/она сам(-а) должен(-на) был(-а) догадаться!"), в то время как человек даже не подозревает, что мы от него ожидаем каких-то определенных действий, и его “неправильное" (с нашей точки зрения) поведение приводит нас к глубокому разочарованию.

- Склонность все относить на свой счет. Многие готовы нести личную ответственность за все, что происходит вокруг. Естественно, когда что-то идет не так, эти люди очень расстраиваются.

- "Доверие своему пресс-секретарю". Почивание на лаврах, чрезмерный оптимизм, переходящий в самонадеянность. Уверенность, что достижение в какой-то одной области автоматически гарантирует, что мы добьемся успеха и во всех остальных областях без приложения усилий, которые в свое время были приложены для первой победы.

- Доверие критикам. Принятие на веру любой критики в свой адрес, не задумываясь, действительно ли это так.

- Максимализм (перфекционизм). Стремление к совершенству во всех областях, чрезмерная требовательность к себе.

- Болезненное сравнение. Обращение внимания только на те различия, которые говорят не в вашу пользу.

- "А что, если...". В этом случае человека беспокоит нечто, чего, может быть, вообще не существует (или вероятность существования очень мала).

- "Ты должен!". Слишком частое применение этой фразы по отношению к самому себе.

- "Да, но...". Поиск во всем каких-то отрицательных сторон, которые перевешивают положительные. Отбрасывание любых предложений, ведущих к выходу из сложной ситуации. Сочинение фантастических оправданий любым негативным явлениям.

Подробнее об этих ошибках в книге.

6. Робин Шарма «Монах, который продал свой "Феррари"». “Эта захватывающая книга одновременно учит и восхищает'" - сказал Пауло Коэльо о книге Робина Шармы. Мне остается только согласиться.

7. Бодо Шефер "Money или азбука денег" (немецкое название Bodo Schafer "Money, Oder 1x1 des Geldes"). Это пособие, как стать богатым играючи. "Мани, или Азбука денег" написана в форме повести. Здесь тоже использованы уроки из "Пути к финансовой независимости". В повести описаны проблемы, которые встречаются на этом пути, и то, что из этого получается. Мани это говорящая собака, которая учит двенадцатилетнюю девочку обращению с деньгами. И Кира не только сама узнает, как следует обходиться с деньгами, но и помогает своим родителям избавиться от финансовых трудностей. Что даст Вам чтение этой истории? Если вам уже знаком "Путь к финансовой независимости", то "Азбука денег" углубит ваше понимание проблемы Возможно, вы обретете новые цели (и старые). Но еще важнее, что вы сможете иначе взглянуть на свои проблемы, чтобы по-новому, творчески решить их или даже извлечь из них выгоду.

8. Лейл Лаундес "Друзья и любимые: как найти и удержать". Эта книга меня научила по - настоящему понимать, что такое дружба, а что такое любовь. Просто прочитайте ее.

Однако, как вы прекрасно понимаете, чтение всех этих книг не делает вас полубогом и Сверхчеловеком. Это в первую очередь рекомендации. Достаточно правильные и умные, нужно отметить. И, тем не менее, стоит понимать, что это лишь один из, несомненно, правильных путей понять, кто вы есть, и как нужно поступать в той или иной ситуации. Выбирать всегда вам. Для того, чтобы было более понятно, я приведу одну Дзен-притчу.

Находясь на смертном одре, учитель дзен позвал к себе ближайшего ученика и достал из-под подушки книгу. Каждому было интересно, что это за книга, поскольку он никому и никогда не позволял заглядывать в нее. Иногда ученики по ночам подглядывали в замочную скважину его комнаты, когда он ее читал.

Учитель никогда не оставлял свою комнату незакрытой и никому не позволял входить в комнату без него. Так что никто не видел, что содержится в этой книге.

И вот он позвал своего ближайшего ученика и сказал:

- Храни эту книгу. В этой книге есть все, чему я учил. Береги ее так, как, ты видел, хранил ее я. Эту книгу дал мне мой учитель. Теперь я передаю ее тебе. Эта книга - наследие.

Ученик взял книгу и бросил ее в огонь. Все остальные не могли поверить этому. Они были поражены. Но учитель положил руку на голову ученика и

благословил его. Он сказал:

- Ты понял. Если бы ты сохранил книгу, ты вовсе не был бы моим учеником. На самом деле в этой книге ничего не было. Она была пуста. Ты выбросил ее -хорошо. Ты понял мое учение: никто не должен следовать ни за кем. Каждый должен идти в глубь своей собственной души.

Я хочу сказать, что нужно ориентироваться, в первую очередь, на себя. У каждого своя дорога, и одни знания на ней помогают, а другие могут помешать. Поэтому просто прочитайте эти книги и возьмите из каждой что-то для себя. Как сделал и я. И результаты не заставили себя ждать.

К тому же особенно сильно на меня повлиял тогда один случай. Перед тем как во второй раз поехать в “Сад - Город" одним достаточно теплым и спокойным вечером мне вздумалось выйти на улицу. Я так давно не был на свежем воздухе, с того момента, как вернулся из реабилитационного центра, я даже ни разу не выходил из дома. Сестра помогла мне оказаться на лавочке, и передо мной раскрылся вечерний шумящий город. Смутные чувства овладели мной в тот момент: и радость от пребывания на воздухе, и грусть по прошлым вечерним вылазкам с друзьями, и даже шок, потому что я снова видел много людей перед собой, по которым я так соскучился, и которых мне так не хватало. Они шли по своим делам, одни домой к телевизору и дивану, другие из дома прогуляться и отдохнуть от работы. Мои ровесники кучками “захватили" лавочки и входы в подъезды и о чем-то громко шутили и смеялись.

“Столько всего вокруг!" - думал я. А я один, и никто меня не жалеет. Ну разве что сестра да мать, но они же родственники, и они будут всегда меня любить и переживать за меня.

Стоп! А почему меня должны жалеть? Я здоровый, нормальный парень. Да, я пока не могу ходить, но ведь это же временно. Да, в мире много таких как я, и еще в мире много таких, кому еще хуже, но ведь жизнь не останавливается, она идет дальше. А тех, кто постоянно ноет и плачет, она просто выкидывает. И это не проявление жестокости, а наоборот это стимул остановитсья и понять, что ты делал не так. Когда я лежал дома, мне почему-то казалось, что за окном все остановилось и ждет, когда же Артем соизволит дать отмашку, чтобы все снова завертелось. Ан, нет! Скорость нашей с вами общей жизни никогда не сбавляется, впрочем, как и не ускоряется. И это нормально.

Как же мне захотелось снова полноценно жить. Общаться с людьми, ходить в кино, театры. Как я много теряю, когда отгораживаюсь от всего.

- Ольга, - скомандовал я сестре, - мы идем домой. И в эту ночь я пообещал себе никогда больше не ныть. А если уж и найдет грусть - тревога, бороться с ней незамедлительно.

* * *

Я всегда считал, что если одно не помогает, далеко не факт, что поможет другое. И, тем не менее, это «другое» надо попробовать.

Мне однажды рассказали, что где-то в области живет один дед. К нему постоянно приезжают люди, а он их лечит. А все его врачебные инструменты - травы да молитвы. Говорили, что у него постоянно очереди, и что, хотя берется он не за все недуги, все же старается помочь большинству. Денег не берет принципиально, только продукты или иной раз попросит чего.

Ранним субботним утром, когда Владивостока еще не коснулись лучи солнца, мы на машине друзей поехали к этому деду. Дорога была долгой и не самой приятной. Часть асфальтом, а часть лесом, нас постоянно трясло и швыряло, и когда я перестал верить в то, что мы вообще доберемся, мы приехали в старую заброшенную деревеньку. Как нам и обещали, у нужного дома толпился народ, так что пришлось выждать огромную очередь и уже потом зайти.

Дед принял нас нормально. Не хорошо и не плохо, а спокойно и обыденно. Выпроводив мою свиту за дверь, сел он напротив меня на стул и начал расспрашивать, чего да как, как зовут, как попал в аварию. Поговорив со мной около десяти минут, целитель встал, ушел в темный угол комнаты, долго там чем-то шуршал и после выдал мне несколько мазей серого цвета и пакет с травами. С указанием пить 3 раза в день одно и готовить отвары для ингаляции из другого, отправил меня домой на две недели.

Я делал все, как он говорил, но решительно лучше не становилось. Да, стало легче засыпать по ночам, я перестал кричать во сне, более-менее стабилизировался аппетит, но на ноги я так и не встал.

Через две недели мы снова встретились с моим врачом из деревни. Дед посетовал на то, что случай у меня сложный, и напомнил, что он ничего не обещал, ведь на все воля Божья. Вручил мне еще с десяток разных трав и снова отправил домой. К деду я больше не ездил, зато лекари принялись ездить ко мне. Довольно скоро я начал отличать тех, кто хочет и может помочь, от тех, кто пришел просто заработать денег на Артеме Моисеенко.

Те, от кого действительно была польза, чаще всего говорили мало, вели себя скромно и не заискивали передо мной. Эффект от этих встреч несомненно был, но к моей цели, встать на ноги, если и приближал, то уж очень медленно. С другой стороны, если бы я совсем никак не лечился, то было бы хуже.

Иногда целители честно говорили мне: «Извини, но помочь ты сможешь только себе сам», и не лечили меня. В любом случае, с многими из них, я остался в отличных дружеский отношениях. Помнится, уходя, они говорили, что во мне горит огонек, и он помогает не только мне, но и разжигает в других желание жить активной жизнью.

Я понял, что нужно пробовать другие варианты. Так, я начал заниматься йогой. Ко мне приходил духовный учитель Алексей, и с ним мы осваивали различные техники, переработанные под меня. В частности, я освоил замечательную процедуру под названием «Прокшалана Крия». Суть ее в том, что нужно последовательно литр за литром влить внутрь себя 5 литров воды. Рекомендуется это делать с помощником, на случай неожиданного желания сходить в туалет. Эта очистительная процедура, несмотря на свою болезненность, отлично способствует оздоровлению организма.

Вникать в теорию и законы йоги было не просто. За полгода я не только пополнил свой лексикон, но и добился таких потрясающих результатов, которых люди, по признанию Алексея, добиваются годами. Я делал все точно так, как он мне говорил. Тренировался и тренировался, каждый день, пока силы не заканчивались.

Расстались мы с учителем просто. Его путь продолжился в других направлениях, а я с упорством быка и дальше бодал границы моих возможностей, чтобы существенно их расширить. Мое желание жить только укрепилось, а самочувствие после йоги стало хорошим, спокойным и гармоничным. Каждую ночь меня ждал крепкий сон, как ждал он и моих соседей, которых я изрядно помучил за все то время, пока мое состояние не стабилизировалось. Стены в доме были почти картонными, и мои крики легко просачивались сквозь них и гуляли по дому, зажигая свет в окнах. Хорошо, что люди относились к этому с пониманием и терпением.

* * *

Продолжая наступать по всем направлениям, от классического лечения я не отказывался. Через несколько месяцев после первой поездки я отправился в «Сад-город» еще раз. Рассчитывая на положительный эффект, который был в первый раз, я был настроен весьма позитивно и уверенно, вот только зря. Не помогла мне клиника. Я вернулся домой расстроенным, ведь доктор «обрадовал» меня известием, о том, что на бедре и локте нужно вырезать пролежни. Откуда они взялись? Ведь я старался двигаться, занимался йогой...

Как вы понимаете, отказаться от операции я не мог, и вскоре белые стены палаты сменили мне домашние обои. Удаление пролежней дело непростое, и я понимал, что все будет происходить под наркозом, так что, когда я очнусь, то, все уже будет сделано.

Откладывать операцию надолго было нельзя, и уже через три дня после того, как я лег в больницу, меня повезли в операционную. Вдох и...

Когда я пришел в себя, я побоялся открывать глаза. Решил немного полежать, привыкая к новым ощущениям в теле. По идее если локоть и бедро не будут болеть, то хотя бы саднить-то станут. Однако, я ощущал совсем не это. Странная легкость захватила все мое тело. Именно странная, поскольку я чувствовал совсем не тело, а именно эту легкость. Я попробовал пошевелить рукой, и мне это удалось. Я поднял руку, одновременно открыв глаза, и оттого, что я увидел, я чуть было не закричал. Моя рука была абсолютно прозрачна, и сквозь нее я видел палату. Я сделал вывод, что, либо я умер, либо близок к этому. Продолжая разглядывать руку, я обратил внимание на легкий дымок, тянувшийся от руки в то место, где она лежала раньше. И тут, наконец-то, меня осенило. Конечно, это же мое астральное тело. Но почему оно отделилось от физического? Я же ничего для этого не делал.

Когда я изучал йогу, мы практиковали с учителем выходы в астрал. Основная их особенность в том, что астральная сущность (прозрачное тело или так называемая душа) связана с физической тонкой серебристой ниточкой, и если попробовать эти сущности разделить, то тело можно оставить в одном месте, а душой бродить не только по этому, но и по другим мирам, причем оставаясь для людей незаметным. Не советую такое практиковать самому и без соответствующих знаний, потому что невидимый мир населяют различные существа, многие из которых могут быть опасны. Я проделывал эти «вылазки» только под присмотром Алексея. Существует некоторое количество методик по отделению духовной и физической составляющей человека, и каждый определяет свою себе сам.

Пока я обо всем этом думал, моя астральная часть сама начала подниматься из тела вверх. Когда я уже парил над телом на высоте двух метров, я смотрел вниз и видел, что помимо серебристого шнура, соединяющего меня с телом, из лежащего внизу Артема ко мне тонкой струйкой вверх поднимается дымок. Буквально через минуту стало очень хорошо. Хорошо настолько, что закружилась голова, и я буквально спиной почувствовал, как меня тянет от тела прочь.

Внизу тем временем обеспокоенные врачи видели только то, что пульса нет, и если еще чуть промедлить, Артем Моисеенко продолжит свой путь не в этом мире. В срочном порядке к телу подключили дефибрилляторы, команда «разряд!» и... И вдруг я почувствовал, как становится тяжело. Воздух наполнился запахом глины, сырости. Словно в замедленном обратном действии дымок потянулся вниз, а вместе с ним в тело «засосало» и меня.

Я открыл глаза. Испуганные лица хирургов. Белые стены. Яркий свет лампы над головой. Как ты себя чувствуешь? Как тебя зовут? Сколько тебе лет? -вопросы сыпались, а я медленно и с трудом на них отвечал. Я все прекрасно помнил, я все прекрасно знал, но язык не слушался, тело болело, и хотелось только спать, спать, спать.

Когда я пришел в себя после операции, первым делом все рассказал врачам. Я думал, они не поверят, но видимо подобные истории для них не редкость, потому они только поздравили меня со вторым рождением, ведь меня едва удалось спасти.

* * *

Дома все было по-прежнему: пустой, расчищенный для тренировок зал, готовая помочь сестра, и грустно глядящая в окно мама.

А для грусти причин было, хоть отбавляй: зарплаты матери, финансовой помощи отца и друзей не хватало. Денег оставалось только на хлеб.

Экономили уже на всем. Одноразовые катетеры было решено кипятить, а после третьей такой стерилизации материал, из которого они были сделаны, просто рассыпался на глазах. Вслед за этим пришли дни, когда из еды оставались только крупы и соль. Иногда доходило до того, что в дом приносили еду, оставшуюся от чужой трапезы, но даже ей мы были просто безумно рады. Так и тянулось, изо дня в день. Мне больно и неприятно вспоминать об этом, но, вероятно, это те испытания, в которых во мне закалялась воля и желание жить, не смотря ни на что.

В голове кружилось столько мыслей, что я даже не знал, как их все реализовать, а первое время даже боялся превращать их в действия. Но чтобы добиться успеха, нужно не только планировать, но и воплощать; и тогда я взялся за дело.

Назад Оглавление Далее