Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Законодательство   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Право на дееспособность (статья 12 "Равенство перед законом")

Статья 12. Равенство перед законом
1. Государства-участники подтверждают, что каждый инвалид, где бы он ни находился, имеет право на равную правовую защиту.
2. Государства-участники признают, что инвалиды обладают правоспособностью наравне с другими во всех аспектах жизни.
3. Государства-участники принимают надлежащие меры для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности.
4. Государства-участники обеспечивают, чтобы все меры, связанные с реализацией правоспособности, предусматривали надлежащие и эффективные гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека. Такие гарантии должны обеспечивать, чтобы меры, связанные с реализацией правоспособности, ориентировались на уважение прав, воли и предпочтений лица, были свободны от конфликта интересов и неуместного влияния, были соразмерны обстоятельствам этого лица и подстроены под них, применялись в течение как можно меньшего срока и регулярно проверялись компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебной инстанцией. Эти гарантии должны быть соразмерны той степени, в которой такие меры затрагивают права и интересы данного лица.
5. С учетом положений настоящей статьи государства-участники принимают все надлежащие и эффективные меры для обеспечения равных прав инвалидов на владение имуществом и его наследование, на управление собственными финансовыми делами, а также на равный доступ к банковским ссудам, ипотечным кредитам и другим формам финансового кредитования и обеспечивают, чтобы инвалиды не лишались произвольно своего имущества.
В Первоначальном докладе Российской Федерации о выполнении Конвенции ООН о правах инвалидов в отношении обязательств по статье 12 указаны следующие меры, предпринятые для ее осуществления:
Статья 12. Равенство перед законом
17. В Российской Федерации каждый инвалид имеет право на равную с другими лицами правовую защиту. В соответствии с нормами частей 1 и 2 статьи 19 Конституции все равны перед законом и судом, что в полном объеме распространено на инвалидов.
18. Законодательством Российской Федерации не допускается дискриминация подозреваемых и обвиняемых по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также по иным обстоятельствам. Инвалиды, лишенные свободы, пользуются теми же процессуальными гарантиями, что и другие лица, для полного пользования ими оставшимися у них правами человека (Федеральный закон от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).
19. В соответствии с положениями статьи 17 Гражданского кодекса РФ способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью.
20. Мерами для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности, являются установление опеки, попечительства и патронажа (статьи 29, 30, 41 Гражданского кодекса).
21. В соответствии с Законом Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» граждане, в том числе инвалиды, по каким-либо причинам не имеющие возможности обратиться в нотариальную контору, могут пригласить нотариуса для совершения нотариального действия по месту своего нахождения. Также в целях защиты прав инвалидов предусмотрено, что содержание нотариально удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов должно быть зачитано вслух участникам. Если инвалид не может лично расписаться, по его поручению, в его присутствии и в присутствии нотариуса сделку, заявление или иной документ может подписать другой гражданин с указанием причин, в силу которых документ не мог быть подписан собственноручно гражданином, обратившимся за совершением нотариального действия (статья 44). Лицам, обратившимся к нотариусу, не владеющим языком или языками, на которых ведется нотариальное делопроизводство, государством гарантируется возможность пользоваться услугами переводчика (сурдопереводчика), в том числе для составления нотариальных документов, объяснений, связанных с нотариальными действиями, ознакомления с материалами, хранящимися в нотариальной конторе (статья 16).
22. Для обеспечения инвалидам по зрению равных условий с другими гражданами в реализации гражданских прав при совершении кассовых операций принят Федеральный закон от 21.07.2014 г. № 267-ФЗ (приложение 2), которым предоставлено право инвалидам по зрению проставлять в документах, оформляемых при осуществлении кредитной организацией операций по приему, выдаче, размену, обмену наличных денег, вместо собственноручной подписи факсимильное воспроизведение собственноручной подписи, выполняемое при помощи средства механического копирования собственноручной подписи.
23. В 2012 году в целях принятия дополнительных мер для выполнения пункта 4 статьи 12 Конвенции в Гражданский кодекс внесены Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-ФЗ изменения, направленные на то, чтобы меры, связанные с реализацией правоспособности (как правило, это относится к инвалидам с нарушенными психическими функциями), были в большей степени соразмерны с ограничениями дееспособности этих лиц, ориентированы на уважение их воли и предпочтений, подстроены под них и регулярно проверялись бы компетентным независимым органом или судом. С этой целью указанным Федеральным законом установлен дифференцированный подход к определению степени ограничений дееспособности и к механизмам обеспечения правоспособности граждан в зависимости от их реальной нуждаемости в опеке, попечительстве и патронаже.
24. Правоспособность и меры, связанные с её реализацией, регулярно проверяются высшими судебными инстанциями. До недавнего времени существовала возможность провести судебное заседание по вопросу о признании гражданина недееспособным и вынести соответствующее решение в отсутствие гражданина. Потеря дееспособности влекла ограничение права на обжалование решения о признании гражданина недееспособным в кассационном и надзорном порядке. Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 27 февраля 2009 года № 4-П признал эти положения не соответствующими Конституции Российской Федерации. Во исполнение данного судебного решения Конституционного Суда Российской Федерации законодателем внесены изменения в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, направленные на совершенствование механизма обеспечения правоспособности данной категории граждан, являющихся инвалидами, их участие в судебном заседании, выражение воли (Федеральный закон от 06.04.2011 года № 67-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»).
В Российской Федерации обеспечено право инвалидов на всестороннее участие в качестве граждан, владение имуществом и его наследование, ведение собственных финансовых дел, а также на равный доступ к банковским ссудам, ипотечным кредитам и другим формам финансового кредитования. В соответствии с положениями статьи 18 Гражданского кодекса граждане могут иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество и другие виды прав.
В частности, Федеральный закон от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» не содержит ограничений в выдаче ипотечных кредитов гражданам, в том числе инвалидам.
25. Соблюдение права инвалидов не подвергаться произвольному лишению своего имущества обеспечено нормами, закрепленными в статье 12 Гражданского кодекса, устанавливающими способы защиты гражданских прав, а также нормами, содержащимися в главе 20 Гражданского кодекса.
26. Регулирование отношений, возникающих в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над недееспособными или не полностью дееспособными инвалидами наравне с другими такими гражданами, предусмотрено Федеральным законом от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», и более подробно рассмотрено в докладе при анализе выполнения статьи 23 Конвенции.

Комментарии общественных организаций инвалидов:

1. Включение в Конституцию РФ, основной закон страны, принципа равенства всех перед законом и судом, а также признание государством права инвалидов на равную с другими лицами правовую защиту является предпосылкой для реализации этого права и в отношении людей с ментальной инвалидностью.
2. 2 марта 2015 г. вступают в силу изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ, предусматривающие возможность признания судом гражданина ограниченно дееспособным в связи с психическим расстройством. Внесение изменений в Гражданский кодекс РФ направлено на расширение объема дееспособности граждан, имеющих психические нарушения и нуждающихся в поддержке, и является значительным достижением, поскольку ранее единственной формой защиты таких граждан была полная недееспособность. Гражданское законодательство вводит дифференцированный подход к определению объема правоспособности. Это позволит судам сохранить дееспособность многих людей, которые в настоящее время полностью лишены дееспособности, поскольку в качестве меры защиты и поддержки таких людей может быть использовано ограничение, а не лишение дееспособности. Это в значительно меньшей степени ограничивает волю и самостоятельность лица, ограниченного в дееспособности, по сравнению с тем, как это предусматривается законом в связи с признанием недееспособным. Новый закон, таким образом, ограничивает действие принципа замещения принятия решений. Однако эти изменения не могут рассматриваться в качестве полноценной реализации принципов Конвенции, поскольку новое законодательное регулирование по-прежнему не предусматривает индивидуализации мер, связанных с реализацией инвалидами дееспособности. Само по себе сохранение в российском законодательстве понятия недееспособности противоречит требованиям Конвенции о правах инвалидов.
3. Меры, которые принимаются для оказания поддержки людям с ментальной инвалидностью, необходимой им для реализации правоспособности, недостаточны. Учитывая сложившуюся за предыдущие десятилетия практику чрезмерно ограничительного подхода при решении вопросов лишения дееспособности граждан, имеющих психические расстройства, а также приоритет таких форм поддержки, которые связаны с помещением граждан, признанных недееспособными, в закрытые учреждения (психоневрологические интернаты), нужны более решительные меры по развитию поддержки реализации правоспособности при самостоятельном проживании или проживании в семье.
4. Отсутствие в законодательстве общего понятия ментальной инвалидности влечет, как следствие, отсутствие статистической информации в отношении числа лиц, которые включаются в эту группу, в том числе в разрезе особых потребностей. Отдельно существует информация о поставленных диагнозах организациями здравоохранения; отдельно ведется статистика инвалидности. В общих данных статистики инвалидности невозможно выявить точное число людей с ментальной инвалидностью, так как эта форма инвалидности представлена формулировкой «инвалидность по общим заболеваниям» или скрыта в установлении множественной инвалидности: понятие «инвалидность по основному заболеванию» может включать в себя и ментальные нарушения (например, инвалидность установлена в связи с нарушением зрения, в то же время имеется психическое расстройство, но оно уже признается сопутствующим, а не основным, и, по-видимому, «теряется» в системе учета). Межведомственный статистический учет отсутствует, каждое ведомство учитывает граждан по определенным соответствующим специальным законодательством признакам (диагноз, статус инвалида или получателя пенсии и т. д.) Отсутствует также единая система учета детей с инвалидностью и детей, имеющих особые образовательные потребности.
Например, в 2012 году Министерством социальной политики Нижегородской области был принят ряд документов, касающихся осуществления опеки над гражданами, признанными недееспособными. В частности, 11 июля 2012 года был принят приказ № 604 «О порядке формирования и ведения сводного реестра и районных реестров совершеннолетних недееспособных и ограниченно дееспособных граждан, состоящих на регистрационном учете в министерстве — органе опеки и попечительства совершеннолетних граждан Нижегородской области». Этот документ принят с целью создания единой базы данных о совершеннолетних гражданах, над которыми установлена опека или попечительство. Согласно ему, районный реестр представляет собой перечень совершеннолетних недееспособных и ограниченно дееспособных граждан, состоящих на регистрационном учете в органе опеки и попечительства совершеннолетних граждан Нижегородской области, с указанием систематизированных персональных данных о каждом из них, необходимых для осуществления полномочий по опеке и попечительству совершеннолетних граждан. Районный реестр формируется и ведется государственными казенными учреждениями «Управление социальной защиты населения» районов, городов на основании сведений из личных дел совершеннолетних недееспособных и ограниченно дееспособных граждан, и хранится на электронных носителях с обеспечением защиты от несанкционированного доступа и копирования. Совокупность районных реестров составляет сводный реестр совершеннолетних недееспособных и ограниченно дееспособных граждан, состоящих на учете в органе опеки и попечительства совершеннолетних граждан Нижегородской области1.
5. Возможность восстановления дееспособности должна развиваться, и помощь должна обеспечиваться как при обращении в суд (с заявлением о восстановлении дееспособности), так и при организации жизнеустройства после выписки из интерната. Согласно статьям 29 и 30 Гражданского кодекса РФ восстановление дееспособности и отмена ограничений дееспособности и соответственно отмена опеки или попечительства возможны в судебном порядке в том случае, если основания, по которым гражданин был признан недееспособным или ограниченно дееспособным, отпали. Гражданин имеет возможность по закону обратиться самостоятельно и непосредственно в суд либо направить такое обращение с помощью выбранного им представителя (опекуна или члена семьи).
6. Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 324-ФЗ предусмотрено оказание бесплатной юридической помощи в случаях, когда в отношении гражданина судом рассматривается заявление о признании недееспособным, в случаях ограничения дееспособности либо по делам о принудительной госпитализации в психиатрический стационар (статья 20). Однако оказание бесплатной юридической помощи поставлено под условие обращения самого гражданина, что делает такую помощь недоступной для многих людей с ментальной инвалидностью, поскольку, во-первых, многие из них не имеют достаточной компетенции, чтобы понять и использовать механизм обращения за бесплатной юридической помощью, во-вторых, многие из них проживают в закрытых учреждениях социальной системы и не имеют физической возможности дойти до адвоката. При этом в случаях восстановления дееспособности предоставление бесплатной юридической помощи законом не гарантируется.

1 Аналитическая записка к докладу «О соблюдении прав граждан с ментальной инвалидностью в Российской Федерации» по Нижегородской области. НРООПДиМ «Верас», сс. 3-4.

7. Российское законодательство не предусматривает обязанности государственных органов или организаций, осуществляющих надзор над гражданами, признанными недееспособными (а также и ограниченно дееспособными), периодически пересматривать обоснованность установленных ограничений, а также исследовать наличие достаточных оснований для обращения в суд с заявлением о восстановлении дееспособности. В этой части российское законодательство не соответствует положениям статьи 12 Конвенции. Указание в статье 43 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» на обязанность психоневрологических интернатов ежегодно проводить освидетельствование лиц, проживающих в них, врачебной комиссией с участием врача-психиатра с целью решения вопроса об их дальнейшем содержании в этих учреждениях, а также о возможности пересмотра решений об их недееспособности, не является достаточной гарантией в этой связи, поскольку такое освидетельствование не приводит к формальному пересмотру решения о недееспособности. На практике случаи обращения интернатов в суд на основании результатов освидетельствования с целью восстановления дееспособности проживающих являются единичными.
8. Законодательство об опеке и попечительстве не соответствует Конвенции в той части, которая предусматривает, что в случаях, когда гражданин помещен в интернат или больницу (находится под надзором социального или медицинского учреждения), опекун ему не назначается и функции опекуна возлагаются на администрацию данного учреждения (статья 11 Федерального закона «Об опеке и попечительстве»). Это создает очевидный конфликт интересов, поскольку медицинское или социальное учреждение одновременно оказывает услуги и следит за их соответствием интересам недееспособного гражданина. Между тем, во многих учреждениях администрация выполняет функции опекуна в отношении нескольких сотен недееспособных проживающих (пациентов). При этом механизмы контроля за выполнением опекунских функций учреждениями, где гражданин находится длительное время либо постоянно, неэффективны, так как органы опеки и попечительства, на которые возложена такая контрольная функция, не обязаны лично встречаться с подопечными, в связи с чем их контрольные полномочия ограничиваются ежегодной проверкой отчета опекуна, содержащего информацию исключительно о расходовании финансов. Учитывая многолетнюю ранее сложившуюся практику ограничений прав и свобод граждан, проживающих в этих учреждениях, ограничения самостоятельности и возможности выбора, где и с кем проживать, необходимо изменить законодательство об организации опеки в стационарных медицинских и социальных организациях (в том числе правила о назначении опекунов и попечителей гражданам, проживающим в них). Необходимо создавать на системном уровне гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека в отношении граждан, проживающих в подобных организациях.
9. Ограничение свободы в интернатах проявляется не только в необходимости соблюдения сравнительно жестких требований внутреннего распорядка, но и в отсутствии возможности выбора условий размещения хотя бы в пределах интерната, отсутствие возможности волеизъявления и участия в определении условий своей жизни.
Пример из г. Самары: в общественную организацию инвалидов обратился мужчина — инвалид 1 группы (колясочник), который проживает в пансионате, с просьбой оказать содействие в решении проблемы с его переездом в другую комнату в здании того же пансионата.
С момента заселения (5 лет) он проживал в комнате площадью 12 кв. м, где, в нарушение установленных правил, с разрешения администрации разместил некоторые предметы своей мебели, не причиняя вред правам и законным интересам других жильцов. В сентябре 2014 года он получил уведомление от администрации пансионата, согласно которому руководством было принято решение о перемещении его в другую комнату. Когда он посмотрел предложенную комнату, он пришел в ужас, поскольку там шумные соседи и условия проживания значительно хуже. Площадь предложенной комнаты 10 кв. м, и нет тех улучшений в санузле и на кухне, которые были произведены совместными усилиями проживающих в ранее занимаемой им комнате. Когда он обратился к администрации с просьбой оставить его в ранее занимаемой комнате, ему пригрозили выбросить все его личные вещи, которые согласно правилам запрещены к размещению в комнатах, а также ограничить его доступ к возможности принять душ и постирать вещи согласно предписанным часам по Положению, действующему в пансионате. Согласно договору о предоставлении ему указанного жилого помещения, перемещение проживающего лица возможно только при наличии рекомендации на то лечащего врача, однако никаких рекомендаций со стороны врача в указанном случае не поступало.
10. В отдельных регионах и психиатрических стационарных организациях складывается практика привлечения к участию в рассмотрении жалоб пациентов на действия персонала медицинского учреждения общественной организации, осуществляющей защиту прав людей с инвалидностью2. Кроме того, привлечение некоммерческих организаций для информирования граждан, проживающих в стационарных социальных учреждениях, о правах, а также для оказания правовой помощи, способствует развитию диалога государства и некоммерческого сектора в области соблюдения прав человека в таких организациях3. Этот опыт следовало бы анализировать и использовать для формирования общефедеральной системы гарантий защиты прав граждан.
11. Доступная (официально опубликованная) статистика о лишении дееспособности и восстановлении дееспособности отсутствует.
Судебная статистика показывает, что в большинстве случаев обращений в суд с заявлениями о признании гражданина недееспособным (96-97%) суд удовлетворяет просьбу заявителя4.

2 Перепадя С. М. Аналитическая записка о правовом положении людей с ментальной инвалидностью в Ставропольском крае в связи с завершением проекта «Продвижение равных прав и возможностей для людей с ментальной инвалидностью в России». Ставрополь, 2014, с. 3.
3 Там же, с. 3-4. Значительная роль общественных организаций в отстаивании прав людей с ментальной инвалидностью, признанных недееспособными и находящихся в стационарных медицинских и социальных учреждениях, отмечается также и в материалах других региональных партнеров проекта. См.: Аналитическая справка СГООИК «Ассоциация Десница» (г. Самара), с. 2; Аналитическая записка к докладу «О соблюдении прав граждан с ментальной инвалидностью в Российской Федерации» по Нижегородской области. НРООПДиМ «Верас», с. 4.
4 Обобщения судебной практики по таким делам см.: http://psy.rmpc.ru (дата обращения 04.01.2014); Хлуднев А. А. Динамика гражданского процессуального законодательства в сфере повышения гарантий реализации

Лишь в примерно 3% дел суд отказывает заявителю. Статистика о восстановлении дееспособности отсутствует.
По сообщениям сотрудников региональных министерств социальной защиты, граждан, восстанавливающих свои социальные связи и выписывающихся из стационарных учреждений социального обслуживания — единицы.
В общественных организациях людей с инвалидностью начинает формироваться собственный информационный ресурс успешных дел по восстановлению дееспособности5. Однако таких дел немного.
По данным опроса людей с ментальной инвалидностью и членов их семей, проведенного в 2011 году в ряде регионов России, лишь 5% лиц, находящихся в психоневрологических интернатах, имеют возможность свободного выхода6. Учитывая тот факт, что не в каждом психоневрологическом интернате в штате имеется психиатр, возможности консультации со специалистом и своевременного решения вопроса о целесообразности и необходимости восстановления дееспособности как правило не имеется7. Из бесед со специалистами психиатрических больниц известно, что дела о восстановлении дееспособности, инициируемые самими гражданами, ранее признанными недееспособными, являются довольно редкими.
12. Необходимость регулярного проведения проверок обоснованности и правильности принятия решений о признании гражданина недееспособным, соответствия принятых решений нормам процессуального законодательства не урегулирована законодательством в качестве обязательной системной меры мониторинга. Как результат, возможности своевременного пересмотра незаконных решений в значительной степени ограничены.
Пример из г. Самары: мужчина, инвалид 3 группы, был помещен в психиатрическую больницу на основании согласия на лечение, которое он подписал по просьбе сестры. При этом суд вынес решение о признании его недееспособным на основании указанного заявления, ссылаясь на то, что в заявлении указано, что данное лицо недееспособно, а проставление указанным лицом своей подписи на данном заявлении подтверждает указанное обстоятельство. Согласно п. 3 ст. 22 ГК РФ полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности, равно, как и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны. В соответствии со ст. 283
прав лиц, в отношении которых рассматривается дело о признании их недееспособными [Текст] / А. А. Хлуднев // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.) — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 42-45, режим доступа:
http://www.moluch.ru/conf/law/archive/83/3509/ (дата обращения 04.01.2014).

5 См.: Ситуационный отчет по проекту «Правовое просвещение и повышение гражданской активности в области защиты прав и свобод людей с инвалидностью» http://perspektiva-inva.ru/protec-rights/articles/vw- 2051/#e (05.01.2015). Юристы Нижегородской общественной организации «Инватур» располагают сведениями о 3 таких обращениях, и об одном успешном случае решения по такому делу // Аналитическая записка к докладу «О соблюдении прав граждан с ментальной инвалидностью в Российской Федерации» по Нижегородской области. НРООПДиМ «Верас», с. 4.
6 Мониторинг нарушений прав лиц с ментальной инвалидностью и членов их семей. М.: РООИ «Перспектива», 2011. С. 14.
7 По данным исследования в Ставрополе девяти интернатов, только в трех работают профессиональные психиатры. См.: Перепадя С. М. Аналитическая записка о правовом положении людей с ментальной инвалидностью в Ставропольском крае в связи с завершением проекта «Продвижение равных прав и возможностей для людей с ментальной инвалидностью в России». Ставрополь, 2014, с. 4.

ГПК РФ судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для определения его психического состояния судебнопсихиатрическую экспертизу, что не было произведено в указанном случае. Нарушения были выявлены только при обращении гражданина за консультацией в общественную организацию инвалидов.
В российском законодательстве о нотариате имеются пробелы, которые необходимо устранить для обеспечения полной реализации правоспособности, это в особенности касается людей с ментальной инвалидностью. Обязанность нотариуса при совершении сторонами сделки разъяснить сторонам смысл и значение проекта сделки (статья 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате) должна включать дополнение «в понятной форме». Кроме того, обязанность нотариуса зачитать участникам содержание удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов (статья 44 Основ), не учитывает возможные имеющиеся нарушения слуха и речи у граждан с инвалидностью и не обязывает нотариуса привлекать в необходимых случаях переводчиков жестового языка и удостоверяться в том, что смысл и содержание удостоверяемых сделок участникам нотариальных действий, имеющим инвалидность, и в особенности ментальные нарушения, понятны. На практике это приводит к случаям, когда волеизъявление людей с ментальной инвалидностью фактически искажается по причине того, что суть и смысл сделки непонятен или не был интерпретирован в понятной форме. Статья 16 Основ законодательства о нотариате предусматривает обязанность нотариуса оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред. Однако на практике особые потребности людей с инвалидностью не всегда учитываются. В законодательстве о нотариате следовало бы более четко закрепить гарантии для граждан с ментальной инвалидностью.
13. В практике деятельности государственных служащих, публичных высказываниях и при встречах с людьми с инвалидностью и представителями общественных организаций инвалидов и в настоящее время нередко высказываются устаревшие стереотипы, дискриминационные взгляды и фразы. Например, чиновник регионального министерства в беседе с родителями детей с множественными и сложными нарушениями предложил для решения проблем помощи семье «сдать детей в интернат»; при описании потребностей людей с инвалидностью употребляется слово «дефект» и иные подобные слова-ярлыки, обозначающие проблему человека, а не его потребность в помощи. В программы переподготовки и повышения квалификации государственных служащих необходимо включить положения Конвенции, и в особенности уделять внимание вопросам правоспособности людей с инвалидностью и с ментальной инвалидностью. Те же вопросы необходимо включить в программы профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных и правоприменительных служб, нотариусов, адвокатов.
14. Российское законодательство по-прежнему сохраняет неоправданное ограничение на вступление в брак для граждан, признанных недееспособными. В Семейном Кодексе РФ по-прежнему присутствует норма, в соответствии с которой не требуется согласие родителей ребенка на его усыновление в случаях, если они признаны судом недееспособными, что противоречит статье 23 Конвенции.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.