Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Творчество   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Инвалиды. Рыбко Ю.Ю.

Инвалиды

Инвалиды. Рыбко Ю.Ю. Повесть. Непросто проявить лидерство когда ты только окончил школу, к тому же "инвалидную". Но в борьбе за девушку и свою школу другого выбора не остается.

 

Живешь как обычный человек, учишься, работаешь. Совершаешь хорошие и плохие поступки. Каждый вечер засыпаешь и каждое утро просыпаешься. Смеёшься и плачешь. Теряешь и, может быть, находишь. Постигаешь смысл жизни. Маленький человек среди миллиардов людей, одна звездочка в необъятной вселенной. Когда от тебя ничего не зависит.

А что если это заблуждения и все совсем не так? Ведь ты никогда не знаешь, что твоя жизнь и все что с ней связано, может в один момент измениться. Ты вытянешь билет по увлекательному маршруту и станешь капитаном своей судьбы. И это наступит завтра.

Тимур выключил ночник и закрыл глаза.

Весенним утром желтый школьный автобус увозил подростков к подножию Волчьей горы. За окном мелькали дома и деревья, а между ними глаза ослепляли яркие солнечные лучи. Весь автобус наполнился криками и смехом неугомонных школьников. Мальчишки сражались друг с другом и заигрывали с девчонками. Временами особенно буйным учителя делали замечания. Тимур смотрел в окно и держал в руках красный блокнот, который ему вчера подарила мама. Он еще не решил, что чего его использовать: записывать умные идеи, рисовать машины или хранить контакты всех друзей. До прибытия к месту назначения оставалось минут десять.

Волчья гора – одно из наиболее неприступных мест в округе. Соревнования по трассе повышенной сложности требовали от участников необычайной силы и ловкости, которые были только у самых целеустремлённых спортсменов. И сегодня, как и каждый год, появятся победители в каждом виде скального фестиваля. Участие в парной гонке - мечта каждого школьника, ведь приз победителю – новенький японский скутер, а с ним - уважение и слава в глазах сверстников. Чемпион не обходился и без повышенного девичьего внимания, а его фотография с медалью красовалась на школьной доске почета до следующего фестиваля.

Автобус остановился и озорные школьники, с интересом выглядывая в окна, стали выбегать, спрыгивая со ступенек, вопреки замечаниям учителей. Тимур вышел последним и огляделся. Нескончаемый разноцветный лагерь: палатки, снаряжения, участники и зрители - смешались возле огромной и леденящей душу горы. Она и в самом деле казалась неприступной и только меленькая площадка на самом верху указывала, что победителю есть место на вершине. Никто так и не знал, зачем гора здесь расположилась. Природа, по одной ей известной архитектурной задумке, разместила здесь каменного исполина. Его рельеф, больше напоминающий горные внутренности, чем место для соревнований, сверху вниз пересекали страховки, словно сосуды. И эта природная непосредственность от непомерной зелени вокруг до огромных камней ежегодно останавливала выбор организаторов фестиваля на Волчьей горе. Менее пологая сторона использовалась для эстафет, а самые сложные участки подходили для домбайских связок.

Тимур услышал слова стоящего рядом пожилого мужчины:

- За все время только один альпинист забрался на самую ее вершину, с тех пор его рекорд так никто и не побил.

Эта история была известна каждому жителю города.

Школьников привезли уже к концу второго дня соревнований как на экскурсию. Никто из них не выступал и поэтому руководство не поспешило с их доставкой. Тимур сел в группе зрителей и с любопытством стал рассматривать находящееся вокруг спортивное снаряжение. Он заметил непонимающий взгляд сидящего рядом одноклассника.

- Веревки, карабины, зажимы, каски, ролики, зацепки, крючья, молотки,  – говорил Тимур, показывая на них рукой.

Пару раз он тоже участвовал в соревнованиях, а в этом году не получилось, потому что простые виды в программу фестиваля не включили.

Тем временем заканчивались приготовления двух последних участников, они слушали наставления тренеров и помощников. На финальном этапе каждый из них должен показать все свое мастерство. Битва за первое место – особое, захватывающее зрелище, которое зрители ждут с нетерпением, пытаясь заблаговременно угадать победителя. В данном случае выбор был сложным - парни имели примерно равный опыт скалолазания, занимались у одного тренера, были атлетически сложены, обоих отличали целеустремленность и твердость духа и ко всему они были отличными друзьями.

И вот - старт. Спортсмены приготовились и замерли, а через секунду по сигналу устремились к вершине горы. Раздались дружные поддерживающие крики болельщиков:

- Сергей, Сергей, Сергей!

- Рома, Рома, Рома!

Оба участника быстро поднимались по южному склону горы, как кошки по дереву. Через десять минут напряжение достигло предела и толпа поочередно скандировала то одному, то другому спортсмену. Эта была настоящая захватывающая борьба, когда никто не думал отступать ни на шаг. Наконец, Рома, то ли от волнения, то ли от ошибки, оступился и соскользнул вниз, повиснув на страховке, и Сергей радостно поднял руку вверх. До вершины горы оставалось метров десять.

Спортсмены спустились вниз и восторженная публика ринулась к победителю. Его обнимали и целовали, пожимали руки и подбросили несколько раз в воздух. Один из организаторов подкатил победителю новенький скутер. Две красивые девушки подошли к парню, чтобы сфотографироваться.

Как бы сейчас на его месте хотел оказаться любой школьник. Об этом искренне мечтал и Тимур, который не сводил глаз с одной из девушек. Ее большие глаза, оживленный и радостный вид доставляли ему куда большее удовольствие, чем слава вокруг чемпиона. Жаль, что он сам никогда не сможет занять место победителя.

Обратная дорога была уже не такой интересной и уставшие ученики не могли дождаться приезда в школу. Тимур смотрел в окно и улыбался, вспоминая красивую девушку. В руках он опять держал маленький красный блокнот.

Показалась пятая школа, светлая, двухэтажная, окруженная высоким забором. Соседнее здание другой школы, тридцатой, было более старым и простым, без забора.

Тимур вышел из автобуса последним, уже заметно прихрамывая, и направился к школе. Пройдя по большому и уютному двору до здания, он с облегчением открыл входную дверь. Наконец-то он дома. Именно вторым домом для него и ста двадцати других детей стала школа №5. Только здесь близкие и понимающие друг друга люди. Их всех объединяли не только совместные парты, учителя и уроки, но и самый серьезный враг – умственные и физические недостатки. У некоторых детей еще и не было родителей. Вот почему мальчишки с соседней школы называли их инвалидами, а школу - инвалидной. Впрочем, Тимур смотрел на сверстников и видел на их лицах больше радости, чем переживаний, все они смирились со своими дефектами и старались развивать имеющиеся достоинства.

Пройдя до конца по длинному коридору, он открыл дверь класса. Школьники, разбившись по группам, обсуждали последние новости. Самым интересным событием был скальный фестиваль и восторженные рассказчики, красочно приукрашивая спортивные баталии, делились своими впечатлениями.

- У него снаряжение лучше было!

- А помнишь, как тот в красной футболке всех обогнал?

- Еще и девчонки участвовали, видел, та, что с косичками победила.

- А мотороллер какой, японский гоночный.

- Он очень быстро ездит, я знаю.

Пройдя к первому ряду, Тимур поздоровался с Оксаной и сел рядом с ней за парту. С его места возле окна открывался отличный вид на улицу, по которой ученики двух школ приходили в свои учреждения. Примерно три месяца назад, разглядывая случайных прохожих, он впервые обратил внимание на девушку с соседней школы, а точнее на ее большие глаза и красивую улыбку. Скорее всего, она переехала с другого города, потому что раньше он ее не видел.

Правду говорят, что у людей, потерявших слух или зрение, начинают лучше работать все другие органы чувств. Вот так и у инвалидов обостряется восприятие окружающего мира. Тимур был готов поспорить, что узнает девушку, даже если увидит ее очень далеко. Иногда он каким-то непонятным чувством ощущал, что она должна вот-вот появиться и девушка непременно появлялась. Это она сегодня фотографировалась с победителем соревнований. Мысли о красавице заставили его сердце колотиться сильнее. Тимур взял ручку и аккуратно написал слово «Зайчик» в тетради. А рядом нарисовал солнышко. В его тетрадке поселился солнечный зайчик. Тимур улыбнулся.

В свои восемнадцать лет он был выше и сильнее сверстников, природа, как хороший художник, наградила его светлым умом и твердым характером и словно в довершении картины последним мазком прибавила легкий паралич левой ноги. Его причиной стала травма позвоночника при рождении мальчика. К восемнадцати годам после проведенного восстановительного лечения у Тимура осталась небольшая хромота, которую он усилием воли мог скрывать непродолжительное время. Не сказать, что это досадное недоразумение сильно отражалось на мальчишке. Он с удивлением обнаружил, что за окном гораздо больше нормальных людей имеют все возможные и ненужные пороки.

Но сейчас это было совсем не важно. Глаза и улыбка девушки никак не покидали его воображение. «Как привлечь ее внимание, - подумал Тимур, - ведь у нее наверняка большой выбор парней».

- На выступление моя мама купит новое платье.

Тимур услышал разговор одноклассниц, сидевших за ним. «И как это он раньше об этом не подумал?» - пронеслось в голове. Теперь он решил, где сможет попробовать свои силы.

Директора двух соседних школ, желая всемирно развивать добрососедские отношения, ежегодно организовывали творческий концерт, где выступали способные ученики. Сам концерт был приурочен к дням рождения школ, которые были в один месяц, но с разницей в двадцать пять лет. Дети с ограниченными возможностями чаще пробовали себя в пении и небольших сценках, хотя концерт ни в чем выступающих не ограничивал. Импровизация приветствовалась и именно на этой сцене загорались популярные школьные звездочки. Концерт собирал самих школьников, их родителей, членов попечительских советов и, конечно, спонсоров.

Тимур подумал об участии в творческом концерте. Это была отличная возможность обратить на себя внимание девушки. Он стал перебирать в памяти все возможные выступления, на которых он всегда был активным помощником, реже зрителем, но никогда сам не выступал. Повернувшись к своей соседке по парте, он увидел на обложке ее школьной тетради нарисованную скрипку с фонтаном цветных звуков. Тимур улыбнулся. Звуки этого инструмента ему нравились больше всего. Много лет назад на скрипке играла одна девочка с его школы, а ее выступление было отмечено бурей оваций и дипломом за первое место. Она вместе с родителями переехала в другой город и с тех пор скрипка лежала на полке в кабинете музыки. «Мальчик, играющий на скрипке для своей возлюбленной, - возникла мысль у Тимура, - отличный шанс заявить о себе». Осталось уговорить учителя.

Прозвенел звонок на начало урока и учитель, Степан Андреевич, вошел в класс. Первый урок как раз и был уроком музыки. Никто из детей точно не знал, на скольких инструментах мог играть их учитель. Точно было одно - он хорошо играл на всех инструментах, что были в школе.

На уроке дети разучивали песни, исполняли их хором, смеялись, повторяли куплеты снова и снова. Когда выдалась небольшая пауза, Тимур подошел к учителю и уверенно сказал:

- Степан Андреевич, научите меня играть на скрипке!

Учитель музыки, добрый и полный мужчина, спокойно посмотрел на парня и произнес:

- Ишь ты какой, научи его, вот поможешь мне сегодня после уроков, тогда и буду учить.

Потом Степан Андреевич рассказывал школьникам, что такое гимн и для чего он нужен. Как понял Тимур, гимн это торжественная песня, которая что-то прославляет. Витя, мальчик который не мог ходить и ездил только на коляске, спросил:

- А можно придумать гимн для нашей школы?

- Конечно, - ответил учитель музыки, - это хорошая идея, вы можете сами поучаствовать в создании гимна. Но сначала для него надо придумать слова, а уже потом я помогу вам составить музыку.

Все дети зашумели, потому что идея гимна школы им понравилась. Было решено приступить к его созданию. На этом урок закончился.

Контингент пятой школы отличался особенным разнообразием, которое проявлялось в медицинских диагнозах. Большинство детей имели психические или нервные болезни, меньшая группа подростков страдала различными поражениями опорно-двигательного аппарата, а уже совсем у небольшого числа школьников диагностировались нарушения слуха, зрения или каких-нибудь внутренних органов. Почти все они получили свои болезни при рождении, но были и те, кому достались «приговоры» в течение своей небольшой жизни.

Само наличие болезней, а также нахождение в коллективе себе подобных способствовало появлению характерных, но вполне объяснимых особенностей психики. В той или иной мере, всем им были свойственны различные страхи, пониженная самооценка и недоверчивость к окружающим, а излишняя эмоциональность нередко приводила к обидам и одиночеству.

От учителей требовалось колоссальное терпение и выдержка, чтобы не только вложить в головы воспитанникам школьную программу, но и грамотно балансировать на грани родительской ласки и преподавательской требовательности. Ко всему, этот сложный процесс осуществлялся под пристальным наблюдением врачей и психологов.

Все выпускники пятой школы рано или поздно ее заканчивали и, если была возможность, приобретали профессию и трудоустраивались. В противном случае – находились под постоянной опекой государства. И уже много лет все повторялась из года в год.

Помощь заключалась в том, что Степан Андреевич попросил Тимура переставить некоторые инструменты в кабинете и стереть с них пыль.

- Сначала аккуратно берешь футляр, достаешь инструмент и протираешь сухой тряпочкой, - проинструктировал учитель.

Тимур взял гитару, сел и положил ее себе на колени.

А тем временем учитель стал рассказывать смешные и удивительные истории про музыкантов.

- Как-то опаздывая на концерт, - начал Степан Андреевич, - Паганини спросил у извозчика, за сколько денег он довезет его до театра. Извозчик ответил, что стоимость поездки составит десять франков. На что Паганини удивился, так как сумма была очень большой. Извозчик пояснил, что билет на концерт Паганини стоит тоже десять франков, а играет он всего лишь на одной струне. Тогда Паганини сказал, что заплатит извозчику требуемую сумму, если он довезет его на одном колесе.

Таких историй учитель музыки знал огромное множество и всегда с удовольствием делился ими со школьниками.

Тимур обратил внимание на футляр скрипки в шкафу. Протерев и поставив гитару на место, он взял футляр в руки и достал скрипку. Незаметно речь учителя стала удаляться, а на ее место пришло небольшое радостное волнение. Пальцы прикоснулись к округлому и блестящему от лака корпусу с выемками по бокам. Он поочередно дотронулся до четырех слегка натянутых струн и рассмотрел длинный черный гриф из палисандра. Тимур взял в руку смычок и услышал голос подошедшего учителя:

- Он сделан из бразильского дерева и конского волоса, с одной стороны, - Степан Андреевич показал на один конец смычка, - головка, с другой – колодка.

Тимур с неподдельным интересом смотрел на учителя, всем свои видом показывая, что ему интересна любая информация о музыкальном инструменте.

- Скрипка струнный инструмент, очень сильный и эмоциональный, - продолжил учитель. - Игра на ней настоящее искусство, только не всем под силу. Ты знаешь, молодой друг, что великий Альберт Эйнштейн был несравненным виртуозом-скрипачом. Об этом к радости самого ученого как-то написал один журналист в местной газете. А ведь ты помнишь Эйнштейна только как автора теории относительности и лауреата Нобелевской премии. Гениальные люди талантливы во всем, хотя бывают и исключения. Эта скрипка побеждала на Дельфийских играх – соревнованиях мастеров высокого уровня. Ну, так что, Паганини, учить будем?

- Я хочу исполнить очень красивую музыку, – ответил Тимур.

- Хм, - произнес учитель, - тогда расскажи, о чем будет твоя красивая музыка?

Тимур подумал и произнес:

- Эта музыка будет о том, что в одной школе учатся дети с добрыми и отзывчивыми сердцами. Они грустят, но верят, что встретят свою любовь. И однажды, когда любовь прикасается к их сердцам, жизнь начинает меняться. Весь мир становится осмысленным, интересным, красочным, потому что любовь отрывает им смысл жизни, – Тимур замолчал.

Учитель нахмурился, о чем-то думая, потом поднял голову, улыбнулся и произнес:

- Ну и задачку ты мне подкинул, завтра найду тебе чего-нибудь, а сейчас иди домой.

Тимур с благодарностью посмотрел на учителя и произнес:

- Есть только одно условие - я должен сыграть эту музыку ровно через три месяца, чтобы выступить на творческом вечере.

Учитель удивленно поднял брови и произнес:

- Иди уже, вундеркинд!

На следующий день Степан Андреевич принес различные произведения для скрипки: «Дьявольские трели» Тартини, две сонаты Баха, три каприса Паганини, а еще Моцарта и Прокофьева. Учитель сам принялся их исполнять. Тимур слушал внимательно, улавливая каждый звук, словно находился в роли преподавателя. Его лицо менялось от огорчения до восторга, от смятения до уверенности и от ненависти до любви. Казалось, что великие произведения связаны с увлекательными сценариями, которые видел только один школьник. Временами он делал какие-то пометки на листе бумаги. Учитель играл с закрытыми глазами, всецело погрузившись в волшебные звуки любимого инструмента.

Когда все мелодии были проиграны, Степан Андреевич вопросительно посмотрел на Тимура.

- На чем остановимся?

Мальчик слегка задумчиво, но уверенно произнес:

- Начнем со второй и сыграем где-то минуты две, потом перейдем на четвертую, там, в конце сыграем три минуты, а потом у первой возьмем начало на одну минуту, - Тимур протянул учителю написанную на листке формулу.

Педагог с нескрываемым удивлением и широко открытыми глазами пытался безуспешно понять смысл только что выведенного музыкального произведения от нахального композитора. По натуре Степан Андреевич был человеком с добрым сердцем. Много лет назад он в поисках работы самостоятельно пришел в пятую школу и так здесь остался. Он верил, что все эти девчонки и мальчишки, несомненно, талантливы и поэтому старался понукать их слабостям, постоянно искал новые музыкальные веяния и старался, чтобы его ученики ничем не отличались от своих нормальных сверстников, а может быть, и превосходили их. Благодаря такому тесному и плодотворному сотрудничеству его воспитанники  неоднократно побеждали на музыкальных конкурсах. А он искренне этому радовался и всегда находился за кулисами, чтобы в любую минуту поддержать своих музыкантов. Их фотографии с художественным описанием заслуг он бережно хранил в альбоме, который собственноручно сделал, как и кожаную обложку к нему. Фотоальбом учитель всегда носил с собой в портфеле, словно очень ценный клад, и доставал, чтобы с вдохновением поведать о заслугах своих подопечных. Он увлеченно мог рассказывать о каждом ребенке из фотоальбома как о собственном чаде, восторженно подчеркивая даже незначительные заслуги.

Все эти обстоятельства позволили Степану Андреевичу сохранить спокойствие. Не понимая формулы произведения, выведенной Тимуром, он не стал расстраивать парня и что-то объяснять, а просто пообещал, что дома обязательно поработает над заказанной композицией. И они перешли к обучению игры на инструменте.

Директор школы, Владимир Викторович, амбициозный, расчетливый и щеголеватый мужчина, чувствовал себя не на своем месте. Его не прельщало провести свои лучшие годы в школе инвалидов. Он устроился сюда временно, только чтобы найти подходящую работу. Используя детей как щит, он с легкостью попадал на приемы к высокопоставленным чиновникам и обзаводился нужными связями. И вот сейчас приближался долгожданный результат его трудов - на прошлой неделе сам мэр пообещал ему перевод на директорское место в престижный первый лицей в центре города. Требовалось оказать небольшую услугу, о которой мэр должен попросить в самое ближайшее время.

Владимир Викторович с умным видом, но несколько отрешенно следил за ходом собрания, где обсуждали кандидатов на творческий вечер двух школ. Всех исполнителей согласовали, но не было ни одного претендента для игры на музыкальных инструментах. Директор внимательно посмотрел на учителя музыки, и со стороны могло показаться, что он готовиться сделать очень критическое и нелицеприятное замечание. На самом деле он вглядывался в дешевый костюм учителя и по потертостям давно не модной ткани пытался догадаться, сколько ему лет.

- Что ж вы, Степан Андреевич, подкачали? Не вырастили ни одного Бетховена? – только и произнес Владимир Викторович.

Степан Андреевич действительно оказался в незавидном положении. Олеся, которую он учил играть на флейте и планировал на выступление, уезжала с родителями в Париж, а Олег, которому уже стала покоряться гитара, госпитализировался на долгожданную операцию. Мысль о Тимуре даже не пришла учителю в голову.

- На это выступление у меня никого нет, - растерянно произнес педагог.

- Что ж, останемся без вашей музыки, Степан Андреевич, окончательный список утвержден, - сказал директор, поставив подпись под списком, и добавил, - собрание закрыто.

Степан Андреевич, спустился в свой кабинет, где застал Тимура с энтузиазмом водившего смычком по скрипке. Абсолютно не думая, что говорит, он произнес:

- Ну что, этот творческий вечер будет без музыки, у тебя есть шанс за год натренироваться и выступить на следующем концерте, - учитель улыбнулся и посмотрел на мальчика.

- Вы меня не согласовали? – Тимур произнес эти слова с отчаянием, - как вы могли, я же сказал, что хочу выступать!

- Послушай, Тимур, за такое короткое время невозможно научиться играть на скрипке серьезное произведение, я обучал девочку полтора года, чтобы она достойно выступила на концерте. Три месяца – это очень маленький срок, – подытожил учитель.

Естественно, он не мог добавить, что обучение инвалида еще более трудоёмкий процесс, хотя, кажется, что этот момент он также учитывал.

- Для кого невозможно? Для вас? – в голосе Тимура звучал вызов, - почему вы решаете за меня?

Мальчик, не сдерживая больше нахлынувших эмоций, положил скрипку на стол и выбежал из класса.

Степан Андреевич остался один, ссутулившись, учитель казался совсем одиноким. Он расстроился от того, что не сразу объяснил ученику продолжительность обучения, а также от того, что не оправдал надежд Тимура. Учитель накинул плащ, выключил свет и закрыл свой кабинет.

Уже дома Степан Андреевич взял коричневей кожаный портфель и достал из него фотоальбом. Когда он рассматривал фотографии своих воспитанников, то теплые воспоминания погружали его в мир музыки и чувств. Слезы побед на щеках радостных школьников и волшебные звуки инструментов придавали ему уверенность в необходимости и особой важности своей работы.

Степан Андреевич уже хотел отрыть альбом, когда его внимание привлекли копии музыкальных произведений, которых он готовил для Тимура. Учитель отложил фотоальбом и взял ноты. «Паганини, - пронеслось у него в голове, - а это что за лист?»

Он вспомнил, что это была запись, которую сделал мальчик. Улыбка тронула губы учителя, он встал и взял в шкафу скрипку. Это была старая добрая немецкая скрипка первой половины двадцатого века, подаренная ему отцом после сдачи вступительного экзамена. Любимый и верный спутник с тех самых времен, когда молодой студент пожелал стать учителем музыки. Наверное, она так и хранила в своей памяти все его блестяще исполненные знаменитые произведения столь же великих композиторов.

Степан Андреевич положил перед собой ноты, определил на часах минутную стрелку и уверенно начал играть: две минуты в начале второй – музыка жалобно сообщила об одиночестве и тоске, как маленьких ручейках, которые бежали между больших камней, неся на своих плечах тяжелые ветки… Три минуты в конце четвертой – постепенно сливаясь, ручейки превращались в бурную горную реку, которая уже сама двигала камни, безжалостно подмывая деревья, быстрая и сильная она неслась вперед, обретая ледяную мощь… Одна минута в начале первой – река восторженно встретилась с морем,  стала теплее и спокойнее. Вода дарила всему живому свою природную энергию…

Именно эти ассоциации возникли в голове учителя. Музыка закончилась, но ему казалось, что она, многократно повторяясь, продолжалась где-то далеко в его голове. Такого душевного волнения он уже давно не испытывал. Степан Андреевич тихо опустился на стул, пальцы его рук разжались и скрипка со смычком соскользнули на пол.

В восемь утра на следующий день Степан Андреевич ждал директора школы возле его приемной. Мысли у него были разные, даже сумасшедшие. Уже на крайний случай он думал выпустить мальчика на сцену, а за кулисами играть за него. Но это было невозможно. Директор появился в 08:35 и с удивлением спросил:

- Доброе утро, чем могу помочь?

- Здравствуйте, у меня есть один ученик, который будет играть на скрипке, – произнёс Степан Андреевич.

- Вовремя, - заметил Владимир Викторович, - только список вчера передали директору тридцатой школы, а сегодня он должен направить его в администрацию, так что поторопитесь.

Степан Андреевич кивнул и решительно направился в соседнюю школу. Как назло, он не взял зонт, а на улице лил сильный дождь. Учитель не обращал на него никакого внимания.

Секретарь тридцатой школы с удивлением посмотрела на педагога, мокрого до нитки и желающего увидеть директора. Она взяла трубку и доложила о посетителе. Директор принял сразу, поскольку внимательно и заботливо относился к обитателям пятой школы.

- Парень очень выступить хочет, а я вот сомневаюсь, скрипка сложный инструмент и произведения не из простых, - взволнованно поделился учитель, любезно отказавшись от стула.

- В нашем деле главное мотивация, а уже играть вы научите, видел я ваших воспитанников, - поддержал директор.

- Да уж, научу, - выдохнул Степан Андреевич.

Директор улыбнулся, достал список и вписал Тимура.

- Его данные нужны? – спросил учитель.

- Мы сами запросим, не переживайте.

Степан Андреевич долго и крепко жал руку директора и, попрощавшись, поспешил обратно в свою школу.

Тимур сидел за партой, когда открылась дверь и в класс, весь мокрый до нитки, завалился учитель музыки. По-другому это назвать было нельзя. Он извинился за вторжение и перед всем классом огорошил Тимура, что тот будет выступать на творческом вечере.

А уже после уроков учитель музыки показывал Тимуру правильное положение пальцев на инструменте. Ученик схватывал на лету, но вдруг отложил скрипку и, шутливо нахмурившись, спросил:

- Вы же не верите, что я смогу сыграть? Что, по-вашему, я должен сделать, чтобы все получилось?

Степан Андреевич вздохнул:

- Тебе нужно играть целые сутки, - учитель выдержал паузу, - и молиться.

Ученик понял эти слова буквально. Парень играл с утра и до вечера, до уроков и после, на переменах и на уроках музыки. Степан Андреевич нисколько б не удивился, если бы его ученик сказал, что ложится спать со скрипкой.

Каждый день музыка становилась насыщенней, а движения музыканта уверенней. Казалось, будто распускался дивный цветок, менял цвет лепестков и форму бутона, все сильнее завораживая внимание. Степан Андреевич сам не заметил, как стал закрывать глаза и погружаться в очаровательные звуки, он все меньше и меньше поправлял мальчика. Тимур в свою очередь проявлял чудеса упорства. Не взирая ни на что, он играл, играл с раннего утра и до позднего вечера.

Но не молился. Потому что не умел и был не крещенный. Да и надобности в этом не испытывал. В его семье если кто и верил в бога, то внутри себя, никому не рассказывая и не показывая.

Ранним утром Степан Андреевич открыл глаза, но подняться с кровати не смог. Его мучили кашель, боль в горле и голове. Жена позвонила в школу и сообщила о болезни, а потом сразу же взялась за народные средства. Уже скоро учитель чувствовал себя совсем разбитым, ему стало трудно дышать, а температура поднялась до тридцати восьми и девяти градусов.

Врач, который пришел через час, расспросил о симптомах и начале болезни, выслушал пациента фонендоскопом, померил давление, посмотрел горло и поставил диагноз ОРВИ. Затем выписал пять разных лекарств и, собравшись, пожелал скорейшего выздоровления.

Супруга Степана Андреевича оделась, чтобы сходить в аптеку. Уже выходя, она встретила в дверях Тимура, который узнал о болезни своего учителя и поспешил его проведать.

- Болеет он сильно, не ходил бы ты, а то заразишься.

- У меня маска есть, - ответил Тимур.

- К тебе гость со школы, - громко, чтобы услышал муж, сказала женщина и впустила Тимура в дом, - я пока в аптеку, неподалеку.

Тимур надел маску и зашел в комнату к Степану Андреевичу.

- Если я болею, это еще не значит, что ты не должен играть, - заметил учитель, увидев Тимура.

- Я играю, - ответил Тимур, показывая на футляр инструмента.

- Тогда сыграй, порадуй больного.

Ученик открыл кофр и аккуратно, как большие драгоценности, достал скрипку и смычок. Приготовившись, он высоко поднял инструмент и замер. В следующее мгновение полилась музыка.

Супруга вернулась домой, когда учитель разбирал ошибки начинающего музыканта. По ее расстроенному виду Степан Андреевич сразу понял, что случилось.

- Лекарства дорогие? – спросил он, - хоть одно купила?

Жена кивнула. Им вместе с трудом хватало денег. Все заработанные средства они отдавали за долгосрочный кредит, который взяли на обучение в институте единственного сына.

- Может у кого-нибудь занять? – спросила супруга.

- Я попрошу материальную помощь в школе, - ответил учитель.

Женщина вышла из комнаты, а Тимур вопросительно посмотрел на учителя.

- Но ведь в школе нет материальной помощи.

Учитель заговорщически посмотрел на Тимура, приставил указательный палец к губам и произнес:

- Тсс, зачем расстраивать.

Через неделю Степан Андреевич почти выздоровел и только небольшой сухой кашель напоминал о перенесенной ОРВИ. Учитель был в строгом черном костюме с красной бабочкой и, стоя в холле, приветствовал гостей, а во время приступов кашля приставлял ко рту кулак.  Со всех сторон к школе подходили и подъезжали родители и ученики. Актовый зал с трудом вмещал всех желающих. Нарядные гости обменивались приветствиями и занимали свои места. Прожектора освещали праздничную сцену, оформленную шарами и бантами. Школьные фотографы и видеооператоры устанавливали и настраивали свое оборудование. В двух школах наступил долгожданный творческий вечер.

Тимур пришел раньше времени и уже заприметил свою нарядную избранницу. Он сразу понял, что она тоже будет выступать и, наверное, в каком-нибудь коллективном номере. Украдкой поглядывая на девушку, он заметил на ней красивое розовое платье, длинные вьющиеся волосы и искрящиеся глаза. «Настоящая фея», - подумал Тимур. Он не мог понять, от чего больше волновался – от того, что увидел девушку или от своего публичного выступления.

- Настроился? – спросил подошедший Степан Андреевич.

- Угу, - ответил Тимур.

- Чемпионами с таким настроем не становятся, где твой характер? - и учитель прижал к себе музыканта.

Тимур улыбнулся, не пытаясь освободиться.

- Вот так-то лучше, - подытожил учитель.

Время пролетело незаметно и директора двух школ после приветственных речей объявили начало концерта. Одиночные выступающие и коллективы сменяли друг друга. Ученики радовали учителей, родителей, гостей и самих себя. С каждым номером аплодисменты становились все сильнее и сильнее. Особенно громко аплодировали воспитанникам пятой школы, а в трогательных сценах у сердобольных гостей наворачивались слезы.

Танцевальный номер девочек, с которым выступала Зайчик, покорил всех своим сказочным волшебством. Девочки были феями и великолепно танцевали, порхая на сцене, словно бабочки. В конце номера они с трудом унесли все подаренные им цветы. А уже через несколько секунд феи появились в зале и разбежались к своим родителям.

Наконец объявили Тимура. Ведущий представил его так:

- Принц с романтическим признанием к своей возлюбленной.

Тимур посмотрел на свои руки и заметил, что пальцы немного дрожат.

- Вот и мой шанс, - произнес музыкант и вышел на сцену.

Десятки прожекторов ослепили глаза, а от аплодисментов заложило уши. Тимур посмотрел в зал и поднял скрипку. Через мгновение полилась музыка – живая и сочная. Казалось, что на сцене не школьник, а маститый приезжий виртуоз, с детства посвятивший себя музыке. Нежные звуки, кружа в зале, проникали в каждые уши и, закручиваясь в фонтане чувств, попадали прямо в сердца. Сотни глаз завороженно следили за каждым движением Тимура. А о чем думал он сам? Тимур играл на одном дыхании, одним мгновением, словно во сне.

Музыка затихла и, казалось, что вся ее энергия выплеснулась в зал. Раздались громкие и продолжительные аплодисменты. Тимур поклонился и стал принимать цветы. Когда две его руки были заняты, он еще раз поклонился и ушел за кулисы. Здесь его тоже ждала слава - желающие поздравить Тимура не заканчивались. Подошла и Зайчик, но не одна, а с двумя подругами, они попросили сфотографироваться с принцем. От волнения Тимур не смог ничего сказать и только кивнул в знак согласия. Девочки встали рядом и фотограф, попросив всех улыбнуться, сделал пару снимков. Тимур почувствовал яркий и озорной аромат от своей избранницы, его сердце забилось еще сильнее.

- А где же твоя возлюбленная? - спросила одна из девушек.

Тимур на секунду засомневался, а потом, набравшись смелости, неожиданно для себя и всех остальных произнес:

- Вот! – и показал рукой на Зайчика.

Девочки удивились, но не приняли его признание всерьез, дружно засмеялись и убежали.

Подошедший Степан Андреевич растрогался и обнял музыканта.

- Прекрасно исполнил, лучше и быть не могло!

Уже придя в себя, Тимур нашел фотографа и спросил когда и где сможет забрать фотографии.

Теперь он точно знал цену своего успеха и радость победы. По результатам концерта он получил первое место за игру на музыкальном инструменте. И эта награда вместе со случайным признанием приблизила его к девушке еще на один шаг.

А следующие шаги ему преподнесла уже хозяйка судьба. Ровно через два дня.

BMW черного цвета с тонированными стеклами поздно вечером стояла на обочине дороги и двое мужчин на передних сиденьях в ожидании смотрели в зеркала. Со стороны тридцатой школы вышла девушка. Один из мужчин внимательно присмотрелись к ней, а затем кивнул своему напарнику. Когда девушка подошла совсем близко, один из мужчин открыл дверь машины и вышел. В руках у него был пистолет, который он направил на девушку и одновременно крикнул:

- Молчать и не дергаться, а то пристрелю. Поедешь со мной.

Он подошел к школьнице, взял ее за руку и потянул за собой. От страха она молча выполняла указания нападавшего.

Рядом со стороны пятой школы показался Тимур. Сегодня он долго играл на скрипке и поэтому задержался в школе до позднего вечера. Тимур повернулся и увидел, как мужчина тянет Зайчика к машине. Он нагнулся, взял первый попавший камень с дороги и уверенно направился на встречу. Через несколько шагов он кинул камень и попал в машину. Раздался громкий удар. Такое развитие ситуации явно удивило мужчину. Он направил пистолет на Тимура и закричал:

- Еще шаг и я тебя пристрелю!

Тимур продолжил идти и нагнулся еще за одним камнем. До машины оставалось метров десять, как вдруг раздался выстрел. Пуля попала в ногу и парень упал. Девушка закричала. Тимур, не выпуская камня из руки, медленно поднялся на колени и замахнулся, чтобы его бросить. В это время раздался второй выстрел и Тимур одновременно упал на спину. Девушка закричала и упала на колени. Оставшийся в машине мужчина крикнул напарнику:

- Садись быстрей!

- А что с девчонкой?

- Брось ее, а то далеко не уедем.

Напарник быстро сел в машину. Через секунду раздался визг колес и BMW сорвалась с места. Вся в слезах и рыдая, Зайчик подошла к Тимуру, который лежал в неестественной позе и не подавал никаких признаков жизни. Она побежала в пятую школу, чтобы вызвать полицию и скорую.

Лев Анатольевич, директор больницы, заслуженный врач и потомственный хирург срочно отдавал распоряжения. Несколько минут назад скорая помощь доставила школьника с двумя огнестрельными ранами и сейчас телефон разрывался от звонков. Наверное, репортеры, родственники, полицейские, чиновники, да бог весть еще кто. На его памяти такие пациенты в небольшом городе поступали не часто. Приготовления к операции шли полным ходом. Секретарь доложила, что в приемном покое много людей и они интересуются здоровьем раненного пациента. Директор накинул халат и пошел в ординаторскую. Там он уточнил состояние Тимура, перспективы оперативного вмешательства, возможные риски и осложнения, а затем направился в приёмное отделение.

Небольшой зал был практически полностью заполнен школьниками и взрослыми. Такого количества посетителей к одному пациенту приёмный покой принимал не часто. Увидев доктора, все сразу набросились на него с вопросами. Лев Анатольевич представился и сказал, что сейчас началась операция, мальчик потерял много крови, больше литра, одна пуля повредила легкое, а другая ногу. Шансов не так много, но врачи сделают все, что от них возможно. К сожалению, больше ничего он сказать не смог и пообещал что-либо прояснить по окончанию операции. После этого директор попрощался с присутствующими и удалился.

Приехавшие полицейские поговорили с девушкой – свидетелем трагедии, записали показания, попросив вспомнить любые мелочи. Они объявили специальную операцию и оперативно составили фоторобот преступника. Но пока найти автомобиль не получалось.

Спасённая девушка решила ждать результата операции. Ее пытались уговорить родители и подруги, что сейчас лучше пойти домой, но она наотрез отказалась и они отступили. И уже когда поздно вечером Зайчик стала засыпать, папа взял ее на руки, отнес в машину и повез домой. Дежурить на ночь остались родители Тимура.

Операция прошла успешно, но уже как два дня пациент находился в коме. Врачи объяснили, что огнестрельные ранения причиняют большие повреждения и могут инфицироваться. Мальчик стал героем и теперь все надеялись, что у него хватит сил побороться и выжить.

В больницу приходили ученики и учителя с обеих школ, часто заходила и Зайчик, но к Тимуру никого не пускали. На третий день девушка уговорила директора заглянуть в реанимационную палату к пациенту. После того как Лев Анатольевич выдал ей халат, они направились к Тимуру.

В светлой и просторной палате пациент был совсем один с мигающими приборами и капельницами. Он лежал неподвижно с закрытыми глазами. Девушка повернулась к доктору и тихо спросила:

- Можно взять его за руку.

Лев Анатольевич кивнул. Школьница подошла к Тимуру и взяла его за руку.

- Пожалуйста, выздоравливай, - произнесла она, немного наклонившись к нему.

Директор показал, что им пора уходить. Она понимающе отпустила руку и пошла к дверям. Уже на выходе из палаты она посмотрела на Тимура и заметила, что пальцы на его правой руке стали медленно сжиматься в кулак и потом разжиматься. Девушка удивилась, а в коридоре спросила Льва Анатольевича, что это значит.

- Это непроизвольные движения, которые пациенты совершают в коме.

Интересно, но на следующий день Тимур пришел в сознание и с этого момента дела у него становились лучше и лучше. Его перевели в обычную палату и он стал принимать гостей. Мальчик говорил еще очень тихо и не мог вставать, но уже дарил посетителям едва заметные улыбки.

Когда приходила Зайчик, а на самом деле ее звали Света, в глазах у пациента загорались огоньки. Он уже подружился с девушкой и весело разговаривал с ней на разные темы, смело рассматривая ее красивое лицо и любуясь большими глазами.

Через неделю Тимур познакомился с отделением восстановительной медицины и реабилитации, где ему назначили лечебную физкультуру, массаж и разные физиотерапевтические процедуры.

Пациент быстро поправлялся, а уже совсем скоро его выписали домой, правда, на коляске. Врачи запретили ходить ближайшие несколько месяцев и взяли с него обещания выполнять все назначения и рекомендации. Одно радовало – его коляска была активного типа и, как он понял, идеально подходила для школы и улицы, а также способствовала скорейшему восстановлению двигательных функций.

После больницы Тимур казался серьезнее и внимательнее, как будто стал взрослее. Он и так немного говорил, а теперь стал еще более молчаливым. Кома, которую он пережил, как-то по-особенному открыла ему глаза, перевернув хрупкий мальчишечий мир.

На школьной линейке самый главный полицейский города под громкие аплодисменты вручил Тимуру бронзовую медаль «За смелость» и грамоту. Директор школы сказал, что поступок Тимура должен послужить примером всем тем мальчикам, которые желают стать настоящими мужчинами. Фотографию героя повесили самой первой на почетную доску.

Света и ее родители пригласили Тимура к себе в гости и поэтому поводу организовали в его честь праздничный ужин. Он с радостью принял предложение, хотя был абсолютно не готов к нахлынувшей славе, очень волновался и стеснялся.

В гостях у Светы ему понравилось. Родители встретили его как хорошего друга, разговаривали просто и с уважением. Ужин был вкусным и поданный в его завершении творожный торт казался необычайно великолепным. «Словно день рождения», - подумал Тимур. Некоторые блюда Света приготовила сама и он высоко оценил ее кулинарное мастерство. Светин папа сообщил, что по результатам полицейских расследований нападавших найти не удалось, скорее всего, они приехали с другого города и где-то спрятались от преследования.

Девочка сильно смутила Тимура, когда вручила ему подарок – новенький зеркальный фотоаппарат Nikon с широкоугольным объективом. И объяснила, что эта камера идеально подходит для съемок пейзажа и архитектуры. Отказаться от подарка ему не дали.

Тимур узнал, что семья Светы приехала в город семь месяцев назад, потому что папу перевели служить в расположенную возле города военную часть. Мама Светы была учителем иностранных языков и сейчас подыскивала себе подходящую работу.

Сама Света уже поменяла три школы, потому что папу переводили на новые места службы. Девочка занималась современными танцами, хорошо пела и любила квиллинг. Увидев непонимающий взгляд Тимура, она объяснила, что это бумагокручение. В своей комнате она показала ему красивые цветы и животных из бумаги, которых она сделала сама, а также большое количество игрушечных собачек, разных пород и размеров. Оказалось, что Света больше всего любит далматинцев и про них все знает. А еще у нее была серьезная болезнь – порок сердечного клапана и скоро предстояла операция, которую она сильно боялась.

Тимур рассказал немного о себе и своих родителях, но особенно увлеченно поделился впечатлениями о школе и своих друзьях. О его болезни никто не спрашивал и он сам решил о ней не упоминать.

Уже поздно вечером он попрощался со Светой и ее дружной семьей и счастливый поехал домой.

Женщина сидела на диване с бокалом красного вина, когда раздался звонок. Она поставила бокал, подошла к двери и, посмотрев в глазок, повернула ключ и потянула на себя ручку.

- Привет, - раздался мужской голос и Александр Владимирович переступил порог дома.

- Сколько ты можешь работать? – жена поцеловала мужа в щеку и пропустила в дом, - давай портфель.

- Слышала, по телевизору говорят о деловой застройке? – спросил Александр Владимирович, передавая портфель жене.

- Что-то было.

- Этим я сейчас и занимаюсь. А где дочка?

- Уже в кровати.

Александр Владимирович поднялся по ступенькам на второй этаж в комнату к Лизе. Почти все свое время он тратил на работу, иногда целыми днями решая инвестиционные задачки. А чем меньше он видел свою семью, тем сильнее скучал по родным. В комнате дочери горел ночник и работал телевизор, который она с интересом смотрела. Увидев папу, Лиза протянула ему руки. Александр Владимирович сел на край кровати, обнял дочку и стал гладить ее по руке.

- Папуль, а когда я буду тебе помогать? – спросила девочка.

Папа с нежностью посмотрел на нее. Он искренне мечтал, что Лиза сможет работать с ним вместе в большом бизнесе. С тех пор как врачи установили у ребенка эпилепсию, этой мечте уже было не сбыться и он берег девочку от окружающего мира. «Может быть, - думал он про себя, - она будет руководить небольшой благотворительной или экологической организаций».

- Когда вырастешь, мой котенок, - ответил он.

- Папа, а если я буду тебе помогать, ты уже не будешь так занят?

- Конечно, солнышко, - мужчина улыбнулся, - как у тебя дела в школе?

- Хорошо.

- Мальчишки дерутся? С девчонками дружишь?

- Угу, - ответила дочка и прижала к себе папину руку.

- По телевизору показывали, что мальчик, в которого стреляли, поправляется.

- Да, его выписали из больницы.

Александр Владимирович накрыл ребенка одеялом, поцеловал в щечку и придвинул ближе игрушки - любимые лошадки.

- Спокойной ночи, телевизор я выключаю.

- Спокойной ночи, папуль.

Александр Владимирович поднялся с кровати, выключил телевизор и помахал рукой Лизе.

Она тоже помахала ему рукой и выключила светильник.

Владимир Викторович сидел в своем кожаном директорском кресле, когда зазвонил рабочий телефон. Директор для важности немного подождал и взял трубку. Секретарь сообщила, что звонит мэр города.

- Соединяйте! – четко ответил он и в конце гудков уже заискивающим голосом продолжил, - здравствуйте, я вас слушаю!

- Здравствуйте! И какой идиот построил эту школу рядом с нормальной? – мэр сразу приступил к делу, - а теперь еще эта шумиха с вашим героем. Выздоровел он там, все нормально, - он или спросил или ответил и продолжил. - Кстати, вопрос с вашим трудоустройством в первый лицей решен, будет оформлен на следующей неделе. Можете взять с собой хороших учителей. А пятую школу через полгода мы решили перевести в тихий спокойный район, здание уже подобрали, документы оформляем. У меня к вам вот какая просьба: созовите попечительский совет и доведите до него решение о переезде, а сами собирайтесь на новое место.

- Кого представить на должность директора?

- А это пусть попечительский совет решает, кого представить, - ответил мэр, - вопросы есть?

- Нет.

- Всего хорошего! – в трубке раздались гудки.

- До свидания, - машинально произнес директор.

Владимир Викторович был грамотным человеком и понимал, что за переводом школы стояла вполне конкретная причина - забрать здание. Еще когда строили пятую школу, желающих прибрать себе лакомый кусочек было предостаточно. Но все это директору сейчас было безразлично, наконец, его мечта стала сбываться. Первый лицей был лучшим образовательным учреждением в городе, получал постоянную помощь от администрации. А через детей, которые там учились, был отличный выход на их состоятельных родителей. Новое место сулило хорошую зарплату и дорогие покупки. Он уже давно строил планы на трехэтажный коттедж и представительский автомобиль. Нужно еще сделать много приобретений, чтобы соответствовать своему положению. Друзья от зависти долго будут глотать слюни. А его единственный сын? Каково это - говорить всем, что твой папа руководит инвалидной школой? Другое дело, когда он директор самого престижного лицея. От таких мыслей Владимир Викторович улыбнулся, затем снова снял телефонную трубку и отдал секретарю указание:

- Соберите попечительский совет по очень важному вопросу. Инициатива моя, время – понедельник, на утро.

За эти дни директор провел отличную организационную работу: трех перспективных учителей он уговорил уйти с собой, одного уволил, а еще двоим кандидатам на вакантные должности просто отказал в трудоустройстве. Он лично собрал и подал все необходимые документы на почетную грамоту мэра. На новом месте Владимир Викторович хотел начать работу с заслуженных побед.

Члены попечительского совета явно не ожидали такого поворота событий, когда директор объявил две новости: через полгода школа переезжает на новое место, а он сегодня увольняется.

- Вы даже не даете нам время на поиск нового директора.

- К сожалению, семейные обстоятельства, - ответил Владимир Викторович.

- Подождите, - один из членов попечительского совета привстал с места, - надо разобраться, давайте пригласим официального представителя городской администрации.

- Процесс переезда школы санкционирован мэром, поэтому будет лучше, если школа переедет тихо, - директор на пару секунд замолчал, окинув взглядом присутствовавших, - тем более что на новом месте обещают финансовую помощь. Вы прекрасно знаете, что денег школе не хватает. Вопрос о моем досрочном увольнении также согласован с мэром.

Именно последнюю фразу услышал Тимур, который на своей коляске подъехал к кабинету директора, чтобы поговорить о пропущенных занятиях. Тимур остановился и прислушался, через приоткрытую дверь отчетливо слышались голоса людей.

- Согласно устава школы вам нужно предложить на утверждение мэру города кандидатуру нового директора. Он и займется переездом. А сейчас вынужден вас оставить, мне еще нужно уладить организационные вопросы, - Владимир Викторович холодно попрощался и, не пожав никому руки, вышел из кабинета.

Открыв дверь, он увидел Тимура и, поздоровавшись, спокойно пошел дальше. Мальчик с разочарованием посмотрел вслед уходящему директору. «Вот так новость – школа переезжает!» - пронеслось в голове. А уже через секунду ему в голову пришла отличная идея. Он развернул коляску и уверенно толкнул дверь директорского кабинета.

- Здравствуйте! – сразу начал Тимур, - прошу прощение за вторжение. Я случайно услышал, что школа осталась без директора, а в планах еще и переезд, – Тимур выждал паузу, во время которой члены совета переглянулись друг с другом, но продолжили слушать нежданного гостя. – У меня к вам предложение – я прошу рассмотреть мою кандидатуру на должность директора школы. Знаю, звучит неожиданно. Но у меня есть преимущества: я пользуюсь уважением в школе, имею управленческие навыки, несколько раз был вожатым в лагере.

Члены совета стали приходить в себя.

- Бред полный, - наконец, произнес один из них.

- Сегодня что - день сюрпризов?

- Веселая идея, - продолжил высокий мужчина, - доверить парню школу?

- Кстати, а это ты тот самый мальчик, что спас девочку с соседней школы?

Тимур стеснительно опустил голову.

- Послушайте, так он молодец, настоящий герой, - один из членов совета подошел к Тимуру и пожал руку. Остальные тоже подошли к мальчику, выражая свое восхищение.

- Это не дает ему право быть руководителем школы, – продолжила одна из женщин.

- Это почему же? Любой имеет право предложить свою кандидатуру, - ответил ей мужчина.

- А ты справишься? Ведь еще слишком молодой, да и жизненного опыта нет. Управлять школой - это огромная работа и личная ответственность. Помимо переезда, в школе есть разные проблемы: не хватает учителей, финансирования, уже давно нужен ремонт. Как ты это будешь решать? – обратился к Тимуру один из членов совета.

- Необходимо учитывать и особенности школьников.

- Кто как не он знает эти особенности, - заступился за кандидата высокий мужчина.

- А ты готов к постоянным встречам и деловым переговорам, публичным выступлениям? – продолжил другой член совета.

Тимур гордо кивнул.

- Я справлюсь и оправдаю ваше доверие.

- Это не только наше доверие, это доверие всех учителей и школьников.

- Мы много говорим о поддержке молодежного актива, так давайте дадим парню шанс.

- Вы бы не путали детские мечты и практическую работу, - вступил в спор еще один член совета.

- А ты в каком классе учишься?

- Я уже окончил школу, сейчас на дополнительном курсе. Готовлюсь поступать в институт.

Членам совета льстила открытость и честность Тимура, он отвечал просто и убедительно. Смущал только возраст кандидата.

Наконец, после недолгих и эмоциональных дискуссий члены совета большинством голосов согласовали кандидатуру Тимура директором школы. А в качестве страховки за молодым директором закрепили куратора - высокого мужчину, который за него заступался. Все это время Тимур сохранял спокойствие и только в конце подъехал на коляске к каждому члену совета и поблагодарил его.

- У меня есть одна просьба, - на прощание сказал Тимур, - я лично уведомлю всех о переезде, но немного позже.

Члены попечительского совета согласились.

Тимур приехал в кабинет к учителю музыки, чтобы поделиться новостью. Огорошенный Степан Андреевич сначала вообще не поверил своим ушам, а поверив, долго обнимал Тимура.

- Молодец, вот даешь. Еще и убедил попечительский совет. Думаю, мэр должен утвердить. За серьезное дело взялся, не каждому под силу. Будешь стараться – все получиться. Я бы директором работать не смог. Какие у тебя планы то? – сумбурно прокомментировал учитель.

- Сначала попробую во всем разобраться.

- Правильно, с этого и надо начинать. А еще посоветую выбрать девиз, который будет помогать тебе каждый день.

- Что еще за девиз?

- Это называется аффирмация, вербальная формула, которая формирует положительную установку в твоем подсознании. Проще говоря, программа, которая будет вести тебя вперед.

- А можно это будет стихотворение? – спросил Тимур.

- Можно, почему бы и нет, - учитель посмотрел на часы, - мне пора на урок, а ты можешь тут посидеть.

Степан Андреевич вышел из кабинета, прикрыв дверь. Тимур подъехал к  столу, открыл тетрадь, взял ручку и задумался. Через несколько секунд он уверенно написал первую строчку будущего стихотворения:

Каждый день я иду вперед…

Наталья Александровна взяла телефон и набрала номер. В трубке послышались длинные гудки и она вздохнула, настроившись на непростой разговор.

- Да, - раздался усталый мужской голос.

- Привет, это я, - тихо ответила женщина, - извини, что звоню, но хочу попросить тебя о помощи.

- Какой помощи?

- Я бы не стала просить, но в нашей школе порекомендовали для Коли педагога по вокалу. Ты не смог бы оплатить несколько занятий?

- Это все деньги на ветер, ты же знаешь, что толку с него не будет. У инвалидов нет никаких способностей!

- Учителя сказали, что у ребенка необыкновенный голос...

- Ерунда, - перебил мужчина, - это они каждому говорят, чтобы заплатили деньги. Он инвалид, а ты его на сцену хочешь, кто его слушать будет?

- Послушай, я понимаю, что ты не видишься с сыном и считаешь, раз он родился больным, то проще от него отмахнуться. Но ребенок то ни в чем не виноват. Он такой же, как все.

- Давай не будем о старом, я плачу алименты, а дальше уже твоя забота.

В комнату вошел Коля и женщина, увидев его, поспешила закончить разговор.

- Ладно, я все поняла, извини за беспокойство, - и Наталья Александровна положила трубку.

- Мам, это был папа?

- Нет, сынок, это дядя по работе.

- А папа когда-нибудь к нам приедет?

- Обязательно приедет, но ему сначала надо сделать очень важную работу.

- Что-то слишком долго он работает, я так совсем вырасту.

- Коля, я тебе уже говорила, это очень важное государственное задание.

- Мам, как думаешь, а папе понравиться, как я пою?

- Конечно, сынок, ведь он тебя любит.

Тимур лежал на кровати и смотрел в потолок. Это был перерыв после чтения книги Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Мысли беспорядочно проносились в голове. «Вот так история - директор школы, - подумал Тимур и попытался вспомнить знаменитых руководителей, - Чингисхан, Наполеон, Петр I, Ленин, Паккард, Дисней, Трамп, Якокка, Джобс. Что их объединяло? Сильные команды, лидерские качества, невероятная трудоспособность. А что есть у него? Любовь к девушке с соседней школы. Неплохая мотивация для руководителя. А что если и так».

Тимур положил книгу на стол и закрыл глаза. Он подумал о том, что Света каким-то непонятным образом отличалась от современной молодежи с ее не очень культурным поведением и бесконечными материальными запросами. Ее искреннее сопереживание, не сломленное окружающим миром, согревало ему сердце. А чего стоили ее большие голубые глаза и красивая улыбка. О такой девушке можно только мечтать. И, кажется, эти мечты начинают сбываться.

Сторож никак не мог понять, как в тихом лесу кто-то может тарабанить по дереву со всех сил. Столько сидеть в засаде и все зря. Какая уж тут охота?! Он в сердцах положил старую добрую двустволку и поднялся на ноги, чтобы крикнуть на нежданного гостя. В этот момент мужчина проснулся и открыл глаза. Шум стал сильнее и уже было ясно, что в школьные ворота кто-то стучал. Сторож встал с кровати, обулся, накинул сильно поношенную и латаную форму и, подойдя к зеркалу, сделал серьезное лицо. Потерев ладонью трехдневную щетину, он вышел на улицу.

- Кто там? – спросил он в темноту.

- Директор, - раздался уверенный молодой голос за дверью.

Сторож направился открывать дверь. Въехав на коляске, Тимур известил, что первое время будет приходить к семи утра. Сегодня ему нужно подготовиться к учительскому собранию. Все уже знали, что его кандидатуру согласовал попечительский совет, осталось дождаться официального утверждения мэром города. А потом представление учителям школы.

Сторож зашел в комнату охраны. В свои шестьдесят семь лет ему меньше всего хотелось перемен, особенно на этой спокойной работе. Он посмотрел на часы – пора на обход объекта.

Тимур заехал в просторный кабинет директора и огляделся: в спешке разбросанные документы и папки от прежнего руководителя. На столе старые книги по руководству школой. Тимур подъехал к столу, взял лист бумаги и ручку. Вверху страницы ровно посередине он написал большими буквами слово «ПЛАН». До собрания оставалось чуть менее шести часов.

Ранним утром мэр наслаждался ароматом чая из лепестков роз, любезно подаренного начальником одного из департаментов после отдыха на Тайване. Через полчаса ему предстояли попеременно два завтрака с важными персонами. И почему только люди считают, что работа мэра - это одни встречи и болтовня? Чего только стоит сводить политические и экономические интересы разных организаций. Нынешний мэр справлялся с этой задачей весьма успешно. Начало второго срока сулило ему неплохие дивиденды, однако и внимание к его персоне постоянно росло, как и число недоброжелателей.

В свои пятьдесят три года мэр прекрасно понимал сильные стороны своей команды и поэтому с особенным вниманием следил за работой чиновников всей администрации. При малейших проблемах он предпочитал прощаться с людьми, нежели давать им второй шанс. Это относилось только к мелким и ненужным клеркам. Собственно, такая стратегия его еще не подводила, а в общественном мнении он укрепился как принципиальный, справедливый и сильный глава городской администрации.

Вошел помощник и положил на стол документ.

- Это кандидатура нового директора пятой школы, - пояснил он.

- Так быстро? – удивился градоначальник и принялся читать документ. Пробежав его глазами, он поднял голову, нахмурил брови и спросил:

- Ученик?

- Он уже окончил школу, сейчас обучается на дополнительном курсе, исполнилось восемнадцать лет, по уставу может занимать должность директора, - ответил помощник.

- Они что там совсем с ума рехнулись? Еще кандидаты были?

- Нет, только один, они сослались на экстренность ситуации.

- А он хоть понимает, что такое управлять школой?

- Я вчера с ним разговаривал, у парня есть желание, готов работать, ну а самое главное сразу возьмется за организацию переезда.

- Готов работать? – переспросил мэр, - и кого только школы выпускают? Директоров значит! - мэр задумался, а через мгновение на его лице появилась улыбка. - А что, хорошая идея, через полгода от такого руководителя школа точно будет готова к переезду. Заодно и попечительский совет разгоним за такое решение.

Мэр широко написал «Утверждаю» и поставил свою подпись.

Пришедшие на собрание учителя громко обсуждали последнюю новость о назначении нового директора. Собственно претендентов на руководящую должность среди них не было, но принимая во внимание все школьные трудности, большинство сомневалось, что Тимур именно тот, кто поможет образовательному учреждению. Уже минут десять как должно было начаться собрание, когда в кабинете появился молодой директор и на коляске проехал в самый центр.

- Доброе утро! Моя кандидатура сегодня утром утверждена мэром города. Первоочередные планы – это разобраться во всех делах и восполнить учительский коллектив. Без вашей помощи я эти задачи не решу. В течение нескольких дней я постараюсь встретиться лично с каждым и выслушать все пожелания. Какие ко мне есть вопросы?

От такого спокойного и уверенного напора учителя словно проглотили языки.

- Что вы сможете сделать, если у вас нет ни малейшего представления об управлении школой, - первой возразила учитель истории, Ольга Васильевна, - о самых простых вещах: учебных программах, учительском коллективе, психологии школьников, материально-техническом оснащении и так далее и тому подобное.

- Я понимаю ваши опасения, в конце месяца соберем попечительский совет, где обсудим результаты работы за последние несколько лет, а также конкретные предложения по корректировке плана работы школы. Все мероприятия я заблаговременно представляю вам на обсуждение.

После краткого совещания, ни у кого больше не осталось вопросов. Правда, мало кто верил, что все свои идеи Тимур сможет реализовать на практике.

Но дальнейшие действия директора убедили всех в обратном. Каждый день он ездил на своей коляске по школе, всех слушал, много читал и вообще показывал интерес к любым делам школы. Единственное, что он не делал, так это не готовился к переезду. По этому вопросу никто так и не получил официальной информации. Слухи о переезде быстро развенчались, не имея никакой основы.

А скоро и самые стойкие скептики увидели у Тимура задатки способного руководителя. В их числе была и Ольга Васильевна - учитель, имеющая ярко выраженные консервативные взгляды и скептическое настроение, но пользующаяся большим уважением в коллективе.

Первым делом новый директор собрал сведения о самых состоятельных родителях. В ближайшие дни он запланировал деловые встречи с двумя из них, чтобы лично попросить о спонсорской помощи.

Учитель истории сидела за столом со своим мужем и двумя детьми. На ужин она приготовила картошку с курицей, салат «Оливье» и свежие овощи. Дети кушать не хотели и еле-еле пережевывали пищу, гримасничая друг перед другом.

- Представляешь, назначили ученика директором школы, совсем с ума сошли, - с недоумением жаловалась она мужу, который молча слушал и жевал курицу. – Так нельзя, мальчишка на должности директора, да что он в этом понимает, никаких знаний, никакой ответственности. Попечительский совет совсем из ума выжил.

Муж слушал, лишь изредка посматривая на жену и кивая в знак согласия.

Она прижала руку к животу, где ощущалась небольшая тяжесть. «Наверное, от переживаний», - подумала учительница.

– Я пойду, прилягу, неважно себя чувствую. Посмотри за детьми, - сказала она мужу, вставая из-за стола.

Ольга Васильевна дошла до спальни и легла на кровать, почувствовав, что боль стала сильнее. В голове мелькнула мысль: «Может, аппендицит». Боль, казалось, не собиралась отступать ни на шаг. Она медленно встала, достала коробку с лекарствами, нашла пачку анальгина и проглотила одну таблетку. Еще через полчаса боль стала резче, усиливаясь с каждой минутой. Голова закружилась. Она позвала мужа и попросила его позвонить в скорую помощь.

Все остальное пронеслось как сон: врачи в белых халатах склонились над ней и говорили, что дела плохи. Какие-то длинные коридоры и далекие голоса. Потом взволнованный голос мужа с неразборчивыми словами. У нее пронеслось в голове: «А что с детьми?» Послышался чужой голос, который говорил, что надо отправлять ее в краевой центр для экстренной операции, скорее всего, платной, потому что бесплатная, как более радикальная, не позволит сохранить орган.  Около пятидесяти тысяч рублей. Конечно, таких денег у них нет. «Какой страшный сон», - подумала учительница.

Когда она открыла глаза, то увидела большую светлую палату и сидящего рядом врача, который держал ее за руку.

- Все хорошо, операция прошла успешно, состояние стабильное, будете поправляться, – доктор улыбнулся.

- Где я? – шепотом спросила Ольга Васильевна.

- В краевой больнице.

- Что у меня было?

- Апоплексия, это разрыв яичника, не переживайте, все органы целы, как и женские функции.

- Как я сюда попала?

- Вас доставили на скорой помощи, операция оплачена, не волнуйтесь, все будет хорошо, -  доктор погладил женщину по руке.

- Как, кто это сделал? – взволнованно спросила учительница у врача.

- Ваши друзья, а сейчас отдыхайте, - доктор попрощался и вышел из палаты.

Когда пришла медсестра, Ольга Васильевна попросила ее подойти и спросила:

- Скажите мне, как я сюда попала?

- Нам нельзя разглашать информацию.

- Пожалуйста, я умею молчать.

- Наверное, хорошо работать с таким директором, это он все организовал. У нас только за министров так хлопочут, - медсестра повернулась к пациентке.

Ольга Васильевна удивленно посмотрела на нее, потом натянула одеяло до лица и уткнулась в него. Ее глаза наполнились слезами. Медсестра погладила пациентку.

- С вами все хорошо?

Ольга Васильевна прижала к себе медсестру.

- Да, - всхлипывая, ответила она.

Первая проблема, с которой столкнулся новый директор, состояла в том, что выявился дефицит денежных средств. Точнее сказать, не хватало денег на квартальную премию учительскому коллективу. Уходя, Владимир Викторович получил школьный парашют по коллективному договору в размере трех своих средних зарплат плюс компенсацию за неиспользованный отпуск. В администрации города пояснили, что дополнительного финансирования не будет и порекомендовали издать приказ об уменьшении премии.

- Это будет скандал, учителя рассчитывают на премию как на свою зарплату, - поясняла молодому директору главный бухгалтер, - некоторые с вопросами уже заходили в бухгалтерию.

Она опустила тот факт, что лично растрезвонила по школе, как ушедший директор забрал себе премию учительского коллектива.

- Сколько не хватает?

Бухгалтер показала ручкой цифру на листе бумаги. Тимур взял калькулятор и принялся считать. Через некоторое время он остановился и улыбнулся.

- Если я откажусь от своей зарплаты на четыре месяца, то премия сохранится в прежнем размере, - радостно произнес он.

Главный бухгалтер удивленно смотрела на директора.

- Выполняйте, - отдал указание директор, возвращая бумаги.

Александр Владимирович, высокий мужчина с резкими чертами лица, в свои пятьдесят восемь владел крупным предприятием по производству строительных материалов, небольшим банком, радиостанцией, а также современным и очень рентабельным торговым центром. Несмотря на успех в бизнесе он предпочитал жить весьма скромно. К предпринимательству его с ранних лет приучил отец и поэтому язык экономики и менеджмента был для него родным. Родители также передали ему неплохие наследственные задатки, среди которых не последнюю роль играли хваткость и интуиция. Он отложил в сторону газету, посмотрел на часы и дал указание секретарю пригласить гостя. Этого посетителя попросила принять его дочь Лиза. Конечно, он не мог отказать в просьбе своему безумно любимому ребенку.

Тимур приехал за двадцать минут до встречи, оставил коляску в микроавтобусе, надел пиджак и направился в офис. Водитель недоверчиво покачал головой, увидев, что директор отказался от коляски, однако ничего не сказал. Каждый шаг давался Тимуру с огромной болью, нога еще не зажила. Он сам решил, что деловой разговор с бизнесменом лучше провести на ногах, чем на коляске. Поднявшись на лифте до административного этажа, он медленно направился по большому светлому коридору, читая вывески на дверях. С каждым шагом усиливалась отдышка, сильнее шумело в ушах, а перед глазами все кружилось. «Так дело не пойдет», - сказал он себе, остановившись перед дверью с надписью «Приемная». Вытерев платком пот с лица и немного отдохнув, Тимур выпрямился и уверенно отрыл дверь.

- Здравствуйте, у меня назначена встреча с Александром Владимировичем.

- Здравствуйте, - ответила секретарь, - пожалуйста, присаживайтесь. Вы директор пятой школы?

Тимур кивнул и сел на диван. Сердце бешено колотилось, а резкая боль пронзала ногу, как нож. Он подумал о том, что легкое прихрамывание почти не бросается в глаза. Через некоторое время секретарь, получив указание по телефону, попросила гостя пройти в кабинет директора. Молодой человек встал, дошел до двери и потянул ручку. Все, что увидел Тимур, произвело на него сильное впечатление. На огромном светлом пространстве размещались эксклюзивная итальянская мебель и изящные предметы интерьера. Тимур высоко оценил эргономичность обстановки и позволил себе немного задержался возле стены с «Последним днем Помпеи» приблизительно четыре на шесть метров.

- Здравствуйте! А у вас хороший вкус, - сказал он вслух, вспоминая школьную программу, - дорогой багет подчеркивает особую ценность полотна русской живописи, а игра светотеней словно оживляет исторический сюжет.

- Здравствуйте! - Александр Владимирович жестом пригласил гостя присесть, - располагайтесь. - Директор подождал, когда Тимур сядет и, разместившись напротив, продолжил, - я вас слушаю.

- Александр Владимирович, - начал Тимур, - я новый директор пятой школы и у меня к вам деловое предложение.

Директор с улыбкой посмотрел на молодого человека.

- Интересно, а где бизнес-план?

- Я его вам расскажу, - Тимур выдержал паузу и продолжил, - предлагаю инвестиции в социальный проект - пятую школу.

Улыбка Александра Владимировича стала еще шире.

- Скажу вам честно, молодой директор, все самые выгодные инвестиции я уже сделал. И поверьте, банки, средства массовой информации…

- Прошу прощения, вы меня не поняли, - перебил Тимур, - эти инвестиции в несколько раз выгоднее всего того, что вы приобрели!

- Даже так?! – с нескрываемым удивлением и в более жестком тоне спросил директор, - и что вы в этом понимаете?

- Александр Владимирович, - голос Тимура стал спокойным и холодным, - инвестиции в образование молодого поколения – это будущее. Я готов подготовить вам достойного правопреемника – Лизу и вместе с ней несколько замечательных помощников.

- У вас только одно предложение?

- У Лизы отличные управленческие навыки, победы на школьных конкурсах, желание руководить.

- Эти школьные навыки не имеют ничего общего с бизнесом!

- А желание быть похожей на отца? Вы - ее пример! Этого мало? – Тимур встал с кресла, но продолжил, - я предлагаю инвестиции в будущее вашего семейного бизнеса.

Александр Владимирович подошел к Тимуру и положил руку ему на плечо.

- Предложение абсурдное. Я планирую не привлекать своего ребенка в бизнес.

- Ваши планы не имеют ничего общего с ее мечтой, не закрываете глаза, а помогите.

Александр Владимирович протянул руку, прощаясь с Тимуром.

- Всего хорошего.

- До свидания!

Дверь за Тимуром закрылась и директор остался один. Он взял трубку телефона и набрал номер Лизы. Сразу раздался веселый девичий голос.

- Привет, папуль.

- Привет, дочка. Ты можешь говорить? Да. Расскажи мне о вашем новом директоре.

- Пап, он молодец, настоящий герой. У нас тут все меняет, просто класс! Жаль, что он еще не может сам ходить, врачи ему запрещают. Помнишь, я тебе рассказывала, в него стреляли, а он девочку спас. Пап, вы с ним встретились?

- Да, все хорошо, - директор встал и подошел к окну, с которого был виден выход из здания, – говоришь, не может ходить? А ты дома?

- Я с подругами в торговом центре, к тебе заехать?

- Нет, меня не будет, увидимся дома. Пока, дочка.

- Пока, пап.

Через некоторое время из здания вышел Тимур и Александр Владимирович заметил, что парень сильно хромает. Даже с высокого этажа было видно, что каждый шаг приносил ему сильную боль. Пройдя несколько метров, Тимур остановился, оперившись на поручень. Из машины вышел водитель и подбежал к Тимуру, взяв его под руку. Вместе они потихоньку дошли до автомобиля.

Александр Владимирович отвернулся от окна, взял трубку рабочего телефона и коротко дал указание:

- Вызовите директора по инвестициям.

Света сидела напротив мамы за учительским столом и держала ее за руку. Как обычно, сегодня она зашла в пятую школу навестить Тимура и маму, а также порадоваться школьным нововведениям. После своего невероятного спасения девушка питала к молодому директору самые теплые чувства. Тем более, что благодаря ему в пятой школе стала работать ее мама.

Помимо всего прочего, сегодня был особенный день, Светин день рождения. Она принесла большой торт, которым угощали всех, кто заглядывал в класс. Сейчас они остались совсем одни и Света поделилась с мамой новостью, что Тимур сделал ей подарок. И еще написал стихотворение. Первое в жизни, как у него, так и для нее. Она смутилась и улыбнулась, а потом достала праздничную открытку и дала прочитать маме. Текст стихотворения был аккуратно написан ручкой. Мама стала читать вслух с выражением:

На расстоянии руки

Я вижу то, что рядом ты,

И глаз с тебя не отвести.

На расстоянии руки

У нас с тобой одни пути

Нам просто надо подойти.

На расстоянии руки

В наших сердцах горят огни

Безумной страсти и любви!

На расстоянии руки

И дальше ты не уходи -

Навеки вместе: я и ты!

В конце стояла надпись: «От Тимура для Светы». Мама улыбнулась.

- Очень смело.

- Мама, это он сам написал, - девочка светилась от счастья.

Света поставила на стол пакет и показала другие подарки Тимура: пушистый, словно настоящий, далматинец с блестящими глазами и полпакета ее любимых конфет.

Уже как десять минут «Боинг-737» должен был взлететь, но его двигатели молчали. Наконец, командир корабля объявил, что вылет задерживается по очень важной причине, ждем директора авиакомпании. В свои шестьдесят пять Алексей Петрович был крупным бизнесменом, успел облететь весь земной шар и ему никогда не нравились задержки. А такую причину он слышал впервые. Рейс в Москву с 141 пассажирами на борту задерживали и с этим приходилось мириться.

Через пять минут к самолету подъехал автомобиль и из него вышел мужчина и молодой человек. Они поднялись по трапу, прошли в салон и подошли к Алексею Петровичу.  Молодой человек поздоровался первым и протянул бумагу с каким-то рисунком.

- Что это? – удивленно спросил Алексей Петрович.

Тимур улыбнулся.

- Это рисунок Жени.

- Какой смысл? Что это значит? - растерянно произнес Алексей Петрович.

- Меня зовут Аркадий Викторович, я директор авиакомпании, - представился мужчина, - полгода назад мы объявили конкурс на логотип авиакомпании и ваш ребёнок отправил нам рисунок. От всей авиакомпании искренне поздравляю вас с победой сына. Все полеты вашей семьи на наших самолетах в течение шести месяцев будут бесплатными.

- Вот так новость! – удивленно произнес Алексей Петрович.

Аркадий Викторович стал хлопать и его подхватили пассажиры.

Когда аплодисменты стихли, Тимур обратился к Алексею Петровичу.

- Я директор пятой школы и у меня к вам деловое предложение по созданию в школе художественной студии. Думаю, Женя отлично подойдет на роль руководителя. Предлагаю обсудить все детали во время полета.

- Почему бы и нет? - растерянно произнес Алексей Петрович.

Напротив Тимура сидели три менеджера примерно одного возраста, но разной комплекции. Их объединяли строгие костюмы, тщательно подобранные сорочки и галстуки. В довершении ко всему они имели серьезный вид.

- Как я понимаю, вам нужны учителя? – уточнил один из них.

- Самые лучшие учителя, - поправил Тимур.

- Наше кадровое агентство специализируется на перспективных кандидатах и в этом нам помогают современные HR-технологии и программные решения.

- Именно поэтому я здесь.

- Как я правильно понял, у вас не частный лицей и, соответственно, фиксированная оплата труда?

- Вы имеете в виду бюджетную зарплату? Отчасти правы, но сейчас у нас хорошие доплаты, коллективный договор, дополнительные социальные гарантии, повышение квалификации, беспроцентная ссуда на жилье.

- Мы ознакомились с вашей заявкой. Спрошу деликатнее, не являются ли эти привилегии декларативными?

- Я понимаю ваше беспокойство. У нас хорошие спонсорские поступления. Для уточнения вопроса я могу предоставить контакты членов попечительского совета.

- Золотые стандарты нашей компании в доверии, которое подкрепляется строгими и понятными правилами. Мы вам полностью доверяем. А пригласили вас потому, что хотим представить кандидата. По результатам испытаний он лучше всех подходит на вакантную должность. Не возражаете?

- Нет, пожалуйста.

Один из менеджеров встал со стула, дошел до двери и, открыв ее, пригласил кого-то пройти. В кабинет вошел мужчина лет сорока пяти в светлом костюме.

- Здравствуйте! - приветливо и с интонацией произнес он.

- Добрый день, присаживайтесь, - менеджер показал на свободный стул в центре кабинета, - мы хотим задать вам несколько вопросов.

- Как вы относитесь к тому обстоятельству, если ученики в процессе получения знаний превосходят своего учителя.

- Это нормальный процесс.

- Вы готовы воспитывать таких учеников?

- Да.

- А как насчет наличия у детей природных способностей?

- У каждого есть способности, моя задача их находить и развивать.

- Судя по всему, это хорошо получается. У вас есть ученики, которые стали весьма влиятельными людьми, вы поддерживаете с ними отношения?

- Конечно, сейчас они мои учителя, - он улыбнулся.

- Вы вели курс по артистизму, готовы его возобновить?

- Да, если будет понимание со стороны руководства школы.

- Руководство перед вами.

Менеджеры переглянулись и посмотрели на Тимура. Директор кивнул и поставил свою подпись на контракте.

- Увидимся в школе, Евгений Юрьевич, - сказал он, обратившись к учителю, а затем пожал всем руки и вышел.

Вопреки всем замечаниям докторов, он и сейчас оставил коляску в машине, стараясь как можно больше обходиться без нее. Тимур рассчитывал, что сможет быстрее восстановить двигательные функции, а также быть более свободным на деловых встречах, не апеллируя к жалости и состраданию.

- Скажите, я не в спецслужбе буду работать, а то после всех ваших тестов и собеседований у меня сложилось такое впечатление, - спросил учитель.

Менеджеры заулыбались.

- Это школа.

- А позвольте узнать, какая именно школа?

- Пятая, - спокойно произнес менеджер.

- Так, э-э-э, она же…

- Вы не пожалеете, эта самая лучшая вакансия в городе.

Концертный зал Дома Правительства чествовал таланты со всей страны. В торжественной обстановке награждали признанных профессионалов. Более двух десятков специальностей номинировались в этом году. На сцену под аплодисменты поднимались лучшие врачи, инженеры, полицейские, строители, энергетики. Между награждениями на сцену приглашали артистов, которые исполняли популярные песни. В очередной раз ведущие представили новую номинацию и молодого талантливого человека, вдохновившего на добрые поступки сотни маленьких детей.

- И этого человека зовут, - громогласно произнес ведущий и выждал паузу, - профессионалом года становится Семен Леонидович, его идея – это управляемые навыки у школьников.

Семену Леонидовичу под аплодисменты вручили награду – хрустальную статуэтку пеликана с дипломом. Когда он спустился со сцены в зал, к нему стали подходить люди, чтобы поздравить с победой.

На плечо учителя легла крепкая рука и позади раздался мужской голос:

- Искренне поздравляю, заслуженная награда!

- Спасибо, - произнес учитель и обернулся.

Рядом стоял полный мужчина в темно-синем костюме.

- Я руководитель фонда, который проводит этот конкурс. И у меня для вас персональное предложение – новая работа.

- Но я не ищу новую работу, - возразил учитель.

 - Вы сначала ознакомьтесь, годовое жалование выше прежнего и должность заведующего учебной частью.

- Скажу честно, мне не по душе частные школы и элитные районы.

- Это муниципальная школа.

- Хорошо, я подумаю, - завершил разговор учитель и пожал незнакомцу руку.

Вместе с талантливыми учителями в школу стали приходить бывшие  выпускники и каждому непременно находилась важная и ответственная работа. Школа закипела как огромный улей. Каждый квадратный метр был промерен и получил свое назначение, менялись кабинеты и коридоры, мебель и оборудование, школьный двор и забор.

Педагоги пригласили школьников к совместному творчеству и на свет появились необыкновенные изделия, картины, произведения, программы, номера, представления. Все кабинеты получили имена и свой неповторимый интерьер. Появились уголки природы с животными, аквариум и террариум, которые сразу привлекли внимание первоклашек.

Вокруг школы установили детские площадки, спортивные и гимнастические снаряды.

Невозможно перечислить всего того, что школа приобрела за последние месяцы. Серьезным образом преобразился учебно-воспитательный процесс.

Не заставили себя ждать и результаты активного участия школьников в различных соревнованиях и конкурсах, а когда награды не стали вмещаться в шкаф, то сделали новую стеклянную витрину.

Директор сидел на своем кресле и, как ему и полагается, медленно пролистывал красочные страницы, вчитываясь в дизайн-проект фонтана и задумчиво останавливаясь на отдельных фрагментах. Когда страницы закончились, он посмотрел на сидящих напротив мужчин.

- Чтобы убедить попечительский совет, мне нужна конкретная информация: характеристика оборудования, выбор насоса, водоподготовка, расходные материалы, обслуживание, варианты оплаты, скидки и т.д.

- Инженерный проект требует более детального изучения местности и коммуникаций. После оценки всех факторов мы сможем назвать точную стоимость и подготовить деловую презентацию.

- На этом и договорились, - Тимур встал, давая понять, что разговор закончен. Он уже опаздывал на очередную встречу.

Через полчаса директор школы поднимался по ступенькам пятиэтажки. Остановившись на третьем этаже, он уверенно нажал на кнопку квартирного звонка. За дверью послышалась мелодия и далекий голос:

- Сейчас, сейчас.

Дверь открылась и показался лысый мужчина в домашнем халате.

- Геннадий Яковлевич? – спросил Тимур.

- Тебе чего?

- Я директор пятой школы. Мне нужна ваша помощь в очень интересном проекте.

- Обратись после отпуска.

- Это очень важно, у меня мало времени.

- Тогда найди другого олуха.

- Президент Союза архитекторов лично поручился за вас, будет неудобно просить его найти еще одного профессионала и поручиться повторно.

Геннадий Яковлевич задумался.

- Я бы тебе сказал, что неудобно. Ладно, проходи.

Мужчина прогуливался, рассматривая здание музыкального театра и поглядывая на часы. Фасад главного культурного центра города был великолепным: по обе стороны от массивных дубовых дверей стояли высокие колонны, а под сводом расположились скульптуры муз. Мраморные фонтаны с разноцветной иллюминацией вокруг здания подчеркивали его торжественное предназначение. Именно здесь выступали многие приезжие знаменитости и особо важные местные артисты.

Увидев девушку, он улыбнулся.

- Здравствуйте, красавица.

- Привет.

- Сегодня у нас творческий вечер.

- Даже так?

Мужчина вынул из кармана два билета и восторженно произнес:

- Праздничный концерт со звездами, только нужно поторопиться.

- Спасибо за интересный сюрприз.

Мужчина обнял девушку за талию и они направились к входу в театр. В холле нарядные дамы и джентльмены, раздеваясь и приветствуя знакомых, спешили занять места в зале.

Мужчина помог девушке снять пальто и сдать его в гардероб. Получив номерок, он обернулся и увидел свою двоюродную сестру.

- О, привет! Какими судьбами?

- Да, вот, выступать буду, - шутливо ответила она.

- Ты иди, а я поговорю и подойду, - обратился мужчина к своей девушке.

Она молча кивнула и пошла в зал. Их места были семь и восемь в двенадцатом ряду. В практически полном зале, ей пришлось пройти через занятые места своего ряда. Как только она села на свое место на сцену сразу поднялся ведущий, словно только и ждал, когда она придет.

- Дамы и господа, рад приветствовать вас на праздничном концерте, - громогласно заявил он. - Мы порадуем вас хитами и новыми песнями. Встречайте мою спутницу, супермодель Ксению.

- И знаменитого шоумена, артиста Артема Колесникова, - представила Ксюша своего со-ведущего.

- Четно говоря, мы были тронуты, когда узнали, что в вашем городе есть талантливая звездочка, уникальный голос, который уже стал популярным. Это воспитанник пятой школы, Николай Левинов. Именно ему выпала часть открыть наш концерт. Прошу, встречайте!

На сцену вышел парень в красивом модном костюме и начал петь. Девушка сразу оценила приятный и сильный голос молодого исполнителя и обратила внимание на небольшую угловатость движений. Уже к концу песни на соседнее место сел ее мужчина.

- Вот так голос у парня. Как его зовут?

- Я не расслышала, по-моему, Николай.

Мужчина огляделся и увидел программу в руках у девушки на соседнем ряду.

- Разрешите программу, только взглянуть, - обратился он к ней.

Получив программу, он пробежал ее глазами и остановился на фотографии молодого артиста. Надпись гласила: «Николай Левинов – молодой талант!». Мужчина посмотрел на сцену и понял, что этого человека он избегал много лет, поставив на нем крест и посчитав неполноценным инвалидом. Он вспомнил, что совсем недавно пожалел дать деньги на педагога по вокалу. А вот сейчас, как только песня закончилась, весь зал щедро рукоплескал, одаривая исполнителя своим признанием и букетами цветов. К горлу мужчины подкатил комик, а по щекам потекли слезы. Сомнений быть не могло – на сцене стоял его сын.

Поздно ночью возле дома остановилась полицейская машина с включенными сине-красными проблесковыми маячками. Двое стражей порядка вышли из автомобиля и направились к входу. Подойдя к двери, один из них громко постучал. Через полминуты он постучал снова. За дверью послышался женский голос:

- Кто там?

- Полиция, в пятую школу проникли подростки, повредили имущество. Нам нужен директор, чтобы проехать на место происшествия.

- Сейчас позову.

Через пару минут дверь открылась и вышел Тимур. Поздоровавшись с полицейскими, он сел в машину и они поехали в школу.

По приезду полицейские провели директора по первому этажу до кабинета иностранных языков. В самом кабинете, пристёгнутые наручниками к партам, находились двое подростков. Тимур был готов поспорить, что раньше их уже видел и, подойдя ближе, он спросил:

- С какой школы?

- Тебе какое дело? – ответил один из парней.

- Тридцатая? – уже громче произнес Тимур.

- Пятая, - с усмешкой ответил нахал.

- Наш, значит.

Тимур посмотрел на поломанное оборудование и подошел к полицейскому.

- Они побывали только в одном кабинете?

- Да.

- Все ясно, мы можем подняться ко мне?

Страж порядка кивнул и пошел следом за директором. Войдя в кабинет, полицейский внимательно посмотрел на Тимура.

- Какие у вас есть мысли?

- Подростковая шалость, не более того, ущерб тоже незначительный.

Офицер удивленно поднял брови.

- Я поговорю с их родителями и улажу конфликт, – Тимур посмотрел на полицейского.

- Наверное, молодой человек, вы не понимаете, что совершено преступление и нарушители должны понести наказание, – офицеру совсем не хотелось поздно ночью освещать основы законности и правопорядка, - как руководителю вам необходимо надлежащим образом выполнить свои обязанности.

- Все верно, я подготовлю и направлю вам необходимые документы.

- И не забудьте посчитать стоимость причиненного ущерба. Я видел, что повреждены весьма ценные предметы.

- Возможно.

Тимур направился к двери, чтобы открыть ее полицейскому.

Во втором отделе полиции Сергей просил встречи со своим младшим братом, которого задержали ночью. Наконец полицейский согласился и Сергея провели до камеры. Остановившись возле решетки, он увидел своего брата.

- Ну что, повеселился?

Брат поднял голову.

- Ты мне нотации читать будешь или вытащишь отсюда?

- Много разрушили? – опять спросил Сергей.

- Полицейские сказали кусков на двести, какое-то дорогое оборудование, ждут заяву от директора.

Сергей покачал головой.

- Хороший ты родителям сюрприз приготовил, – он развернулся и пошел обратно. Немного подумав возле кабинета, он постучал и открыл дверь.

- Я могу встретиться и поговорить с директором. Сумма, конечно, большая, но мы сможем расплатиться постепенно.

- А кто вам сказал, что большая сумма? – спросил полицейский.

- Для некоторых это немного, но для нашей семьи двести тысяч - это огромные деньги.

Полицейский поднял руку с какой-то бумагой и показал ее Сергею.

- Школа оценила ущерб в пять тысяч рублей, видимо, директор не понимает, что такое умышленное повреждение имущества.

- Пять тысяч? – с удивлением переспросил Сергей.

Полицейский задумчиво покачал головой.

Тимур сидел в кресле и внимательно слушал учителей.

- Нам необходимо современное оборудование, иначе нет смысла говорить о результатах, - заканчивая свою речь, подытожил учитель физкультуры.

- Любое оборудование потребует дополнительных площадей, которых в школе нет и не будет, - продолжил другой педагог.

- Мы опять топчемся на месте - нужно оборудование, но некуда его ставить. Тогда зачем все эти обсуждения?

Присутствующие посмотрели на директора, который задумчиво рассматривал какие-то схемы.

- Я организовал это совещание, потому что твердо уверен в необходимости эффективной реабилитации, - начал Тимур. – Вы говорите правильно, без помещений у нас ничего не получится. У меня перед глазами технический паспорт здания. Что касается дополнительных площадей, то у меня есть хорошее предложение: поменять врачебный кабинет, который расположен на втором этаже, на более просторный кабинет с первого этажа.

- И кто это согласится на такой обмен? – недоверчиво спросил учитель физкультуры.

- Директор, - просто ответил Тимур, - мой кабинет со всеми дополнительными помещениями равен семидесяти пяти квадратным метрам против врачебного кабинета с четырнадцатью квадратами. Как раз хватит на новое оборудование. А мне достаточно и меньшего кабинета.

Переглянувшись, учителя удивленно посмотрели на директора.

В зале совещаний городской администрации было шумно - стандартный разнос всех выступающих, сопровождающийся острой критикой и каверзными вопросами со стороны чиновников. Заместитель мэра по социальным вопросам, ведущий собрание, включил свой микрофон и произнес:

- А сейчас переходим к последнему вопросу нашей повестки – это организация переезда пятой школы на новое место. Для отчета о проделанной работе приглашаю директора школы. Пожалуйста, вам слово.

Тимур поднялся с кресла и вышел к кафедре.

- Добрый день! Сегодня я расскажу об организации роботы по переезду пятой школы. Сразу обращаю ваше внимание на то, что данная работа серьезная,  объемная, кропотливая. Посмотрите на это, - и Тимур поднял над головой увесистую толстую папку, - это организационные и контрольные мероприятия, лишь малая часть нашей работы, – директор выждал паузу и продолжил. - Во-первых, моим приказом утвержден план мероприятий по школе. Большая часть мероприятий уже выполнена. Во-вторых, как руководитель я ежедневно держу руку на пульсе и провожу оперативные совещания. Эти графики тому подтверждение, - Тимур снова поднял руку со стопкой цветных диаграмм, еще вчера распечатанных с разных сайтов, - все оперативно и наглядно.

Недаром говорят, что один переезд равен двум пожарам и одному наводнению. Сегодня мы заканчиваем полную инвентаризацию всего школьного имущества. Нам надо решить вопрос, что можно забрать с собой, а что целесообразнее оставить на старом месте, приблизительно это около десяти процентов имущества. Здесь мнения наших специалистов разделяются. Ведь речь идет не только об изношенном оборудовании и мебели, но и о неотделимых от здания улучшениях.

Одна из основных задач, которая стоит передо мной – сохранение непрерывности учебного процесса. Не секрет, что не всем родителям и детям удобно новое месторасположение школы. Есть те, кто категорически против переезда и мы не можем игнорировать их мнение. Именно поэтому на первое время нам надо решить вопрос по привлечению и оплате школьного транспорта.

Некоторые особо активные родители организовали штаб противодействия переезду. С организаторами штаба я стараюсь поддерживать доверительные контакты, приглашаю к спокойному и конструктивному обсуждению всех вопросов.

Есть много нюансов по организации непосредственно переезда. Пользуясь случаем, сразу хочу сказать спасибо всем специалистам администрации и особенно заместителю мэра в неоценимых советах. Ваш опыт, несомненно, помогает нам. У меня все, спасибо за внимание!

Фразы своего выступления Тимур стащил с различных отчетов чиновников, найденных в интернете. Все его выступление было не более чем блефом, но у присутствующих сложилось хорошее впечатление о работе нового директора. Вопрос переезда был спорным и не все члены администрации поддерживали такое решение, однако они не предпочитали вслух озвучивать свои сомнения.

Заместитель мэра обратился к Тимуру:

- Это хорошо, что вы так относитесь к своей работе, но попрошу вас ускорить процесс насколько это возможно. Вы должны быть полностью готовы к визиту мэра.

- Обязательно будем готовы, - ответил Тимур.

По окончанию совещания директор вышел со здания администрации и глубоко вдохнул свежий воздух. Подойдя к урне, он отправил туда толстую папку с документами и графиками.

После нескольких репетиций школьники, измученные и уставшие, сели за парты. Текст был необычным для гимна, но его поддержали большинством голосов и Степан Андреевич сдался. Как и обещал, он написал к нему музыку, правда, это стоило ему больших усилий. Школьный гимн скорее напоминал не торжественное музыкально-художественное произведение, а жизненный девиз в слегка пафосном и современном хип-хоп исполнении.

Гимн был необычным еще и потому, что одна фраза повторялась на девятнадцати разных языках. С переводом и произношением помогла Светина мама.

- Отдохнули, давайте последний раз, - сказал учитель и сел за рояль.

Школьники подошли и встали рядом со Степаном Андреевичем. Учитель начал играть, а ученики поочередно и хором стали исполнять гимн:

Я живу, чтобы любИть

и тебя благодар Ить (Русский)

Живим да олим и хвалат И (Сербский)

Вот шу до айканисян И (Китайский)

Ик вун ом лиф ту хэбен ен данк Юль (Голландский)

Хя на са ю титя ра ля коко куньк Унь (Тайский)

Менен фэрэнегу канфэманс Е (Корейский)

Мэй бья картаху ор ап кудане ва тяртэх Е (Хинди)

Ай лайв ту лав энд ф Энкью (Английский)

Е а плюм е мсиэмлюм ф Анк ю (Армянский)

Е виво пара амари графиЭс (Испанский)

Е локвиеск се ю меск ши мамульсум Еск (Румынский)

Той шон дэ я тьюн ва кам он б Ан (Вьетнамский)

Я живям но на акам и ви нанонар Ам (Македонский)

Их либэ ум цулибн он их данке Инен (Немецкий)

Ватасива натау туси тайтасикей к Илед (Японский)

Беджулима миловат а дьек Уи (Чешский)

Жием би каха чиджинк Уе (Польский)

Е лиа вэ фо ат эльска о тАк (Шведский)

Бэн сивилерум ви тишек курек мекьюшам Ак (Турецкий)

Слова и музыка закончились. Довольные дети дружно захлопали. И Степан Андреевич аплодировал со всеми. По их радостным и воодушевленным лицам он понял, что гимн получился на славу.

- Еще немного и можно делать настоящий клип, - заметил учитель.

Все радостно согласились. В этот же день текст гимна в золотой рамке повесили на главный школьный стенд.

Тимур со Светой прогуливались по набережной, весело разговаривая на разные темы.

- Как тут красиво.

- Это точно, - ответил Тимур, - только времени не всегда хватает, чтобы всем этим любоваться.

Света остановилась возле декоративного ограждения.

- А кем ты хотел стать, ну в смысле профессии?

- Сейчас уже сложно сказать, наверное, директором буду, а до этого думал, что врачом, помогать таким как мы.

- Добрый ты, а я учительницей хочу стать, как моя мама.

Тимур подошел к девушке совсем близко и взял ее за руку. «Теплая и маленькая ладошка», - подумал он. Света немного сжала пальцы.

- Скажи, а кому ты посветил свое выступление на вечере двух школ? – неожиданно спросила она.

- Тебе.

- Шутишь, мы еще не были знакомы.

- Я точно знал, что это будешь ты, - абсолютно серьезно ответил Тимур.

Шесть месяцев с момента назначения директора пролетело незаметно. До встречи с мэром осталось три дня и Тимур заметно волновался. Наконец, он решился.

Повернувшись от окна, директор посмотрел в глаза собравшимся учителям.

- Каждый из вас вложил душу и сердце в нашу школу. Вы являетесь лучшими в своей профессии, доказали это высокими результатами самих учеников. Вы - моя семья, – директор замолчал.

- Не без вашей помощи, - заметил один из учителей.

- Я горжусь тем, что работаю рядом с вами, что вы настоящие и  талантливые, – казалось, что каждое слово давалось директору с трудом, – но есть одно событие, которое ждет нашу школу. И это событие – переезд на новое место. Школа должна покинуть здание по решению администрации. По этому поводу через три дня запланирован официальный визит мэра.

В зале раздался шум.

- Это невозможно, - произнес кто-то.

- Столько всего вложено, о каком переезде может идти речь.

- Это как надо обнаглеть, чтобы забрать у детей школу!

- Мы должны бороться, никто не должен соглашаться на переезд.

- И что вы сделаете против администрации?

- Наши дети никогда и никому не нужны – лишний раз тому подтверждение!

Когда шум стал утихать, учителя обратились к Тимуру.

- А что думает директор?

- Я учился в этой школе, сейчас здесь работаю. Вместе с вами воплощаю мечты. И я против переезда. Мы должны бороться за свою школу. Все вместе. И у меня есть план, - закончил Тимур.

- Говори план!

- Будем бороться вместе!

- Мы все поможем, - согласились учителя.

- Тогда слушайте, - начал Тимур.

Уже поздно ночью учителя закончили обсуждение плана. Все дальнейшие действия было решено осуществлять в полной тайне.

С самого утра школьный штаб, работая в напряженном режиме, ничем себя не выдавал. Со стороны можно было заметить только отдельные мероприятия и встречи.

По громкоговорителю прозвучало объявление: «Директор просит старшеклассников прийти в субботу для проведения субботника. Всем гарантировано отличное настроение, настоящая солдатская каша, соревнования и подарки».

Завуч прижал трубку к уху и набрал номер телефона.

- Привет, дорогой друг! Ты все еще режиссер самого популярного телеканала? Тогда для тебя есть интересный сюжет. Угу. Визит мэра в пятую школу. Что необычного? А вот ты пришли своих орлов, тогда и узнаешь.

Света посмотрела на монитор и прочитала вслух:

- Уважаемый господин Ли! Убедительно прошу Вас положительно решить вопрос личного участия в официальной церемонии. С уважением, директор школы, - дочитав, девушка нажала кнопку «Отправить».

Александр Владимирович крепко пожал руку мужчине:

- Я рассчитываю, что самый  титулованный клипмейкер сделает настоящий шедевр.

- Несомненно, - ответил посетитель.

В этот момент в кабинет заглянул рабочий.

- Мебель с вашего кабинета везем в пятую школу?

- Да, можете загружать. Только чтоб ни одной царапины!

Во дворе школы Степан Андреевич подошел к техникам, одетым в фирменную спецовку.

- Этот свет должен быть интересным, словно волшебным, зрителей будет предостаточно.

- Тогда вы обратились к настоящим магам.

Ольга Васильевна сидела напротив директора музея.

- Нам бы очень хотелось на следующей неделе организовать выставку русского и европейского искусства в нашей школе.

- Мы не практикуем подобные выставки.

- Понимаете, у нас не совсем обычная школа, не все дети имеют возможность посетить музей, прогуляться по этажам. Мы, конечно, обратимся в соответствующие органы, чтобы они посодействовали организации посещения музея. Потребуется помощь всего вашего персонала, будет лучше, если вы закроете музей на несколько дней для посетителей. Понимаете, нашим детям нужна постоянная и весьма деликатная помощь. Кстати, как у вас дела с пандусами? Понадобиться освободить несколько комнат для отдыха и возможного оказания медицинской помощи. Мы установим специальное оборудование, от вас потребуется ответственное хранение. В таких делах обязательно будет нужен фото и видеоотчет...

- Сколько картин вам необходимо?

- Около двадцати полотен, желательно представляющих наибольшую культурную ценность.

Евгений Юрьевич выдвинул чемодан из-под кровати и, вытерев пыль, открыл его. Он и не думал, что ему так скоро понадобятся актерские навыки и содержимое чемодана: парики, налепки, наклейки, накладные усы, краски и кисти, грим и еще множество различных приспособлений.

Женя посмотрел на окружающую его молодежь и поднял баллон с краской.

- За дело господа, забор большой.

Лиза ходила по кабинету.

- Есть только один день и только один результат и не дай вам бог его не достигнуть! - она подняла голову и серьезным видом посмотрела на стоящих перед ней здоровенных мужчин, которым предстояло смонтировать новое оборудование в спортивном комплексе.

Они улыбнулись и кивнули.

Первый раз в жизни Тимур был в православной церкви. Пару минут назад он купил свечку и сейчас думал, куда ее поставить. «Сколько икон, – промелькнуло у него в голове, - и как найти нужную? Пойду к той, что в центре». Тимур подошел к иконе Спаса Нерукотворного, внимательно рассмотрел лик Христа на светлом урусе, зажег и поставил свечку. Собравшись с мыслями, он тихо произнёс:

- Боженька, прости меня, что я не знаю, как молиться и как надо с тобой разговаривать. Прости, если я что-то сделал не правильно. Я всегда считал, что ты не справедлив к нам и тебе нет до нас никакого дела. А ведь мы такие же люди. Я прошу тебя, посмотри на нас, дай немного сил, чтобы поверить в себя и поверить в тебя.

Тимур перекрестился и низко поклонился.

Утром мэр уточнял приемы и визиты. Запах свежемолотого кофе, чашку которого только что принесла секретарь, разносился по всему кабинету. Помощник доложил, что в городе проездом будет директор регионального отделения ЮНИСЕФ.

- Цель визита?

- Ознакомительное посещение детских учреждений.

- И все?

- Да, у него плотный график от Женевы до Минска.

- Закрепите за ним кого-нибудь и не вздумайте лишнее показать. Все как обычно: знаем, ценим, делаем.

- Хорошо.

Сегодня у мэра были два визита: в первый лицей и пятую школу. Помощник доложил, что руководство обоих школ готово к приему. В списке мэр увидел представителей прессы.

- А они зачем?

- Напросились в первый лицей, - ответил помощник, - уже ждут в холле.

- Собирай всех и давай транспорт, выезжаем.

Мэр протянул руку к чашке кофе.

Уже скоро члены важной делегации подходил к парадному входу лицея.

- Здравствуйте! - широко улыбаясь, приветствовал высоких гостей Владимир Викторович.

 - Здравствуйте! – поздоровался мэр, - ведите, показывайте, что сделали, какие планы? Вы, как я знаю, здесь недавно.

- Шесть месяцев, но уже рвемся в бой, - гордо произнес Владимир Викторович и повел гостей по широкому коридору.

- Бои то нам совсем ни к чему, лицей и так самый лучший в городе.

- За полгода проведена полная ревизия, конечно, не все хорошо, есть над чем поработать. На днях сдали новый интерактивный класс, смонтировали современное оборудование, сейчас учителя проходят стажировку.

- Хорошо, хорошо, - отметил мэр.

- В школе начались работы по монтажу видеосистемы, через пару месяцев закончим, - продолжал директор, - на первом этаже проведен текущий ремонт, на следующий год выполним ремонт на втором этаже. Организована доставка детей школьным автобусом, есть предложения по организации выездных творческих мероприятий по культурным организациям.

Директор позволил себе немного приукрасить свою работу, действительно, часть ее уже была сделана до него, однако то, что он был директором, давало ему, как он считал, полное право называть себя ее автором. Не всем учителям нравилось такое отношение Владимира Викторовича, но они предпочитали молчать. Тем более, что работа в лицеи считалась престижной и высокооплачиваемой.

По пути директор остановился и показал один из классов.

- Практически все типовые. Сейчас осуществляем оценку всех учебных программ, отберем лучшие, какие-то дополним, а что-то заменим на более перспективное. Пожалуйста, проходите в мой кабинет.

После того как операторы установили и включили камеры, корреспонденты начали задавать вопросы.

- Чем объясняется формула эффективности лицея?

- Не боюсь повторять, в основе хорошей школы три кита: сильные учителя, современные программы, новое оборудование.

- Вы можете озвучить стоимость обучения в лицее?

- Хорошее образование не стоит дешево, - ответил директор, - ведь большая часть денежных средств расходуется непосредственно на учебный процесс.

- С какими проблемами вы уже столкнулись и как намерены их решать.

- Повышение объема и сложности учебного материала требует от школьников хорошего здоровья. К сожалению, оборудование врачебного кабинета не позволяет нам осуществлять мониторинг состояния этого вопроса. Сейчас мы работаем в данном направлении.

В конце слово взял мэр.

- Такой лицей у нас один, очень хотелось, чтобы и другие школы смотрели на лидера, перенимали полезный опыт. Я имею в виду опыт управления, образовательные технологии, новое оборудование.

После интервью все распрощались и, выйдя во двор, направились к машинам. Мэр обратился к представителям прессы.

- Если есть желание, вы можете продолжить экскурсию в пятую школу. Это уже совсем другой вариант, школа сложная, много проблем и контингент особенный. Директор - один из ее выпускников. Показатели работы удовлетворительные. Школу планируем переводить в другое место. Поедем?

Представители СМИ согласились.

- Соблюдайте спокойствие, - судья постучал молотком по столу и шум в зале стал утихать, - попрошу подняться директора пятой школы.

Тимур встал с кресла и вышел в центр большого зала. Впереди судья в черной мантии, а справа – те самые нарушители, которые учинили погром в школе.

- Что вы можете пояснить по данному делу? – обратился судья к директору.

Тимур поднял руки к груди и выждал паузу.

- Каждый день я вижу сотни любопытных глаз. Эти дети мечтают стать учителями, врачами, инженерами, адвокатами. Но они могут стать и преступниками, – Тимур говорил четко и с интонацией, - и не потому, что они хотят стать преступниками, а потому что они ошиблись. Ущерб, который причинен школе, ничего не стоит. Но мы можем причинить ущерб этим детям, который будет стоить им жизни, – Тимур выждал паузу, а затем уверенно и эмоционально продолжил. – В первую очередь, родители и учителя несут ответственность за детей. И если кто-то должен понести наказание, то это должны быть мы с вами, - голос Тимура прозвучал приговором, - школьники уже получили свое и во всем раскаиваются. Так давайте дадим им шанс встать на правильный путь.

В зале раздались аплодисменты. Судья был вынужден снова применить молоток.

По выходу из совещательной комнаты суд вынес оправдательный приговор. Эту новость Тимур узнал в служебной машине, которая увозила его в пятую школу.

Возле школьного забора разместились полупрозрачные, словно стеклянные, клумбы в виде сердец, до краев наполненные красивыми цветами. На самом заборе красовалось масштабное граффити: разные волшебники вели за руки школьников, дети росли и волшебники менялись на литературных героев, а уже в конце забора сами подростки примеривали на себя халат врача, спецовку строителя, костюм адвоката.

Автомобили городской администрации подъехали к пятой школе и остановились. Члены делегации вышли из машин и с восхищением рассматривали яркие цветы и картины. Видеооператоры включили камеры и стали снимать все подряд.

На двери забора красовалась надпись из маленьких цветных камней: «Мы Вам рады, пожалуйста, проходите!»

Мэр первым толкнул дверь и все по очереди зашли во двор. Собственно назвать его школьным двором было нельзя. Великолепный ландшафтный дизайн предстал перед глазами гостей. Члены делегации с удивлением вертели головами в разные стороны. Мэр повернулся направо и отпрянул: прямо перед ним стоял огромный, словно настоящий, медведь с маленьким медвежонком, оба они протягивали гостям свои лапы. Школьный двор изобиловал разными животными:  маленькими - размером с кулак, средними - как ребенок и большими - выше человеческого роста. Мышки и зайчики прятались за камнями, а из-за деревьев выглядывали хищники. В искусственном водоеме с танцующим фонтаном плавали разноцветные утята. Вся делегация замерла и в изумлении рассматривала чудеса школьной территории. Горки, лесенки, песочницы разместились на зеленой территории двора. Дорожки под ногами были выложены декоративной брусчаткой. Вычурные фонари на дивных ножках и резные деревянные лавочки были словно позаимствованы с народных сказок. Такой дизайн еще никому из гостей не приходилось видеть даже на картинках.

Само здание, посветлевшее и покрашенное, выглядело нарядным. Открылась дверь школы и к удивленным гостям направился молодой мужчина в дорогом темно-синем костюме. Если бы он представился волшебником, то никто бы из гостей точно не удивился.

- Здравствуйте, меня зовут Семен Леонидович, я завуч школы и проведу вас до актового зала. Учителя и родители уже ждут вас.

Мэр повернулся к помощнику и тихо произнес:

- Я не понял, это когда все появилось?

- Понятия не имею, с нами не согласовывали.

Делегация направилась за завучем, к которому в это время обратился один их корреспондентов.

- Если не ошибаюсь, вы признаны лучшим учителем года.

- Профессионалом года, - скромно поправил учитель.

- И вы здесь работаете?

- Абсолютно точно, я считаю, что это самая лучшая школа с великолепными условиями, но с этим всем я вас еще познакомлю, - гордо произнес завуч и продолжил, - ландшафтный дизайн выполнен известной японской компанией, реализованы сложнейшие элементы подсветки. Все зверьки, которые живут на территории, а здесь их около двухсот, имеют свои имена и сделаны самими учениками. А сейчас приглашаю вас в школу.

Семен Леонидович открыл массивную дверь, пропуская гостей вперед. Впереди на вытяжку их встречал подстриженный и выбритый охранник в новеньком фирменном костюме, полностью экипированный специальными средствами защиты и обороны.

Школьный штаб, который расположился в кабинете директора, оперативно принимал и анализировал всю поступающую информацию. Дверь открылась и охранник доложил:

- Мэр уже в школе.

Все шло по плану, когда раздался телефонный звонок. Тимур взял трубку и услышал голос секретаря:

- К вам учитель иностранных языков. Говорит, что срочно.

- Пустите.

В кабинет вошла учитель и было видно, что она сильно волнуется.

- Здравствуйте, извините, что я вас отвлекаю. Сегодня у моего ребенка операция на сердце и я сильно переживаю, места себе не нахожу. Должны были оперировать завтра, а перенесли на сегодня. Вы могли бы меня отпустить в больницу.

- Операция, - переспросил директор, - это точно?

- Она и меня просила вам не говорить, беспокоилась, что может отвлечь от важной работы. Понимаете, она у меня совсем одна. И такая сложная операция.

- Вы не волнуйтесь, она в какой больнице?

- Кардиологический центр. Извините, что я вас отвлекаю в такой момент. Никак не могу успокоиться и взять себя в руки.

- Подождите меня в приемной.

Учитель вышла и закрыла за собой дверь, оставив директора неподвижно смотрящим в одну точку. Тимур медленно открыл свой красный блокнот и дотронулся до фотографии Светы. Через мгновение он повернулся к коллегам.

- Мне нужно ехать. Я знаю, что вы все сделаете правильно.

Решение директора никто не обсуждал. Тимур вышел из кабинета и обратился к секретарю:

- Срочно машину и найдите телефон главного врача кардиологического центра. - И уже обращаясь к учителю, - поедем вместе.

- А как же мэр?

- С мэром ничего не случиться.

- Помимо стандартных классов, в школе имеются тематические кабинеты, вот один из них, мой любимый кабинет европейской культуры.

Семен Леонидович открыл дверь и глазам присутствующих предстали старинные итальянские шкафы с книгами. В середине кабинета стояли массивные диваны из толстой кожи. Свет, многократно отражаясь от большой хрустальной люстры, переливался по стенам.

- Стоимость библиотеки несколько миллионов рублей, - как бы стараясь придать вес и без того огромному богатству добавил завуч, - есть настоящие шедевры. Библиотека популярна и среди детей и среди учителей. А так как у нас мало времени, мы идем дальше.

Гости, не скрывая восторга, направились за Семеном Леонидовичем. Он остановился возле двери и заговорщически произнес:

- Здесь у нас выставка европейского и русского искусства, уникальные полотна, - открыв дверь, он громко спросил, - а где хозяйка?

С кресла поднялась и подошла к гостям изящная дама в красивом вечернем платье.

- Здравствуйте! Такую экспозицию вы не сможете найти ни в одном музеи города. Наша выставка не только приобщает учеников к искусству, но и служит наглядным пособием для начинающих художников, - Ольга Васильевна показала рукой на стоящие возле стены складные мольберты-треноги.

- У нас работает отличная художественная студия, пользуется большой популярностью среди учеников, - подхватил Семен Леонидович.

Гости с нескрываемым удивлением рассматривали произведения искусства выдающихся художников.

- Не будем задерживаться, - раздался голос Семена Леонидовича, - попрошу за мной.

- А как у вас с мебелью для школьников, ведь как-никак особый контингент? – спросил один из членов делегации.

- Абсолютно верно, давайте посмотрим наш класс, - и он открыл первую дверь. - Все столы выполнены по индивидуальному заказу, полностью функциональны и удобны для наших школьников. Имеется дополнительное освещение, регулировка высоты и наклона, различные полочки, кнопки вызова учителя и врача.

- А сертификаты? – перебил дотошный член делегации.

- Без них в наше время никак. Мы привлекали компетентную фирму, специализирующуюся на изготовлении подобной мебели, так что с документами все в порядке. Не буду заострять внимание на то, что во всех классах интерактивное оборудование. Пойдемте дальше.

Завуч повел ошарашенных гостей по коридору, на обеих стенах которого располагались объемные барельефы с историческими событиями. Гостям предстал театр военных действий Великой Отечественной войны.

- Это все школьное творчество, - Семен Леонидович заметил удивленные взгляды гостей, - партнерство педагогов и учеников. Кстати, некоторые работы представлены на самые престижные международные конкурсы.

- Как обстоят дела с врачебным кабинетом? – спросил мэр.

Как бы извиняясь, Семен Леонидович произнес:

- Мы от него отказались. Врачебный кабинет переоборудован в более практичный развивающий спортивно-медицинский комплекс. Это случилось благодаря тому, что директор пожаловал нам свой просторный кабинет. Вот, кстати, мы рядом с ним, - Семен Леонидович толкнул дверь и рукой предложил последовать за ним.

Такого количества механизмов и тренажеров сложно было представить.

- Про нашего инструктора говорят: «Если бог не поставил на ноги, то тогда это сделает Пал Палыч», - завуч улыбнулся и показал на стену с фотографиями радостных детей. – Вы можете увидеть их первые шаги. Есть зал для занятий танцами, гимнастикой, единоборствами. Спорт культивируем с первого класса.

Завуч опять позвал делегацию за собой, которая послушно последовала, словно за гидом, искусно раскрывающим уникальные исторические ценности незнакомого города.

- Еще один уникальный проект - музей, в нем около сотни эксклюзивных экспонатов. Руководитель музея – наша выпускница, - гордо произнес завуч, а затем поднял указательный палец и направил его на стену.

Гости повернулись и отпрянули. Через прозрачное стекло на них сверху вниз с открытой пастью смотрел лев, а за ним среди камней выглядывали чучела различных животных.

- Надо сейчас выпить, - медсестра протянула таблетку и пластиковый стакан.

Света послушно проглотила лекарство и запила его водой.

- Моя мама еще не приехала?

- Как приедет, я тебе сообщу, - медсестра взяла стакан и вышла из палаты.

Света осталась совсем одна. Через несколько часов долгожданная операция на клапане сердце. Она попыталась отвлечься от операции и подумать о Тимуре. Последнее время пятая школа сильно преобразилась, новые учителя работали с энтузиазмом, вселяя в учеников уверенность и оптимизм. Столько талантов среди детей в школе еще никогда не было, как и такого количества наград.

Несомненно, Тимур производил на нее самое благоприятное впечатление, сказать честно, сильно нравился ей. Его упрямство, трудолюбие и бескорыстное желание помогать другим людям не оставались незамеченными. В самой школе девочки старших классов не упускали возможности высказать свои симпатии молодому директору.

Света почувствовала ревность. Они уже были больше чем друзья, по его отношению к себе она понимала, что не безразлична Тимуру. Да и сама скромно кокетничала при любой возможности. Ее нисколько не смущала болезнь Тимура.

Их вместе объединяло заботливое отношение друг к другу, они избегали ссор, стараясь оберегать свои чувства.

Именно поэтому Света молча, ничего не говоря Тимуру, госпитализировалась в больницу на операцию. Понимая, что у него сейчас важные дела, она решила не ставить его в известность, а просто сказала, что ей надо съездить к тете в соседний город, чтобы помочь в каких-то домашних делах.

Сейчас она была совсем одна и настраивала себя на то, что операция пройдет успешно. Хотя разные мысли никак не давала ей покоя. Как там школа? Как Тимур? Как мама? Все ли пройдет успешно?

Повернув по коридору, гости остановились возле стены с грамотами, кубками и медалями, которые, казалось, не заканчивались.

- Большая часть наград получена в последнее время, как только пришел новый директор, все сюда не вмещаются, поэтому многие личные награды  пока хранятся дома у школьников, – Семен Леонидович выждал паузу, чтобы гости могли оценить весь масштаб школьных достижений.

- Даже международные награды, - удивленно заметил корреспондент.

Семен Леонидович кивнул.

- Обратите внимание на одно из последних школьных приобретений, – и завуч указал рукой в холл, где стоял большой морской аквариум.

Гости собрались вокруг водного царства, не скрывая своего удивления.

- Это рыбы-ангелы, а это рыбы-клоуны, - Семен Леонидович показал рукой на ярких цветных рыб, проплывавших между причудливых рифов и одиночных розовых кораллов, – дети уже дали им имена.

Возле переднего стекла на свободном камне расположились морские ежи, а рядом твердый грунт заняли желтые актинии.

Члены делегации с неподдельным интересом рассматривали морских обитателей. Мэр недоверчиво поинтересовался у Семена Леонидовича:

- А не боитесь, что дети могут испортить это чудо?

- Исключено: мы обучаем школьников жить в гармонии с природой, - и, увидев непонимающий взгляд, продолжил, - на всякий случай стекло бронированное, а доступ в аквариум закрыт замком.

Один из корреспондентов подошел ближе к завучу.

- А по каким программам вы обучаете детей?

- Позиция школы – не только образование и воспитание, но и развитие необходимых навыков. Типовая школьная программа плюс дополнительные кружки: по риторике, актерскому мастерству, саморазвитию, управлению, спортивным занятиям и самозащите, еще более десяти экспериментальных проектов. В школе прививается наставничество старших школьников над младшими, совместное творчество учителей и учеников. Кстати, уже несколько месяцев реализуется программа для учителей по повышению качества преподавательской работы. Многое у нас делается и для самих педагогов.

- А что с иностранными языками? – спросил один из членов делегации.

- Современный класс иностранных языков, оснащенный новым аудио-видео оборудованием.

- Английский? – уточнил мэр.

- Английский и китайский – это обязательные языки и еще один или два на выбор. Дети до девяти лет способны свободно говорить на трех-пяти языках. И мы им в этом помогаем. В течение первого года все школьники хорошо говорят на одном-двух иностранных языках, главное не нагружать их правилами, больше общения, игр, песен. Всего в школе говорят более чем на тридцати языках.

- А что у вас с компьютерным обеспечением? – поинтересовался мэр.

- А вот тут проблема.

- Проблеме, говорите, - подхватил мэр.

- Дело в том, что не у всех учащихся дома есть скоростной интернет и современное компьютерное оборудование, чтобы иметь возможность соединиться со школьным сервером. Это около пятнадцати процентов школьников. Но мы эту проблему решаем за счет выдачи беспроцентных целевых займов. До конца года вопрос полностью закроем.

Впереди по коридору навстречу гостям вышли двое мужчин. Один из них в черном строгом костюме сразу привлек внимание своей выправкой. Было очевидно, что это большой чиновник, скорее из военных. Когда они поравнялись с делегацией, Семен Леонидович заискивающе поздоровался и немного поклонился.

- Здравствуйте! У нас в гостях мэр города с делегацией.

Гость кивнул, бросив цепкий взгляд на главу администрации, и, немного задержавшись, пошел дальше. Мэр кивнул в ответ, ощущая, как по поведению завуча, так и по отношению самого незнакомца, что это чересчур важная птица. Семен Леонидович нагнулся к градоначальнику, взял его под руку и тихо произнес:

- На пару слов, - и немного отойдя от всей делегации, еще тише продолжил, - это с федеральной службы безопасности, последнее время школа у них под пристальным вниманием. Возможно, вы еще не знаете, но некоторые родители написали анонимку о том, что здание кто-то хочет прикарманить и лишить детей всего этого. Мы-то с вами понимаем, что это глупости, но проверок не миновать.

Мэр удивленно поднял брови.

- Да как такое могло прийти в голову?

Завуч многозначно развел руки.

Сотрудники ФСБ свернули по коридору школы и вошли в один из кабинетов. Закрыв дверь на замок, один из них хлопнул коллегу по плечу.

- Да, Евгений Юрьевич, ты даешь, у меня аж мурашки по коже.

«Сотрудники ФСБ» сняли парики и стали переодеваться.

Семен Леонидович остановился возле двери.

- Ну вот, мы и пришли, - завуч открыл двери, - я вас провожу.

Шумные родители, нарядные учителя и члены делегации во главе с мэром рассаживались по местам. Когда свободных стульев не осталось, свет притушили. На огромном экране появилась фотография маленькой девочки и заиграла музыка, потом фотография той же девочки с врачами, а вот она на празднике первого звонка в школе, ее на руках несет старшеклассник и она звонит в колокольчик. И, наконец, большой номер пять. Еще видеоряд: другая девочка Таня у себя в комнате собирается в школу, она торопится. Ее мама говорит:

- Последнее время ты живешь только одной школой.

- Мамочка, я люблю свою школу.

А вот Семен, который вечно бежит в школу, чтобы не опоздать на первый урок, а все равно опаздывает. В зале раздался смех. Показали еще детей, которые восхищенно говорили об учителях и о школе.

На экране зажглись золотые слова - «Светя другим, сгораю сам».

Потом были учителя, которые сидели за школьными партами, они улыбались и рассказывали, как много школа для них значит.

Видеоряд из кабинетов и залов, часть из которых члены делегации уже посетили, с радостью был встречен публикой.

Зазвучал уникальный голос Николая Левинова и на экране появились фрагменты различных конкурсов с моментами награждений.

А вот и директор школы, выступающий на творческом вечере со скрипкой, а через секунду - он уже в директорском кабинете.

- Школа это наш дом, наша семья, - произнес Тимур.

Затем на экране показали разных мужчин и женщин, министров и бизнесменов, которые отмечали невероятные успехи школы.

Пауза. Чистый лист бумаги, на котором карандаши начали рисовать пятую школу и рядом тридцатую. Стали появляться различные надстройки и здания. Через две минуты на экране из двух школ предстал проект грандиозного образовательного центра с бассейном и фонтанами,  просторными залами и спортивными площадками, зоопарком и конным клубом, а также собственным театром и маленькой гостиницей. Здания отличались необыкновенным внешним видом, несмотря на единство дизайнерского решения.

На экране появился сам знаменитый архитектор, Геннадий Яковлевич, со списком регалий и всем известных проектов. Зазвучал школьный гимн.

Зажегся свет и в зале раздались громкие аплодисменты, родители и учителя аплодировали стоя. На сцену поднялся Семен Леонидович.

- Сегодня у нас уважаемые гости: директор международного детского фонда и мэр города. Я попрошу первым подняться на сцену директора фонда господина Ли.

Ли вместе с переводчиком поднялся с первого ряда и вышел на сцену. Он говорил на английском языке, делая паузы для переводчика.

- Работа ЮНИСЕФ как детского фонда крупнейшей международной организации состоит в обеспечении соблюдения прав каждого ребенка. Нашими приоритетными направлениями деятельности являются: здоровье и питание, дети и СПИД, базовое образование и гендерное равенство, защита детей.

Я глубоко верю, что пятая школа не должна быть единичной, это отличный пример для всех. Искренне поздравляю всех учителей за создание развивающей среды и инклюзивного общества. Особенно приятно, что в школе есть ученик и учитель, которые совсем недавно стали членами всемирно известной «Менсы», организации людей с высоким интеллектом. Мы высоко оценили ваш проект объединения двух школ, который сегодня был на презентации. Единогласным решением мы вручаем награду «Золотое сердце» директору пятой школе. Я также рад сообщить, что есть спонсоры, готовые финансировать представленный проект.

В зале раздался грохот аплодисментов, люди вставали, обнимались, пожимали друг другу руки. Господин Ли передал награду завучу школы. Когда аплодисменты стихли, Семен Леонидович произнес:

- К сожалению, директора сейчас нет, но мы обязательно передадим ему награду. Все наши проекты не могут получить путевку в жизнь без одобрения градоначальника. Для выступления я приглашаю на сцену мэра нашего города.

В зале раздались аплодисменты и мэр поднялся с места. Все произошедшее за последнее время с трудом поддавалось его рассудку. На сцене мэр казался подавленным. Он посмотрел в зал на нарядных гостей и произнес:

- Я давно здесь не был, но вижу, что очень много изменилось. И это положительная тенденция. Сегодня я увидел школу, о которой можно только мечтать. И она станет образцовой для нашего города!

Аплодисменты заглушили все остальные слова мэра. Родители и учители ринулись поздравлять друг друга. А уже через полчаса, поверив в победу, гости вышли на школьный двор. Декоративная и художественная подсветка яркими светодиодными и неоновыми огнями подчеркивала ее величие альма-матер и всю красоту окружающей территории.

Все присутствующие кричали «Ура».

Тимур сидел на краю кровати и гладил руку Светы. Она нисколько не обиделась на маму, что та проговорилась про операцию. Девочка была рада увидеть их обоих.

- Не переживай, я поговорил с главным врачом и он сказал, что тебя будет оперировать самый лучший хирург.

- Я боюсь, что может не получиться, я читала, что это сложная операция и могут быть осложнения.

- Давай всю операцию я буду смотреть, чтобы доктор все сделал правильно.

Света улыбнулась.

- А как же встреча с мэром?

- Подумаешь, мэр. Встретятся с ним за меня, - ответил Тимур.

- Ты и в самом деле можешь побыть в больнице?

- Конечно.

Девочка решительно взяла руку Тимура и прижала ее к себе.

- Тогда я согласна, - сказала она, улыбнувшись.

Уже через несколько дней возле двух школ развернулось грандиозное строительство. Молодой директор пятой школы внес только одно дополнение в проект и настоял, чтобы оно было построено первым – в тихом углу школьного двора появилась маленькая уютная церковь.

А тем временем возле Волчьей горы проходил очередной скальный фестиваль. Как и прежде, ярко светило весеннее солнце и эти соревнования мало чем отличались от прошлогодних, за исключением одного новшества.

Все замерли и смотрели наверх, где двое мальчишек, помогая друг другу, карабкались к самой вершине горы. Это была новая связка – лазание вдвоем, где один участник был с пятой школы, а другой – с тридцатой. Еще один рывок – и Сергей с Тимуром поднялись на вершину горы. Внизу раздались аплодисменты. Громко аплодировал и брат Сергея, который стоял ближе всех к горе.

Света тоже махала одной рукой, второй она держала куртку Тимура. В голове пронеслись мысли: «Вот он - обычный парень, настоящий, даже не скажешь, что директор школы». Ей казалось, что он сознательно ограничивал себя, понимая, что является примером для остальных. И жил он как прежде: без лишний покупок и трат, без хвастовства и зазнайства, без зависти и жадности - безвозвратно поглощая все эти грехи общества своим большим добрым сердцем. И отдавал он окружающим его людям самое ценное: понимание и сопереживание, помощь и отзывчивость, любовь и верность. Словно инопланетянин, случайно попавший на землю.

Она увидела, как из кармана куртки выпал и раскрылся небольшой красный блокнот. Она подняла его и на развороте слева увидела фотографию, ту самую, с подружками и Тимуром на вечере двух школ. Девушка улыбнулась. Справа было написано стихотворение. В голове у девушки зазвучал голос Тимура:

Каждый день я иду вперед

И веду за собой народ.

Не боясь, я иду побеждать,

Чтоб примером достойным стать!

Шаг за шагом иду я вперед,

Бог мне сил и здоровья дает,

Благодарностью Вам отвечать

И к далеким планетам летать!

Я с улыбкой иду вперед,

Если хоть один мускул идет,

Чтобы счастье свое получить

Я Вам должен любовь подарить!

Света прижала блокнот к сердцу. Она услышала слова стоящего рядом учителя музыки:

- Есть еще настоящие люди, - с гордостью произнес Степан Андреевич.

В правой руке он держал фотоальбом, на обложке которого красовалась фотография директора пятой школы.

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.