Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Социальная реабилитация   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Пособие для организаций инвалидов. "Работа со средствами массовой информации"

Пособие Работа организаций инвалидов со средствами массовой информации создано в рамках проекта Инвалидность и СМИ, который проходил в течение 2002 г. в четырех странах СНГ – России, Азербайджане, Армении и Грузии при поддержке Института Открытое общество (фонд Сороса – Будапешт), а также проекта Семинары для журналистов в рамках кинофестиваля Кино без барьеров (финансировался Институтом Открытое общество (фонд Сороса – Россия).

Это пособие – результат работы четырех команд - Перспективы (Москва), организации Мост надежды (Ереван), Объединения инвалидных организаций Азербайджана Лотос (Баку) и Международная Ассоциация женщин-инвалидов Грузии (Тбилиси). Оно состоит из нескольких разделов, в котором от первого лица изложен опыт команд и результаты проекта. В приложениях – материалы, которые использовались для работы с журналистами и некоторые наиболее интересные публикации, появившиеся в ходе этого проекта.

Проект Инвалидность и СМИ

Проект был нацеленнаизменение отношения журналистов к проблемам инвалидности, освещение этих проблем в СМИ с большей объективностью и достоверностью, появление в средствах массовой информации образа инвалида, свободного от стереотипов. Разрабатывая проект, мы рассчитывали, что он поможет внедрить в России и странах СНГ новый, социальный подход к инвалидности, ведущий к интеграции инвалидов.

Цели этого проекта были сформулированы таким образом:

  • Просвещение общества в вопросах, связанных с инвалидностью.
  • Повышение качества и эффективности работы со СМИ организаций инвалидов, участвующих в проекте.
  • Образование сети организаций инвалидов четырех стран СНГ.

В задачи проекта входило:

  • Разработка и апробирование системы мониторинга и анализа публикаций на темы, связанные с инвалидностью.
  • Разработка и апробирование программы подготовки молодых инвалидов в качестве ведущих семинаров по пониманию инвалидности для журналистов и других аудиторий.
  • Разработка и апробирование программы семинаров по пониманию инвалидности для журналистов.
  • Разработка стратегии работы с журналистами для получения позитивного и объективного отображения в прессе проблем инвалидов, с использованием мероприятий и акций по формированию общественного мнения по отношению к инвалидам.
  • Стимулирование журналистов для более частого освещения проблем инвалидов.
  • Распространение опыта проекта среди других общественных организаций в странах СНГ.

Ситуация

Задумывая этот проект, мы знали, что он является уникальным как для России, так и для других стран СНГ, поскольку еще нигде общественные организации инвалидов бывшего СССР, хотя и уделяли, но не фокусировали свое внимание на проблемах взаимоотношений с журналистами и не пытались целенаправленно повлиять на характер освещения проблем инвалидов в средствах массовой информации.

Россия

По официальным данным, в России насчитывается 10,8 млн. людей с различными видами инвалидности. Среди них – 400 тысяч инвалидов Великой Отечественной войны, 685 тыс. детей-инвалидов и 420 тыс. инвалидов с детства.

Традиционно эта значительная часть населения исключается из социальной и политической жизни. Последние годы эта ситуация начинает меняться к лучшему благодаря активной деятельности общественных организаций, постепенному повышению внимания государства к этим проблемам: на федеральном и местном уровне принимаются новые законы, создаются новые организации, появляются новые услуги для инвалидов. Однако для того, чтобы люди с инвалидностью стали полноправными участниками нашего общества, предстоит сделать еще очень многое.

Общество, как правило, отгораживается от людей с тяжелой формой инвалидности и практически ничего не знает о них. Дети-инвалиды, в основном, получают образование в отрыве от своих сверстников и впоследствии имеют гораздо меньше шансов преуспеть в жизни. Для большинства инвалидов стать активными членами общества – это значит постоянно преодолевать трудности, физические и психологические барьеры.

В сознании российских граждан по отношению к инвалидам преобладают стереотипы. У большинства людей слово инвалид ассоциируется с понятием безнадежно больной. Журналисты – часть и продукт нашего общества – также находятся во власти этих стереотипов. Однако пресса является довольно сильным средством, с помощью которого можно сокрушить стереотипы. И именно поэтому так важно переубедить журналистов, сделать так, чтобы они приняли социальный подход к инвалидности. Если журналисты станут считать, что человека делает инвалидом не болезнь, а условия, то они смогут убедить в этом свою аудиторию.

У организаций инвалидов, прежде всего, у крупнейших – Всероссийского общества инвалидов, обществ глухих и слепых существует своя пресса. Центральное правление Всероссийского общества инвалидов, например, издает газету “Надежда”. Это ежемесячное издание выходит тиражом 15 тысяч экземпляров и информирует читателей и общество о насущных потребностях инвалидов, их проблемах и правах. Тираж крупнейшего издания сообщества инвалидов – газеты Русский инвалид - сейчас насчитывает 30 000 экземпляров. Она была основана 1 февраля 1813 года и выходила до 1917 года. В 1992 году ее издание возобновлено. Газета пишет о правах и социальной защите инвалидов, о спорте и творчестве, о средствах реабилитации и самопомощи, о жизни и заботах инвалидов. 15 лет издается газета Мир глухих - издание Московской организации глухих. Газета публикует различные материалы, которые с удовольствием читают неслышащие люди по всей стране.

Последнее время благодаря развитию Интернета стала значительно более доступна информация на различные темы, связанные с инвалидностью, и эти ресурсы постоянно расширяются: появляются новые сайты и рассылки. Однако все это - ресурсы для своих: в них масса полезной информации для специалистов, для людей с инвалидностью и их близких, но широкой аудитории они не имеют и не будут иметь, так как для большинства людей эта информация не представляет интереса. Широкая аудитория будет обеспечена, если организации инвалидов смогут выпускать собственные телевизионные и радиопрограммы, однако проекты телевизионных и радиопередач, хотя и обсуждаются, пока что остаются нереализованными, во всяком случае, на федеральном и московском уровне. В регионах проблема дорогого эфирного времени и рейтингов не настолько неразрешима, поэтому здесь есть опыт существования телевизионных программ, которые создаются при непосредственном участии инвалидов и выходят с определенной периодичностью. Это, например, 20-минутная передача Десница, которая еженедельно выходит в Самаре или программа Калейдоскоп новостей, созданная партнерством Телевидение глухих в Нижнем Новгороде.

Массовая пресса обращается к проблемам инвалидности не так часто, как нам бы этого хотелось. В центральных печатных СМИ за месяц можно встретить около десятка статей и публикаций на эту тему, и большинство из них, скорее всего, будут носить чисто информационный характер. Мониторинг российских СМИ, с результатами которого можно познакомиться в третьей главе первого раздела, показал, что эта тема далеко не самая популярная в СМИ, регулярно к ней обращаются считанные журналисты. Но с другой стороны, эти журналисты уже вникли в тему, она интересна и понятна им. Кроме того, заметна тенденция к постепенному увеличению числа публикаций. Хотя материалы чисто информационного характера и преобладают в прессе, появляется все больше аналитических и проблемных статей, историй, очерков, то есть именно таких публикаций, которые интересны широкой аудитории и могут повлиять на формирование общественного мнения по отношению к инвалидам, знакомя читателей с проблемами, способами их решения и людьми, которые эти проблемы решают – для себя или для других.

Армения

По официальным данным Министерства социального обеспечения Республики Армения в стране насчитывается около 120 тыс. инвалидов. 8 тысяч из них - дети младше 16 лет. После землетрясения в 1988 г. и войны в Карабахе тема инвалидности стала чрезвычайно актуальной для армянского общества. В работу по оказанию помощи в реабилитации инвалидов были вовлечены многие международные и местные организации. Были построены современные реабилитационные центры, оснащенные необходимой техникой. И хотя общество в целом информировано о проблемах инвалидов, оно нуждается в более глубоком понимании проблемы инвалидности. Существовавший при социализме подход, который, в основном, заключался в предоставлении льгот и денежных пособий инвалидам, способствовал больше изоляции, чем интеграции инвалидов в общество. А переходный период с последующим экономическим кризисом еще более усугубил положение - на фоне общего обнищания населения, инвалиды оказались в числе самых социально незащищенных и уязвимых слоев населения. Хотя в Армении приняты законы, защищающие права инвалидов - “О социальном обеспечении инвалидов” (1993 г.), “О Правах Ребенка” (1996 г.), “Об образовании” (1999 г.), - инвалиды по-прежнему оторваны от повседневной жизни, изолированы от общества в силу архитектурных, культурных, социальных барьеров и предвзятого отношения. Их право быть услышанными и участвовать в жизни общества постоянно нарушается. Негативное отношение со стороны общества и низкая самооценка самих инвалидов приводит к большей изоляции, к невостребованности их возможностей. Инвалиды и семьи детей-инвалидов не имеют полного доступа к необходимой информации, образованию, занятости, что приводит к тому, что инвалиды чаще других наталкиваются на бюрократические барьеры в области образования, социального обеспечения, здравоохранения, транспорта и других сфер деятельности. И хотя общество уже много лет сталкивается с проблемами инвалидов, оно еще не готово принять их как равноправных членов и создать необходимые возможности и условия для участия людей с инвалидностью в разных сферах жизни. На данный момент армянское общество и СМИ нуждаются не столько в предварительной информации о наличии проблемы инвалидности, сколько в углубленном понимании социальной концепции проблемы.

При формальном понимании проблемы органы власти иногда чисто по инерции допускают в своей деятельности ошибки, приводящие к ущемлению прав инвалидов. В этом случае важным оказывается своевременное вмешательство общественных организаций при поддержке средств массовой информации. Так, например, обстояло дело во время начатого ереванской мэрией масштабного ремонта и реконструкции улиц города, в ходе которого совершенно не были предусмотрены интересы инвалидов: на местах пешеходных переходов делались слишком высокие бордюры при полном отсутствии пандусов. Об этом разговор зашел во время проведения организованного организацией “Мост Надежды” круглого стола с участием представителей СМИ, общественных организаций, занимающихся проблемами инвалидности, и Министерств здравоохранения и социального обеспечения. В результате было принято совместное заявление общественных организаций к правительству Армении и Мэрии Еревана, а ряд газет и телеканалов одновременно выступили с публикациями по этой проблеме. В итоге соответствующими организациями были внесены коррективы уже на уровне проектов, и реконструкция улиц стала проводиться с учетом интересов инвалидов. Более того, на ряде центральных улиц, где к тому времени работы были уже завершены, переходы были заново переделаны.

Это наглядно продемонстрировало необходимость и эффективность совместных и согласованных действий общественных организаций и СМИ. К побочным положительным эффектам можно отнести то, что в результате этой акции к проблемам инвалидов и инвалидности было еще раз привлечено внимание и широкой общественности, и властных структур, а СМИ во многом осознали свою роль в отстаивании прав инвалидов.

Азербайджан

В Азербайджане около 265 тысяч инвалидов, из них более 100 тысяч женщин-инвалидов и 25 тысяч детей-инвалидов. Основные проблемы инвалидов Азербайджана - низкая социальная защищенность (максимальная пенсия инвалида 1-й группы - около 18 долларов в месяц), отсутствие специально оборудованных рабочих мест для инвалидов (действовавшие в советские время предприятия обществ слепых, глухих, комбинаты надомного труда прекратили свое существование), неконкурентоспособность на рынке труда, неработающие законы, которые должны обеспечивать социальную защиту инвалидов, отсутствие льгот для инвалидов при поступлении в вузы, недоступная окружающая среда (в том числе и транспорт).

В Азербайджане существует проблема неравного отношения к инвалидам в обществе, четкое разделение на они и мы. Одна из причин этого – устоявшиеся стереотипы.

Один из них основан на сложившемся в азербайджанском обществе менталитете – милосердное отношение к инвалидам. Это особенно актуально для общества, где всегда культивировалось особое отношение к старшему поколению и к людям с физическими нарушениями. В национальных традициях заложено милосердное отношение ко всем, кто нуждается в помощи. Сейчас, когда люди стали более равнодушными к окружающим, эти традиции тоже ослабли. Милосердие вкупе с равнодушием приобрело утрированный характер. Оно инертно. А бездействие и равнодушие ограничивает возможности людей, ставит их в неравное положение, развивает в людях с инвалидностью чувство ущербности. Общество своим отношением не стимулирует стремление инвалидов добиваться своего права на равные возможности и активное участие в жизни общества.

Второй стереотип – человек в инвалидной коляске, просящий подаяние – реалии времени. Тяжелое экономическое положение последнего десятилетия усилило расслоение в обществе, в результате чего инвалиды оказались в числе самых уязвимых и незащищенных слоев населения. И если инвалид, не имея поддержки со стороны, прежде всего, семьи или родственников, попадает в плен вышеуказанных проблем, то выбраться из этого замкнутого круга у него нет шансов. СМИ с удовольствием муссируют эту тему, что, в свою очередь, настраивает общественность на ее негативное восприятие, как надоевшую, неразрешимую проблему.

СМИ активно поддерживают эти два стереотипа – они популярны в обществе. Что касается самих журналистов, то их человеческая позиция не намного отличается от стереотипов в обществе, поэтому и выходят статьи такого характера. В беседе с журналистами, почему в печати превалируют именно эти две темы, ответы очень похожи: Это пожелание редактора... Тема должна затронуть за живое и быть проблематичной...

Лотос иногда сталкивается при сотрудничестве с журналистами с проблемой, когда предоставленная информация вообще не проходит редакторский контроль – то есть вообще не признается актуальной, или, в лучшем случае, из статьи делается выжимка, получается заметка.

Журналисты, пишущие на тему инвалидности, в основном специализируются на социальной тематике вообще. С темой инвалидности они знакомы слабо и из-за постоянной нехватки времени не стремятся углубиться в тему. Их вполне устраивает событие, которое можно осветить. Даже такую кричащую тему, как недоступная среда для инвалидов сводят до проблемы отсутствие пандусов лишает инвалидов возможности посещать магазины, театры. Постараться раскрыть проблему, связать со всеми сторонами жизни, в том числе и с правом иметь равные возможности на участие в жизни общества, с правом жить, а не существовать – не добьешься. Статьи пишутся наспех под номер, сегодня утром интервью – вечером в печать. Людям надо зарабатывать, а не вынашивать идеи до их полного созревания.

Летом 2002 г. Лотос проводил фотоконкурс Инвалиды: новый взгляд. При проведении конкурса столкнулись с неожиданной проблемой - где найти инвалида: людей с инвалидностью в обществе не видно. Естественно, что в поле зрения журналистов по рекомендации или знакомству попадают одни и те же люди. С теле- и радио журналистами положение не легче. При съемках и записях ведущий не может раскрутить собеседника, и в итоге получаются монотонные и однообразные передачи. Попытка Лотоса сделать радиопередачу в прямом эфире со звонками в студию удалась наполовину. Журналисты переживали, чтобы люди не сказали чего-нибудь лишнего: Если что, сразу отключим микрофон.

Грузия

После распада Советского Союза, этнических и гражданской войн, Грузия, находясь в переходном периоде, продолжающимся уже 12 лет, оказалась в затянувшемся экономическом, социальном и политическом кризисе, повлёкшим за собой резкое падение уровня жизни населения и массовую безработицу. В Грузии, насчитывается примерно 7% населения, которые имеют различные формы инвалидности, однако точных данных о количестве инвалидов в стране нет.

Кризис в стране, прежде всего, тяжело ударил по инвалидам, принадлежащим к числу наиболее беззащитных слоёв общества, т.к. они наименее приспособлены и наиболее невидимы в современной жизни. Система социального обеспечения, существовавшая при советской власти, обеспечивавшая инвалидов льготами и минимальной социальной защитой, развалилась. В настоящий момент основными проблемами являются: социальная защита, доступ к образованию, информации и здравоохранению, недоступность окружающей среды, отсутствие вспомогательных средств. Особо сложным вопросом является инвалидность среди женщин. Их прячут и их стыдятся. Министерство социального обеспечения и здравоохранения объединены в одно ведомство. Это отражается и на подходе к вопросам инвалидности: инвалидов рассматривают только как больных людей. Ежемесячная социальная помощь, которую инвалид получает от государства (14 лари - 6.5 доллара), не является пенсией, - это компенсация за 250 граммов хлеба в день.

Инвалиды изолированы вследствие физической недоступности окружающей среды и отсутствию в стране вспомогательной техники. Они страдают от острой нехватки информации, в связи с массовой безработицей нет никакой возможности трудоустроиться: тяжёлое экономическое положение страны и некоторое ограничение их собственных возможностей делает их ущемлёнными и уязвимыми, что, естественно, влечёт за собой депрессионное состояние и само дискриминацию.

Только сейчас в Грузии принят закон о доступности, который вступит в силу 1 декабря 2003 года. Тогда же вступает в силу закон против дискриминации инвалидов.

В Грузии работают около 100 организаций инвалидов. Создана коалиция, в которую входят около 50 организаций. Коалиция работает в следующих направлениях:
* Социальная реабилитация и профилактика инвалидности;
* Программа лидерства;
* Информирование общественности;
* Образование;
* Культура;
* Спорт;
* Инвалиды войны.

Что касается ситуации на рынке грузинских СМИ, то он очень неоднороден. Существуют тбилисские СМИ и региональные СМИ, которые сильно отличаются по уровню и ресурсам. Тем не менее, то, что касается освещения проблем инвалидов, ситуация как в столичной, так и в региональной прессе очень похожа. В грузинских СМИ человек с ограниченными возможностями упоминается редко, при этом часто употребляются некорректные, и, по мнению самих инвалидов, неприемлемые слова и выражения, которые усугубляют негативный образ инвалида. Иногда слово инвалид используется как синоним чего-то неудачного, например: Приказы - инвалиды президента.

2001 году Международная Ассоциация женщин-инвалидов Грузии провела социальный опрос приемлемости термина инвалид. Более 90% опрошенных выбрали термин отличающийся. Вследствие лоббирования, при участии СМИ, 2002 году решением Парламента Грузии термин инвалид был изъят из юридической и административной лексики.

СМИ Грузии не подвергаются официальной цензуре, но существует негласный отбор публикаций по другим критериям. Пресса скорее уделит внимание скандалу в среде организаций инвалидов, чем проблемам, которыми занимаются эти организации. Это касается всех НКО в целом. Поскольку в обществе популярна тема коррупции, материал на тему причастия НКО к коррупции, по мнению редакторов, будет интересен. Подобные материалы, как несложно догадаться, дискредитируют организации инвалидов, вызывают недоверие к ним, усугубляют разрыв между людьми с инвалидностью и обществом. Именно поэтому очень важно наладить контакты с журналистами, преодолеть недоверие и заинтересовать в освещении проблем инвалидов.

Таким образом, можно сказать, что при всех имеющихся различиях, ситуация, изменению которой был призван способствовать проект, во всех странах схожая: инвалиды находятся на обочине общества, которое почти ничего не знает о них и не задумывается над тем, что при создании определенных условий люди с инвалидностью смогут участвовать во всех аспектах жизни. Пресса не считает эту тему актуальной и обращается к ней довольно редко и из-за этого качество многих публикаций не удовлетворяет тех людей, которых они непосредственно касаются. Именно поэтому участники проекта решили вести работу одновременно в нескольких направлениях: изучать публикации, работать с журналистами и проводить мероприятия, которые будут привлекать внимание общества и СМИ к проблемам инвалидов.

Опыт проекта

Партнеры

В задачи проекта входила разработка обучающей программы с целью подготовить участников к его реализации, взаимодействию с журналистами и проведению семинаров для этой аудитории. Первым этапом было создание в каждом регионе команд.

Перспектива впервые осуществляла проект за пределами России, поэтому выбор партнеров в странах СНГ был ответственным шагом, от которого во многом зависел успех задуманного проекта. Основных критериев, которым должны были соответствовать организации для работы над этим проектом, было несколько. Прежде всего, это опыт и авторитет организации в стране, поскольку работа будет невозможна без поддержки других НКО, государственных организаций и СМИ. И, во-вторых, в организации должны быть молодые инвалиды, которые войдут в команду проекта. В результате партнерами стали организации, для которых новый проект стал органичным продолжением их предыдущей деятельности.

Перспектива

Перспектива всегда ставила одной из своих приоритетных задач изменение отношения общества к инвалидам. Поэтому во всех проектах, которые осуществлялись организацией с момента ее создания, с 1997 г., предполагалось, что работа организации и ее результаты будут получать освещение в СМИ. Перспектива всегда уделяла работе с журналистами особое внимание: устраивала информационные поводы, информировала и приглашала журналистов на свои мероприятия. В 2001 г. была издана брошюра Инвалиды: язык и этикет, которая широко распространялась, в том числе и среди журналистов. Кроме того, Перспектива старается информировать другие организации о том, что происходит в сообществе инвалидов в стране и за ее пределами, поэтому всегда старается быть в курсе того, что выходит в прессе и может быть интересным читателям рассылки, сайта, бюллетеня. Идея сформировать в составе Перспективы команду, которая будет отвечать за связи с журналистами, помогать другим командам (и организациям) привлекать СМИ к своим мероприятиям, отслеживать и анализировать появляющиеся в прессе материалы, довольно органично выросла из предыдущей деятельности организации.

Международная Ассоциация женщин-инвалидов Грузии

Международная Ассоциация женщин-инвалидов Грузии существует с 1996 г. как инициативная группа. Некоторое время организация работала на базе Британской гуманитарной организации OXFAM. Она объединяет женщин с физическими ограничениями и с активной жизненной позицией. 1998 году Ассоциация зарегистрировалась как независимая некоммерческая организация.

Работа по формированию позитивного общественного мнения по отношению к инвалидам началась еще в организации OXFAM, когда проводилась программа Информирование общественности по вопросам инвалидности. В рамках программы велась работа с теле- и радио- и печатными журналистами, проводились тренинги и обсуждения по вопросам этики и терминологии. Из числа этих журналистов было выбрано несколько человек, и эта группа стала партнёром Ассоциации. В сотрудничестве с этими журналистами снимались телепередачи, обсуждались новые статьи. Выпускаются буклеты и брошюры по проблемам женщин-инвалидов. Проект Инвалидность и СМИ дал возможность расширить группу журналистов, поработав с ними с использованием новых методических материалов.

Мост надежды

Организация Мост надежды (Армения) создана в 1996 г. родителями детей-инвалидов. Одним из приоритетных направлений деятельности организации является пропаганда интегрированного обучения, и в этом направлении Мост надежды активно работает с родителями, детьми и педагогами. В организации много молодежи. Издается журнал Подсолнух, авторы которого – подростки: как инвалиды, так и ребята, не имеющие инвалидности. С юными авторами работает опытный журналист, заместитель главного редактора одной из центральных газет. В организации проходит много ярких событий, которые привлекают внимание СМИ.
Этот проект стал логичным дополнением к основной деятельности организации. В Мосте надежды осознали, что без тесной работы со СМИ изменить что-то в обществе невозможно. Стало ясно, что важно подготовить журналистов, подталкивать их к тому, чтобы чаще писать на эту тему, пропагандировать социальную модель инвалидности, использовать корректную терминологию и т.п. До этого Мост надежды пропагандировал социальную модель, но не обсуждал ее с журналистами.

Объединение инвалидных организаций Азербайджана Лотос было учреждено в июле 2000 г. с целью формирования общественного мнения по отношению к проблемам инвалидности с точки зрения социального подхода. Объединение состоит из нескольких организаций: Общества женщин-инвалидов, Клуба колясочников, родительской организации Гонча, общества слепых и Общества за международное сотрудничество инвалидов.

Этот проект стал логичным продолжением программы по информированию общественности, которую осуществлял Лотос при финансовой поддержке британской организации OXFAM и голландской организации NOVIB. В рамках этого проекта проводятся семинары для различных аудиторий, издаются информационные материалы, проводятся яркие публичные мероприятия. Проект Инвалидность и СМИ имел схожие цели, но позволял больше сфокусироваться на журналистов.

Подготовка к реализации проекта

Для подготовки участников проекта Перспектива разработала на основе опыта предыдущих проектов программы семинаров. Эти семинары для всех участников проекта прошли в Москве в самом начале (марте) и в середине проекта (августе 2002 г.)

Первый семинар

Этот семинар был первым совместным мероприятием проекта, который дал возможность познакомиться всем тем, кто будет его осуществлять, и всем вместе обсудить то, что предстоит сделать. В задачи семинара входило знакомство участников проекта с проведением семинара для журналистов, обсуждение стратегии работы со СМИ и совместная выработка плана реализации проекта.

Программа была построена таким образом, чтобы участники получили знания и навыки, необходимые для организации и проведения семинаров для журналистов, а также познакомились с опытом других организаций в области взаимодействия со средствами массовой информации.

Вначале, при обсуждении социального подхода к инвалидности, участники были сами как бы в роли тех журналистов, которые впоследствии станут аудиторией их семинаров. Уже через два дня, после осмысления новых знаний, работы с экспертом из Агентства социальной информации и обсуждения нюансов проведения семинаров, участники пробовали себя в качестве ведущих. Разбившись на пары, они по очереди проводили фрагменты семинаров, а затем все вместе обсуждали удачные моменты и то, что можно было бы улучшить.

На семинаре участники проекта познакомились с опытом работы со СМИ, который накоплен другими общественными организациями, в том числе Ассоциации Даун-синдром. Они высоко оценили такую возможность (проблемы людей с нарушениями интеллекта остаются до сих пор одними из самых закрытых), как и возможность пообщаться с экспертами-журналистами, которые, рассказав о принципах и законах, по которым существуют издания и телевизионные программы, дали очень ценные советы. Семинар позволил спланировать проект, обсудить и наметить основные его мероприятия.

Второй семинар

Во второй раз все участники проекта собрались на семинар 21-24 августа 2002 г. Его основной целью был обмен опытом и обсуждение успехов и трудностей, которые возникли за полгода работы. Кроме того, на семинаре участники получили знания и навыки для разработки и проведения новых тренингов, а также все вместе разработали план реализации проекта до его завершения. От второго семинара участники ожидали, главным образом, возможности узнать об опыте партнеров, рассчитывали получить новые материалы и новые навыки, необходимые для развития этого проекта и дальнейшего сотрудничества.

Обсуждение хода проекта, его трудностей и уроков показал, что во всех регионах дело продвигается довольно успешно: используется созданная система мониторинга СМИ, намеченные мероприятия и семинары проходят, журналисты и представители других организаций откликаются на предложения сотрудничать. Вместе с тем определились трудности, с которыми, в целом, сталкиваются все партнеры. Они были связаны с вовлечением в проект представителей других организаций и проведением семинаров для журналистов. Обсуждая эти трудности, участники предложили свои варианты их решения, приемы, которые позволят привлечь журналистов. Об этих приемах и о том, как они использовались в ходе дальнейшего проекта, будет сказано в дальнейшем.

На семинаре были представлены предварительные итоги мониторинга СМИ, которые были прокомментированы директором Центра экспериментальной журналистики О. Панфиловым. Эти результаты показали, что публикаций на интересующую нас тему больше, чем ожидалось в начале проекта, но их качество и корректность не всегда соответствует желаемому.

Семинар, кроме того, предусматривал большую практическую работу, необходимую для развития навыков проведения семинаров, составления информационных материалов, проведения пресс-конференций и других мероприятий. В целом, второй семинар оправдал ожидания участников и дал стимул для развития новых направлений проекта.

Кинофестиваль Кино без барьеров

В сентябре 2002 г. в Москве проходил международный кинофестиваль Кино без барьеров, который организовала Перспектива. На фестиваль смогли приехать партнеры из Грузии и Азербайджана, и это событие стало еще одной прекрасной возможностью учиться, обменяться опытом и наладить новые контакты. Фестиваль предусматривал не только большую кинопрограмму, но и дискуссии, семинары и мастер-классы. Эти семинары проводили ведущие эксперты, приехавшие на фестиваль из восьми стран мира: США, Канады, Великобритании, Германии, Франции, Голландии, Израиля и Южной Африки. В целом, все семинары кинофестиваля были, так или иначе, посвящены теме освещения проблем инвалидов в различных средствах массовой информации. Поэтому можно сказать, что участники проекта получили, благодаря своему участию в фестивале, дополнительную подготовку, смогли узнать об опыте работы организаций инвалидов со СМИ во многих странах мира.

Продолжением московского кинофестиваля стали пост-фестивальные показы, которые прошли в декабре в Баку и Ереване. Фильмы были также показаны по национальному телевидению Грузии. Все участники проекта получили записи с лучшими фильмами кинофестиваля, которые стали использовать на своих мероприятиях – семинарах, круглых столах и т.п. Подробнее о работе кинофестиваля можно прочитать в главе Информационный повод.

Мониторинг СМИ

Одним из главных направлений проекта Инвалидность и СМИ был мониторинг публикаций на тему инвалидность, которые выходят в различных СМИ в регионах проекта.

Основная цель мониторинга - выяснить, насколько часто проблемы инвалидов освещаются в средствах массовой информации, насколько объективно подается эта тема, и какой образ может сложиться у читателей в результате этих публикаций, а также как можно на все это повлиять. Помимо этого, мониторинг позволяет выявить издания и журналистов, которые чаще обращаются к этой теме (это может быть началом сотрудничества с ними), а также понять некоторые закономерности появлений публикаций на эту тему.

В целом, мониторинг дал всем партнерам относительно полную картину того, как освещается эта проблема в различных СМИ. Для анализа публикаций была разработана анкета, которая позволяла аргументировать наблюдения и выводы. Анкета включала такие критерии, как интонация статьи (нейтральная, жалостливая, негативная, пафосная), основное послание, терминология, образ, который создает публикация (обычный человек, страдалец, герой и т.д.) Мы обращали внимание еще на несколько вещей: использует ли автор прямую речь, предоставляет ли своему герою возможность высказаться, есть ли в статье место юмору. Полностью анкета содержится в приложении.

Надо сказать, что работа по проведению мониторинга имела определенные трудности. Во-первых, практически невозможно своими силами отслеживать сюжеты на телевидении и радио. Что касается печатных публикаций, то в России с этим справится самостоятельно, как убедилась Перспектива, тоже невозможно огромного из-за количества печатных изданий. Без услуг информационного агентства, которое периодически предоставляет электронную подборку материалов центральных СМИ, работа стала бы чересчур трудоемкой: подписка на все ведущие издания (даже в электронном виде) - слишком дорогостоящее удовольствие, работа в читальном зале библиотеки при таком объеме работы – тоже роскошь при дефиците сотрудников (к тому же не все сотрудники нашей организации могут попасть в библиотеку). Услуги информационных агентств по составлению подборки публикаций в Москве оцениваются примерно в сто долларов в месяц, однако Перспектива смогла получать такую подборку бесплатно. В Баку, Ереване и Тбилиси меньшее количество печатных изданий, и отследить публикации, кажется, проще. С другой стороны, далеко не все издания, в отличие от московских, имеют электронные версии номеров. Поэтому командам приходилось работать в библиотеках (статьи еще нужно копировать) и обращаться в редакции с просьбой предоставить статьи из архива газета или журнала. Ниже можно познакомиться с результатами мониторинга в каждом регионе.

Лотос

Источниками информации были, печатные СМИ: газеты, журналы, интернет-издания, а также радио- и телепрограммы.

Печатная пресса:
Мониторинг прессы в Лотосе осуществлялся еще до начала работы над проектом Инвалидность и СМИ. Но, начиная с марта 2002 г. публикуемые в прессе материалы отслеживались более внимательно. Оценка публикаций осуществлялась в соответствии с выработанными критериями. Уделялось особое внимание позиции автора по отношению к освещаемой теме, корректности формулировок и правильной терминологии.

За период март 2002 - январь 2003 отслежено 152 заметки и статьи. Динамика появления публикаций выглядит так:

  • Март 2002 г. - 11
  • Апрель 2002 г. - 10
  • Май 2002 г. - 4
  • Июнь 2002 г. - 18
  • Июль 2002 г. - 8
  • Август 2002 г. - 11
  • Сентябрь 2002 г. - 26
  • Октябрь 2002 г. - 10
  • Ноябрь 2002 г. - 24
  • Декабрь 2002 г. 30

Издания, наиболее часто публикующие статьи на эти темы:

  • Эхо - 22
  • Зеркало - 29
  • Халг гязети - 11
  • Комсомольская правда-Баку - 10
  • Вышка - 9
  • Бакинский рабочий - 8
  • Йени Азярбайжан - 6
  • Неделя - 5.

Качество публикаций:
Основная масса публикаций делится на две основные категории:

  • чисто информационные заметки и небольшие информационные статьи (сообщения, статистика, комментарии к законодательным актам, информация о благотворительных акциях);
  • тематические публикации (проблемные статьи, очерки, репортажи, формирующие образ инвалида и отношение к инвалидности).

Как показал мониторинг, преобладают информационные сводки и краткие заметки о тех или иных благоворительных или общественных акциях. Гораздо реже в публикациях инвалиды – главные герои какой-либо истории. Жизнь инвалидов, в основном, освещается с точки зрения деятельности общества (общественных организаций и государства) по решению их проблем и осуществлению благотворительности. Кроме того, сложным моментом является точная передача информации: зачастую она искажается, подвергается различным домыслам и переработкам, и смысл сказанного не всегда верно доносится до читателя.

Слова, которые придают статье ту или иную окраску
Наиболее часто встречающиеся термины вполне корректны: слово инвалид используется в 80% статей как основное. Реже оно заменяется оборотом человек/люди с ограниченными возможностями. Часто встречаются слова страдающие, тем или иным видом инвалидности, или такие термины как беспомощные и больные. Нередко употребление таких терминов как умственно неполноценный, калека, увечный, безрукий и т.д. Тем не менее, важно отметить, что употребление корректных формулировок постепенно входит в публикации по данной тематике.

Нужно отметить, что в течение 2002 г. наблюдалась положительная динамика в освещении темы. Отношение к инвалидам, как к людям, нуждающимся исключительно в опеке и благотворительности, в течение года меняется. Все чаще встречаются статьи, посвященные активизации инвалидов, их образованию и социальной реабилитации. Медленно, но стабильно изменяется употребление терминологии в прессе. Если в начале года мы можем встретить такое определение как неполноценные дети, то в конце подобные формулировки крайне редки, хотя обороты типа страдающие тем или иным видом инвалидности, все еще часто встречаются.

Телевидение:

Регулярно просматривать телепередачи не удавалось, но поскольку тематика освещается нечасто, мы имеем некоторые данные о сюжетах, проходящих в эфире. Имеется тенденция освещать тему, когда она приурочена к какой-либо дате или событию, например – к 3 декабря, Международному Дню Людей с инвалидностью (практически все каналы были заполнены информацией о различных мероприятиях, проводимых в этот день). В основном, это были либо интервью, либо сюжеты о какой-либо общей проблеме. Крайне редко в сюжетах человек с инвалидностью выступает как главный герой сюжета. Часто инвалид используется в кадре для озвучивания проблемы, о которой хотят рассказать. Наиболее активно проблема освещалась на телеканалах Space и AzTV-1 (на канале также выходила в свет ежеквартальная программа Бу Бизик- подготовленная совместно Лотос). Кроме того Лотос успешно сотрудничал с утренней передачей Sabah на телеканале Space.

Радио:

Освещение тематики крайне редко и, в основном, приурочено к определенным датам, чаще всего - к Международному Дню инвалидов. Наиболее систематично тема освещалась на радиоканалах Space (цикл передач, подготовленных совместно с Обществом женщин-инвалидов) и Баку - программа Пульс. Ежемесячные информационные сводки включали новости из жизни людей с инвалидностью, информацию о выставках, выступлениях, фестивале и прочих акциях Лотоса (это цикл передач, подготовленных совместно с Лотосом). Кроме того, тема несколько раз поднималась на радиоканалах ANS и Lider.

Результаты мониторинга азербайджанских СМИ были представлены журналистам на круглом столе и вызвали большой резонанс как в русскоязычной, так и в азербайджаноязычной прессе. Одна из 13 статей приводится ниже.

Лотос провел мониторинг

Журналисты успешно справились со своей задачей

За период с марта по декабрь 2002 года азербайджанская пресса выдала на-гора 152 статьи, посвященные инвалидам. Такая цифра была названа представителями НПО Лотос на прошедшей вчера пресс-конференции, посвященной итогам мониторинга Инвалидность и СМИ.
По словам Елены Тарановой, президента НПО Лотос, главной целью мониторинга было исследование качества и количества статей, посвященных этой теме. С этой целью было проанализировано 36 газет, в том числе и КП-Баку, которое, кстати, заняло почетное третье место по количеству публикаций об инвалидности.
Главной проблемой статей об инвалидности, по мнению координатора НПО Сахиба Ахунд-заде, является терминология, используемая журналистами. Вернее, ее отсутствие. Ведь инвалидам еще с советских времен отводилось место ущербных нахлебников, которых жалеют и которых называют унизительными словами. По мнению координатора, журналисты, к сожалению, продолжают укреплять эти стереотипы. В более чем 80% статей, проверенных в рамках мониторинга, использовались термины, унижающие людей имеющих инвалидность. При чтении статей об инвалидах создастся двойственное мнение: либо инвалид - это бедный человек - исковерканной судьбой, либо герой, борющийся за выживание. Одна девушка, кстати, инвалид первой группы, с усмешкой вспоминала, что в одной из статей она предстала удивительной героиней, решившейся на рождение ребенка. Но ведь рождение ребенка - это всего лишь законы природы и ничего в этом удивительного нет, - утверждала она.

По итогам мониторинга некоторые журналисты были номинированы дипломами за лучшие статьи об инвалидах, в том числе и корреспондент КП-Баку, получивший диплом в номинации Лучший материал о людях с инвалидностью.
Эльман Мамедов, Комсомольская правда, 26 марта 2003 г.

Ассоциация женщин-инвалидов Грузии

Цель мониторинга - выявить отношение к людям с инвалидностью, стереотипы преобладающие в СМИ Грузии, тенденции формирования позитивного или предвзятого отношения общества, понимание журналистами темы инвалидности. Мониторинг СМИ включал отслеживание и анализ публикаций, конкурс для журналистов и наблюдения, сделанные во время семинаров с журналистами.

В Тбилиси насчитывается 35 телевизионных каналов и радиостанций, но тема инвалидности освещается на них крайне редко. Электронные СМИ, в основном, интересуются только сенсациями. Даже при освещении темы инвалидности (например, при освещении форума НКО Грузии и людей с инвалидностью) журналисты отметили факт присутствия президента и членов правительства, в то время как инвалиды были на втором плане, показанные как больные или неудачники, в состоянии слёз и отчаяния. Это же отражается на интонации многих статьей.

Основным источником мониторинга была печатная пресса - газеты и журналы. Для постоянного мониторинга было выбрано 10 центральных газет и два популярных журнала. Лидером по количеству публикаций была ежедневная газета 24 саати, журналисты которой посещали семинары.

В печатных СМИ преобладают публикации информативного характера: статистика и комментарии к законодательным актам, в основном, касающихся пенсий и льгот для инвалидов. Гораздо меньше публикаций посвящены конкретным людям, и далеко не все из них создают позитивный образ человека с инвалидностью, отвечают критериям социального подхода к инвалидности. Публикаций, где человек с инвалидностью показан обычным, взрослым человеком, имеющим права, обязанности и ответственность, мало. В сравнительно небольшом количестве статей человек с инвалидностью является борцом за свои права.

В публикациях региональной прессы превалируют пафос - героизм, трагизм - и сентиментальность. Иногда бывают исключения, когда человека с инвалидностью журналисты стараются изобразить как супергероя.

После семинаров, которые проводились для журналистов, многие из них стали готовить новые передачи или статьи. Но, несмотря на дополнительные консультации, оказалось очень сложным изменить их видение и отношение к вопросам инвалидности. Журналисты отмечали, что кратковременные семинары ввели их в шок, и они окончательно растерялись в возможности писать на тему инвалидности, чтобы не проявить некорректность там, где им бы не хотелось. Мониторинг выявил, что часто сами организации инвалидов – нарушители этики терминологии по отношению к инвалидам. Печатные издания организаций инвалидов являются источниками информации для журналистов. Поэтому работа по терминологии должна проводится с НКО интенсивнее и шире.

Мост надежды

Мост надежды проводил мониторинг восьми печатных изданий за период февраль-июль 2002 г. В проведении мониторинга нам оказал помощь Ресурсный центр общественных организаций, который также проводит мониторинг прессы по социальным темам и деятельности НПО.

Анализировались восемь республиканских газет - три ежедневных и пять еженедельных. Из восьми изданий три выходят на русском языке. За период февраль-июль 2002 в этих изданиях по теме были опубликованы 24 статьи.

Издания, чаще всего публиковавшие материалы об инвалидах:

“Айастани Анрапетутюн” (Республика Армения) -7
“Аравот” (Утро) - 6

Представители этих изданий принимали участие в семинарах и круглых столах, которые проводились в рамках проекта.

Больше всего журналисты пишут статьи и заметки информационного характера. Почти половина статей – о деятельности организаций инвалидов. Информационные сообщения имеют нейтральный тон. Появляются проблемные статьи о льготах и пенсиях, о законодательстве и доступной среде. В них наряду с поддержкой иногда прослеживается жалость к инвалидам и обвинительное отношение к государственным структурам. Дальше идут темы творчества и спорта инвалидов.

За исключением журнала “Подсолнух”, который издается юными журналистами организации Мост надежды, в изданиях очень редко пишется о человеческих историях, о жизни обычного инвалида. В целом, журналисты выражаются за предоставление равных прав и возможностей людям с инвалидностью и предлагают пути, способствующие их интеграции в общество.

Терминология

Чаще всего (50%) используется термин “инвалид” (в армянском языке эквивалент этого слово имеет более корректное звучание). Реже встречаются выражения “инвалид-колясочник”, “люди с инвалидностью”, “люди, нуждающиеся в лечении”, “прикованный к коляске”, “больной”.
В единичных случаях использованы выражения “слепой”, “незрячий”, “люди с ограниченными возможностями”, “дети с дефектами”, “спинальные больные”, “неработаспособные люди”, и т.д.
Прямая речь встречается в семи случаях, юмора вообще нет.

Образы

В большинстве случаев люди с инвалидностью изображены как обычные люди, реже – как люди необычные: в 5 случаях - как одаренные, 4 раза как больные и беспомощные, 3 раза – как герои.

В целом, СМИ выражают социальный подход к проблеме, являются сторонниками равноправия инвалидов и их интеграции в общество. Можно сказать, что подход к инвалидности, который демонстрируют журналисты, чаще всего, социальный (он присутствует более чем в 20 статьях). В некоторых статьях присутствуют оба подхода. Тем не менее, для пропаганды этих идей журналисты любят использовать крайние оценки и чрезвычайные образы – героев, страдальцев, удивительно одаренных и т.д. Некоторые статьи носят поспешный и поверхностный характер, представляют тему без достаточной глубины и без анализа ситуации.

Телевидение

В начале проекта мы предполагали, что сложнее всего будет работать с тележурналистами. Однако именно с телевидением у нас сложились наиболее крепкие отношения в ходе проекта. Более того, у нас сформировалась “ядро” тележурналистов, с которыми мы постоянно и тесно сотрудничаем и которые грамотно освещают тему инвалидности. Это нас особенно радовало, поскольку в современном мире сила влияния телевидения на сознание несоизмеримо велика по сравнению с другими СМИ.

Поскольку 2003 г. объявлен Европейским годом инвалидов, ТВ чаще стало обращаться к теме. Отдельные телекомпании уже в начале года спланировали проекты на тему. Это помогло нам легче найти контакт и пригласить к сотрудничеству тележурналистов, но что важнее, в результате наших усилий журналисты сами инициируют встречи, предлагают участвовать в разных телепередачах, иногда даже не напрямую связанных с темой (например, было приглашение участвовать в телевизионной встрече с министром образования, где наряду с другими вопросами был поднят вопрос и образования детей-инвалидов).
В течение июля 2002 – июля 2003 нам удалось проследить более чем 45 телепередач на тему, вышедших в эфир. Это были репортажи в выпусках новостей, ряд телепередач и интервью. В основном, они затрагивали достаточно широкий спектр проблем: доступная среда, законодательство, деятельность организаций инвалидов, темы творчества и жизнь людей с инвалидностью. Было много передач познавательного характера: про интегрированное образование (за и против), про специальные школы и учреждения. В них выступали эксперты по образованию из Министерства образования, специалисты, учителя, директоры школ, врачи, представители организаций инвалидов и сами инвалиды.

В течение 2003 года два телеканала показали ряд телепередач на тему: по каналу “Айреник” прошли восемь программ в рубрике “Мы и наш ребенок” (советы родителям детей-инвалидов), а канал “Шогакат” показал пять прекрасных сюжетов под названием “Доброе дело” (о деятельности отдельных инвалидов и организаций).
В целом телевизионные и радио передачи давали более объективный образ человека с инвалидностью и освещали тему достаточно широко и разносторонне.

Москва

Источники информации

Изначально планировался мониторинг различных СМИ – печатных, радио, телевидения и интернет-изданий, однако в действительности полноценным был только мониторинг печатных изданий.

Телевидение

Отсматривать телевизионные передачи возможности не было. Экспериментом была Декада инвалидов, когда телеканалы традиционно освещают эту тему. За период с 1 по 10 декабря добровольцами было отсмотрено 16 сюжетов по семи каналам (трем центральным и четырем московским). В основном, за исключением двух программ, это были сюжеты в новостных программах (продолжительностью от одной минуты до пяти).

В конце 2002 г. Перспектива обратилась к руководству телеканалов с просьбой предоставить сюжеты на эту тему, которые выходили в эфир в течение года. В результате мы располагаем подборкой из 25 сюжетов каналов Столица, Рен-ТВ и РТР. Кроме того, для анализа мы располагаем 34 сюжетами, присланными на конкурс Инвалид в российском обществе региональными телекомпаниями.

От просмотра сюжетов у нас сложились такие впечатления. Многие телерепортажи, посвященные инвалидам, рассказывают об их творческих способностях или спортивных достижениях (либо каких-то сверх-способностях). Предваряя сюжет, диктор заранее готовит аудиторию к повести о настоящем человеке, говоря, что сейчас пойдет речь об удивительном, смелом человеке, который делает то, что не могут и многие здоровые люди. Однако крайне редко в сюжетах показана обычная жизнь и условия (если они не ужасающие), которые необходимы для того, чтобы человек не чувствовал себя инвалидом, жил, работал и учился так же, как и его окружающие.

Что касается радио, то отслеживать радиопрограммы в эфире нам так же не удается, поэтому мониторинг радиопрограмм только предстоит, и мы надеемся на помощь радиостанций и редакций, которые создают такие программы.

Печатная пресса

Проще всего отслеживать публикации в печатных СМИ – газетах и журналах, а также в сообщениях информационных агентств и на сайтах в Интернете. Систематически публикации собирались и просматривались с июля 2001 г. За этот период (июль 2001 – январь 2003 г.) отслежено около 400 статей и заметок.Существенную помощь – ежемесячное предоставление подборки материалов – нам оказывал журналист Владимир Шутов.

Пресса, которая издается организациями инвалидов, сознательно исключена нами из области этого исследования, поскольку основной интерес в данном случае – отношение большинства к меньшинству, а не статьи, написанные изнутри сообщества инвалидов.

Количество публикаций.
Все публикации, которые попадали в поле нашего зрения, фиксировались, поэтому мы можем подсчитать, во-первых, общее количество публикаций за месяц, а во-вторых, количество публикаций в том или ином издании.

Сравнительное количество публикаций:

  • Июль 2001 г. – 22
  • Август 2001 г. – 5
  • Сентябрь 2001 г. – 17
  • Октябрь 2001 г. – 28
  • Ноябрь 2001 г. – 18
  • Декабрь 2001 г. – 39
  • Январь 2002 г. - 28
  • Февраль 2002 г. – 22
  • Март 2002 г. – 19
  • Апрель 2002 г. – 19
  • Май 2002 г. -19
  • Июнь 2002 г. – 24
  • Июль 2002 г. – 16
  • Август 2002 г. – 11
  • Сентябрь 2002 г. - 32
  • Октябрь 2002 г. – 15
  • Ноябрь 2002 г. – 35
  • Декабрь 2002 г. – 50
  • Январь 2003 г. - 30

Издания, которые чаще других публикуют статьи на эти темы:

  • Сообщения информационных агентств: более 200
  • Московский комсомолец – 53
  • Коммерсант – 43
  • Московская правда – 22
  • Аргументы и факты – 12
  • Независимая газета –10
  • Известия – 9
  • Российская газета - 9

Качественные критерии.

Прежде всего, мы обращали внимание на содержание публикации и выделяли статьи и информационные заметки. Более половины – сухие сообщения информационных агентств, статистика, комментарии к законодательным актам, в основном, касающихся пенсий и льгот для инвалидов.
Остальное – проблемные статьи, очерки и репортажи, в которых, тем или иным образом, создается образ человека с инвалидностью и формируется отношение к проблеме. Мы обращали внимание на следующие показатели. Во-первых, интонация. В большинстве случаев информация имеет нейтральный тон. Но это, в основном, касается информационных сообщений. В проблемных статьях и очерках сохранить такой тон удается не всегда. Чаще всего встречается пафос – примерно в 20% (Тысячи людей со здоровыми руками и ногами ломаются от малейших ударов судьбы. Она выстояла!), гораздо реже жалость – в 10%. Оскорбительная или негативная окраска статьи встречается крайне редко, но все же встречается.

Слова, которые придают статье ту или иную окраску.
Наиболее часто встречающиеся термины, вполне корректны: слово инвалид используется в 80% как основное. Реже оно заменяется оборотом человек (или люди) с ограниченными возможностями. Часто встречаются с указанием конкретного вида инвалидности человека: инвалид-колясочник, слепой, незрячий, глухой, апмутант. Однако в ряде материалов эти определения становятся просторечно-буквальными: безрукий, безногий (почти в 10% случаях). Слово беспомощный употребляются примерно в 7% статей и очерков.

Комментарий по поводу употребления слова инвалид:
В целом, это определение не вызывает негативного отношения и даже приветствуется теми, по отношению к кому оно употребляется. Однако следует обратить внимание на ситуации, когда журналисты злоупотребляют этим термином. Например, в одной из статей – рассказе об одном событии, в котором участвовали два инвалида-колясочника - из 2000 слов слово инвалиды (без производных) употребляется 38 раз, хотя автор мог бы называть их по именам, не опасаясь, что читатели не поймут, о ком идет речь: имена обоих героев были названы только четыре раза. Хотя обычно в материалах героев часто называют по именам, имени-отчеству и редко, но уже встречается и такое, по фамилии, предваряя ее словом господин.

В редких, практически единичных случаях в московской и центральной прессе употребляются термины, которые нельзя не назвать оскорбительными: больные, ненормальные, калеки (иногда безрукие и безногие калеки), телесно увечные, недочеловеки, физически и умственно неполноценные, убогие, уроды и так далее. Причем, слова калека или больной иногда используются в материалах, которые несут, в целом, позитивную информацию. Например, статья о центре подготовки водителей-инвалидов начинается так: Там учат спортивному вождению и трудоустраивают безногих и безруких калек. Очерк об одной женщине: Калеке не влезть на ступени автобуса, не подняться без пандуса по лестнице. Интересна также статья, в которой автор призывает использовать политически корректный термин человек с ограниченными возможностями, но тут же замечает, что это очень важно для больного, для самого инвалида.

Бывает, что журналист после общения или интервью использует в материале сленговые выражения, которые допустимы в среде своих и вряд ли очень уместны на газетной полосе: Сейчас у них два костыля - в смысле два инвалида, дэцэпэшки – ласковое название детей, имеющих ДЦП, даунята - детей с синдромом Дауна.

Еще одно интересное явление – употребление самоизобретенных конструкций. Самые интересные из них наши нетрудоспособные товарищи, человек, страдающий инвалидностью, больной с ограниченными возможностями передвижения. Еще время от времени используются штампы вроде прикованный к коляске, обреченный на неподвижность.

Насколько часто журналисты используют цитаты и прямую речь, предоставляя слово людям с инвалидностью? В очерках и проблемных статьях, как правило, прямая речь используется, но все равно не всегда (всего прямая речь использовалась в 40 случаях).

Какой образ человека с инвалидностью складывается у читателя после прочтения статей? Это, конечно, очень субъективно, и мы отдавали себе в этом отчет. Однако, в целом, как обычный, рядовой, просто имеющий некий особый опыт, человек, он представлен где-то в 12-13% статей. Чаще всего человек с инвалидностью показан как герой или талант, реже – как борец за свои права и страдалец. Юмор в статьях о людях с инвалидностью используется крайне редко. Только единицы пока решаются использовать шутки и смешные истории в своих материалах, большинство воспринимает юмор здесь как кощунство.

Большинство материалов – реакция на то или иное событие, связанное с людьми с ограниченными возможностями. Так, фотовыставка Снимки, которых не хватало в Московском доме фотографии (на ней были представлены фотографии людей с инвалидностью, выполненные ведущими немецкими фотохудожниками) была поводом для, по крайней мере, пяти статей в различных изданиях, восхождению на вершину Мак-Кинли двух инвалидов-колясочников в составе экспедиции Матвея Шпаро – восемь статей, Параолимпийским играм - четыре статьи, кинофестивалю Кино без барьеров - 21 публикация. Декада инвалидов в декабре – это время, когда практически все издания публикуют материал по этой тематике. Заметна тенденция к повышению интереса к этой теме: в 2001 г. статей, вышедших во время Декады инвалидов, то есть в период с 1 по 10 декабря – девять, а в 2002 г. – уже 24. Всего, как уже было сказано, в декабре 2002 г. вышло около 50 публикаций на эту тему, пока что абсолютно рекордное количество.

Во все остальные неприуроченные дни наиболее часто освещаются вопросы, связанные со льготами для инвалидов, пенсионеров и чернобыльцев. Далее в рейтинге – творчество и спорт. Эта тема очень популярна у журналистов, но в большей степени это касается телевидения. Около 12% статей посвящены проблемам доступной среды для инвалидов. Информационные сообщения о новых различных приспособлениях и услугах для инвалидов составляют около 5% публикаций.

Выводы

Из всего перечисленного можно сделать несколько выводов. Эта тематика остается далеко не самой популярной в СМИ, то есть общество пока что не считает, что проблема инвалидов актуальной. Однако все-таки прослеживается тенденция к повышению интереса к ней (среднее ежемесячное количество публикаций в 2001 г – 21,5, в 2002 г. – 24,2, то есть их количество возросло, в целом, на 12%). Это связано, как нам кажется, с несколькими вещами, опять-таки взаимосвязанными. Во-первых, власти стали уделять этим проблемам больше внимания. Заявление президента: Одна из главных задач государства - помочь людям с ограниченными возможностями было растиражировано многими СМИ и дало повод для публикаций на эту тему в изданиях, которые нечасто интересуются этой тематикой. В Москве два года назад принят закон о безбарьерной среде, и это тоже повод к тому, чтобы время от времени обращаться к этой проблеме. Что-то в этой области происходит, появляются какие-то данные, факты, официальная статистика, которые могут использоваться в создании материалов.

Комментарии журналистов

Результаты мониторинга были представлены журналистам на круглом столе, который прошел в феврале 2003 г., и вызвали интересную дискуссию о том, как и какими словами писать про инвалидов. Полностью с ней можно ознакомиться ниже, в главе Круглый стол для журналистов, а резюмировать ее можно несколькими мнениями, с которыми были согласны все: во-первых, сами по себе слова особой роли не играют, гораздо важнее контекст. Во-вторых, чем чаще мы будем обсуждать эти проблемы, тем скорее нужные слова придут естественным путем. В-третьих, журналист должен отвечать за каждое свое слово, уважать своего героя, писать деловито, не сюсюкая.

Иллюстрации

Говоря об образе, который складывается в результате той или иной публикации, нельзя не сказать об иллюстрациях. Иллюстрации обращают на себя внимание в первую очередь, привлекают внимание к статье, поэтому картинка несет не менее важную нагрузку, чем сам текст. Однако показать человека с инвалидностью – взрослого или ребенка – не так просто. Согласитесь, что экологам или детским организациям в этом отношении гораздо проще: зеленый лес, красивые растения и редкие животные или маленькие дети – это всем понятные и близкие образы, которые легко вызывают очень позитивное к себе отношение, поэтому удачное использование этих образов – дело техники. Труднее показать человека с инвалидностью так, чтобы соблюсти баланс: подтолкнуть аудиторию к пониманию его проблем, не вызвав при этом жалости, настроить на позитив, не впадая в иллюзии, что публика сможет его воспринять.

Фотожурналисты и художники точно так же часто находятся во власти стереотипов, поэтому с ними тоже нужно работать, чтобы добиться желаемого. Мы знаем, что мы имеем в виду, когда говорим о положительном образе: человек показан без акцента на его инвалидность, в выгодном ракурсе, с улыбкой на лице и т.д. Когда речь идет о детях, мы говорим, что лучше показать ребенка в обществе других детей или в семье. Однако все равно сделать это не так просто: если образ человека на коляске уже более или менее привычен, то нарисовать другие виды инвалидности сложнее. Незрячего человека тоже можно достаточно просто изобразить: трость, темные очки или собака-поводырь являются деталями, которые помогают сразу догадаться, кто имеется в виду. Но вот как показать на рисунке или коротком ролике неслышашего человека или человека с ментальными проблемами? Все это пока что сложно, и работа с художниками – долгий, мучительный и интересный процесс.

Лотос – работа с фотохудожниками.

В самом начале проекта, в марте 2002 г., Лотос объявил фотоконкурс Человек с инвалидностью – новый взгляд. Целью было создание и пропаганда позитивного образа человека с инвалидностью, устранение стереотипов и замена их новым взглядом на человека с инвалидностью. К участию приглашались фотожурналисты и фотолюбители. Основным критерием работ было отражение положительного образа людей с инвалидностью. Планировалось отметить премиями три лучшие работы, а по итогам конкурса – в мае - организовать недельную фотовыставку.

Для проведения конкурса на высоком уровне Лотос добился поддержки Объединения фотожурналистов Азербайджана, руководство которого согласилось участвовать в работе жюри, и оказало организационную поддержку в организации фотовыставки.

В конце апреля были подведены предварительные итоги конкурса: 39 участников представили на конкурс 237 работ. Для привлечения фотожурналистов Лотос использовал поддержку Объединения фотожурналистов и проводил большую работу с ними. Как оказалось, профессионалы сторонились этой темы, считая очень сложной и малоперспективной. Все работы до представления на конкурс обсуждались на собраниях Объединения, и тема становилась ближе и понятней для остальных, после чего участники заметно активизировались. Этому способствовал и специальный семинар, на который пригласили фотожурналистов: Стереотипы и роль СМИ в формировании позитивного образа человека с инвалидностью. Понимание инвалидности с точки зрения социального подхода. Семь профессиональных фоторепортеров очень активно участвовали в обсуждении тем семинара, в особенности тех, что касается непосредственно их работы: содержания статей и газетных фотографий. Все понимали степень влияния СМИ на общественность в формировании положительного образа инвалида. В итоге было достигнуто понимание того, какие принципиальные моменты необходимо учитывать при работе с инвалидами, как и на чем расставлять акценты при подготовке фотоматериала к газетной статье. Этот семинар оказал довольно сильное влияние на работу журналистов. Особенно ярко это демонстрируют две серии работ одного автора до и после семинара.

13 мая были подведены окончательные итоги фотоконкурса Человек с инвалидностью – новый взгляд. Жюри решило разделить призовой фонд на две номинации: для профессионалов и для любителей, а также учредило свои собственные призы. Таким образом, было две первые премии, две вторых и две третьих и четыре приза жюри. Среди лауреатов были три участника с инвалидностью и семья, имеющая ребенка-инвалида.

18 июня в Бакинском Центре Искусств – довольно престижном зале - состоялось открытие фотовыставки Человек с инвалидностью: новый взгляд. Основная цель выставки – разрушение стереотипов, формирование отношения к людям с инвалидностью, которое будет способствовать их интеграции в общество. На выставке были представлены 57 работ 39 участников. Выставка проходила с 18 по 21 июня, и за три дня ее посетили более двухсот человек. Отзывы о выставке были очень позитивные: Все работы не стандартны и вызывают чувство солидарности с людьми с ограниченными физическими возможностями, но не чувство жалости или наподобие этого, Спасибо фотохудожникам, которые смогли передать нам таким образом минуты радости или печали. Хотя в повседневной жизни мы и сталкиваемся с людьми с инвалидностью, не многие из нас могут осознать, что это значит - быть человеком с инвалидностью,
Вы делаете невозможное, но даже чудо требует времени.

Ниже – несколько фотографий, которые стали лауреатами конкурса.

1 место Футболист Шамил Асимоглу. 2 место Тяжелоатлет Русяева Юлия Ховшун Анна. 3 место На прогулке<

Шамил Асимоглу Русяева Юлия Ховшун Анна

Банк иллюстраций

Еще одна проблема, которая существует у многих печатных изданий – отсутствие банка иллюстраций на эту тему. Это не касается таких больших изданий, как, например, Коммерсант, у которого существует большая и профессиональная фотослужба, корреспонденты которой бывают на многих, в том числе наших мероприятиях (в конце 2002 г. Перспектива смогла организовать из фотографий, предоставленных Коммерсантом целую фотовыставку Инвалиды на пути к независимой жизни). Но мы часто сталкивались с тем, что издания не готовы командировать вместе с корреспондентом фотографа, а собственных фотографий, которыми можно проиллюстрировать материал, практически нет. И складывается ситуация, когда в короткое время (газета делается быстро) нужно подобрать иллюстрацию, а выбирать не из чего. В результате на полосе появляется фото, не имеющее много общего с содержанием статьи.
Такая фотография появилась на первой полосе одной районной газеты в связи с интересным и проблемным материалом, посвященном декаде инвалидов.

Что можно сделать? Конечно, лучший выход для организации инвалидов – создание собственного банка иллюстраций. Во-первых, это будут иллюстрации, к которым вы не будете иметь претензий с точки зрения содержания. Во-вторых, вы можете предлагать эти снимки журналистам, и они будут вам за это благодарны. Однако спасибо вам скажут лишь в том случае, если эти фотографии будут сделаны профессионально, и технически отвечать требованиям, которые предъявляют к иллюстрациям бильд-редакторы. Поэтому важно найти человека, который мог бы делать для вас качественные снимки. Это может быть доброволец, которому достаточно оплачивать расходы, или профессионал, которому нужно оплачивать съемку. Конечно, второй вариант предпочтительнее, поскольку он более надежный, но здесь все зависит от возможностей организации. Фоторепортеры, которые делают снимки на ваших мероприятиях для своих изданий, обычно не возражают против того, чтобы передать фотографии вам. Об этом можно договориться с их руководством. Если убедить его в том, что вы не будете использовать фотографии для зарабатывания денег, вы и получите их безвозмездно. Эти фотографии, конечно, нельзя будет передавать для использования в других изданиях, но поместить на свой сайт или использовать в буклете (с указанием автора и источника) вполне допускается.

Новые возможности для непрофессионалов дает современная фототехника, особенно цифровая, но ее приобретение в организации опять-таки сопряжено с определенными расходами. Такую технику можно для особого случая взять напрокат у знакомых. Удачные фотографии, снятые на пленку, нужно отсканировать. Мы в Перспективе теперь завели практику сканировать фото сразу в нескольких форматах: делать качественные, но тяжелые файлы для полиграфии и легкие для размещения на сайте. Негативы нужно бережно хранить: лучшие фотографии обязательно будут утрачены, если они будут только в одном экземпляре.

Рисунки

Рисованные образы инвалидов – пока что очень большая редкость. В печатных СМИ они не встречаются: как уже сказано выше, пока что ирония и юмор (а чаще всего в газетах комиксы и карикатуры ассоциируются с комической стороной) неприменимы в освещении данной темы. Но организации инвалидов, и мы в том числе, используют рисунки в своих изданиях и заказывают художникам плакаты. Это очень интересный опыт, которым мы тоже хотим поделиться с читателем.

Художники, как и журналисты, и фотографы – люди творческие. В соответствии со своими способностями, вкусом, чувством юмора они нарисуют вам все, что вы захотите. Но вам очень важно знать и объяснить, чего именно вы хотите. Это особенно трудно с новыми художниками, которые не знают вас, не знают того, чем вы занимаетесь и ради чего вы это делаете. Для вас включение людей с инвалидностью в жизнь общества, интегрированное обучение, безбарьерная среда – это самоочевидные понятия, а для художника, который должен это изобразить, особенно впервые – нет. Поэтому вам придется приложить усилия для того, чтобы убедить человека, который об этом никогда не задумывался, в ваших ценностях. Проще (имеется в виду для ваших взаимоотношений с художником, а не сам процесс) и гораздо эффективнее самим придумать идею и как можно подробнее изложить ее: что именно должно быть изображено, в какой технике, какими цветами и прочее и прочее. Само собой, вы сами пишете все тексты и все подписи под картинками. Тогда профессионалу будет гораздо проще выполнить ваш заказ, и после долгих споров и согласований все (хотя на всех невозможно угодить) будут довольны.
Ниже мы хотим показать вам работы и эскизы, которые были сделаны для Перспективы разными художниками и в разное время. Часть из них - неутвержденные идеи, эскизы и наброски, которые отражают мучительный творческий процесс.

Наш первый опыт рисованных человечков для книги Инвалиды: язык и этикет (Дмитрий Петров)
(UFO /мои док-т/ UFO / press - project /пособие/иллюстрации

Серия эскизов к плакату, посвященному созданию доступной среды для инвалидов (Роман Баринов).

Использование кадров из фильмов при создании плаката для кинофестиваля Кино без барьеров (Светлана Розанова).
Плакат Город без барьеров - город будущего (Дмитрий Петров). Этот рисунок был использован также на футболках и наклейках.
Использование детских рисунков на плакате Школа для всех (Дмитрий Петров)

Семинары для журналистов

Семинары для журналистов были разработаны Перспективой в ходе предыдущей работы, но в ходе этого проекта они перерабатывались партнерами с учетом потребностей каждой аудитории, например, студентов, журналистов телевидения, фотографов и т.п.
В чем была их основная задача и как они проходили?
Цель семинара заключалась в том, чтобы дать журналистам новую информацию для более объективного и разностороннего освещения проблем инвалидности в СМИ. В задачи семинара входило обсуждение стереотипов, существующих в обществе по отношению к инвалидам, влияния используемой терминологии на характер освещения этой темы в СМИ, критериев объективного репортажа (сюжета), затрагивающего проблемы инвалидов, а также знакомство с рекомендациями ООН и ведущих организаций инвалидов по освещению этой темы.

При проведении семинаров используются интерактивные методы: дискуссии, игры, работа в малых группах. Журналистам предлагалось обсудить и переработать небольшие публикации, которые появлялись в зарубежных и российских изданиях.

Ниже приведены две небольшие заметки, которые обычно предлагаются участникам семинара для обсуждения. Обе они переведены на русский язык.Источник: B. Kolucki and B. Duncan. Тogether with media. A Practical Guide for People with Disabilities. International Labour Organization. 1994.

Первая действительно появилась в газете одной из африканских стран.

Увечные и умственно отсталые делают ювелирные изделия, несмотря на свои недостатки

Около 30 увечных, глухих, слепых и слабоумных людей недавно решили объединиться, чтобы открыть ювелирную мастерскую на Харамби Плаза. Они не могут ходить и с трудом сидят, многие из них раньше были обычными бродягами. Теперь при своих ужасных проблемах и нищете, они хотят бросить вызов своей уродливой судьбе и делать что-нибудь красивое. Со всей тщательностью и терпением они целыми днями сидят и делают ожерелья, браслеты, кольца для продажи. Может быть, милосердные люди откликнутся и купят их изделия, тогда эти люди почувствуют, что делают что-то стоящее.

Сначала участники обсуждают эту статью, высказывают свои впечатления и вместе выясняют, что именно придает этой небольшой заметке такой характер. Затем вниманию участников предлагается переработанный вариант той же информации.

Инвалиды открыли новую ювелирную мастерскую в нашем городе

Около 30 людей с различными видами инвалидности - нарушением опорно-двигательного аппарата, невидящие, неслышащие, с ампутированными конечностями - открыли недавно новую ювелирную мастерскую в восточной части Харамби Плаза. После того, как они прошли полугодичный курс обучения, работники мастерской производят в день 30-50 оригинальных браслетов, ожерелий, колец как классического, так и современного дизайна.
Шариф Мусака, управляющий мастерской, передвигается с помощью инвалидной коляски. Он рассказал нам: Раньше некоторые из нас были очень бедные, теперь же мы освоили профессию и можем содержать себя и наши семьи. Наши изделия отличаются хорошим дизайном, прекрасно изготовлены и вполне могут конкурировать на рынке. Г-н Мусака заявил также, что клиент, который придет в мастерскую с этой заметкой, получит скидку на первую покупку.

Этот вариант также обсуждается: почему он предпочтительнее и что именно делает его более позитивным? Участники нередко говорят, что статьи, подобно первой, не могут появиться в нашей прессе. Они, к сожалению, ошибаются, и, скорее всего, можно будет подобрать одну-две достойных заметки из местной прессы. Мы предлагаем для обсуждения две небольшие заметки из центральной прессы.

Американец Билл Шеннон, перенеся в пять лет редкую форму артрита, навсегда остался инвалидом с парализованными ногами. А потом случилось чудо. Десять лет назад, прямо в госпитальной палате, парализованный Билл вдруг пустился в пляс. На костылях. Это была сплошная импровизация, напоминающая смесь брейка и пантомимы а-ля Чарли Чаплин - просто праздник какой-то! Вернее, не какой-то, а святого Йоргена. С тех пор Билл ездит по миру и пляшет где ни попадя на потеху публике. На прошлой неделе он дал свой первый мини-концерт и в Москве. Русская публика, не привыкшая воспринимать неполноценных людей на равных, до последнего была уверена, что костыли - просто прикольный танцевальный атрибут. И только когда Билл упал на пол и не смог самостоятельно подняться, все всё поняли и дружно зааплодировали силе заморского мужества. Вместо того чтобы просто помочь встать инвалиду. (Журнал Огонёк октябрь 1998 г. №44)

Снимки, которых не хватало

При нацистах было то же самое. Дрезденский Немецкий музей гигиены устраивал выставки про физически и умственно неполноценных, как устраивает и теперь – только теперь музейным акциям приписывается обратное значение. Единственная перемена: выставку про неполноценных могут теперь увидеть и неполноценные – если рассуждать в терминах 1930-х. То есть, мы с Вами. На выбор предлагаются два варианта. Перейти в лагерь полноценных, признав, что интерес к инвалидам, уродам и сумасшедшим – это нормально, интересно и актуально. Или же возмутиться – и остаться неполноценным. Которому не место в обществе – если рассуждать в терминах 2000-х. Вариант с равнодушием не предполагается.

Какое может быть равнодушие?! Ведь уроды танцуют; уроды любятся; уроды жеманничают – так же как и не уроды, но выразительнее. Даунихи изображают барочных красавиц; карлик изображает самого себя, но в выгодном черно-белом цвете; нормальные папа и мама проводят уикенд с ненормальным сынком; а вот группа Station 17, состоящая из музыкантов нормальных и ненормальных вперемежку, снятых не кем-нибудь, самим Антоном Корбийном, в образе этаких reservoirdogs. За чёрными очками и те и другие одинаковы. Зритель тронут. Фотограф может потирать руки: я просто хотел отразить факты; я хотел остаться сторонним наблюдателем; я просто хотел выразить радости жизни. Но за уверенностью я хотел дрожит нравственная растерянность: да и можно ли вообще это снимать? Я не стремлюсь к отображению красоты - ну ещё бы. Посмотрела бы так, не через объектив, на свою натуру. Уродов фотографируют всё время, пока существуют фотоаппараты. Они актуальны всегда. При нацистских медиках, при Дайас Арбас или сейчас, при Корбийне и Нике Найте. Только сейчас стали фотографировать счастливых уродов и уверять, что смысл затеи – доставить фотографируемым удовольствие. (Так доставьте удовольствие мне! Начните снимать упитанных людей 30 лет, возьмите меня и провезите мои снимки по всей Европе – и, обещаю, я буду счастлив. И любой на моём месте.) То, что когда-то считалось общественным благом, теперь считается – наоборот. Но способы достижения общественного блага были и остаются отвратительными. В прямом смысле слова.

Афиша 24 июня – 7 июля 2002 года

Очень полезно в ходе семинаров обсудить отдельно иллюстрации и заголовки статей. Для этого мы обычно делаем вырезки: фотографии и крупно набранные заголовки сразу же бросаются в глаза читателям, а, между тем, как уже было замечено выше, они не всегда соответствуют содержанию статьи. После этого обычно проводится игра слова – чувства, с помощью которой можно выяснить, какие чувства и ассоциации у людей вызывают те или иные слова, которые употребляются по отношению к инвалидам.

Средняя продолжительность семинаров для журналистов, учитывая их занятость, сократилась до 4-х часов. В ходе семинаров ведущие старались делать упор на информационную часть: каждый участник получал материалы, которые мог использовать для своей дальнейшей работы (статьи по этикету, терминологии, рекомендации по освещению проблем инвалидов – все это читатели найдут в приложениях, а также информацию об организации и ее ближайших мероприятиях). В семинарах, наряду с журналистами, участвовали люди с инвалидностью, которые могли высказывать свое мнение, приводить личные примеры и истории. Участие таких экспертов служило также стимулом для журналистов применять корректную терминологию, обращаться лично к человеку, пробовать задавать ему вопросы, рискуя обидеть или задеть. Это общение имело большое значение как для журналистов, так и для молодых инвалидов, поскольку и те, и другие учились общаться, выражать свои мысли, обсуждать темы, о которых раньше не задумывались или не считали возможным озвучить. В ходе проекта проводились семинары также для студентов факультетов журналистики. Программа семинара для студентов была переработана для того, чтобы семинар вписывался в учебное расписание (как правило, он был рассчитан на продолжительность в полтора часа). Ниже – несколько слов об особенностях семинаров для журналистов в каждом регионе.

Армения

В ходе проекта проведено два семинара для журналистов (в обоих случаях – тележурналистов), три семинара для студентов факультетов журналистики и один семинар для юных журналистов.

На семинарах обсуждались рекомендации ООН при освещении темы инвалидности в СМИ, правила этикета при общении с инвалидами. Поскольку аудитория была заинтересована в обсуждении видеоматериалов, журналистам были показаны фильмы и социальные ролики. Эти были как зарубежные, так и снятые в Армении материалы. На семинаре в школе журналистики Интерньюс участники сами предложили посмотреть и обсудить два телерепортажа, снятых ими в ходе сессии.

Исходя из своего опыта, Мост надежды рекомендует сократить продолжительность семинаров до 2,5-3 часов и сделать его более гибким для того, чтобы заинтересовать и вовлечь людей, в разной степени знакомых с этой проблемой. Можно подготовить небольшие анкеты, чтобы узнать, насколько аудитория семинара знакома с темой (например, можно предложить составить антонимы к слову “инвалид” и записывать все ответы). В ходе семинара полезно записывать все вопросы, чтобы не забыть на них ответить. Кроме того, нужно стремиться давать в ходе семинара больше новой информации, необходимой для практической работы журналиста: как брать интервью у людей с разными видами инвалидности (например, у людей с затруднениями в речи и т.д.) И еще одна важная деталь, на которую необходимо обратить внимание: журналистов и участвующих в семинаре людей с инвалидностью нужно познакомить и создать наилучшие условия для их общения. В будущем неплохо было бы организовать цикл семинаров для утверждения восприятия идей, которые предложены журналистам на коротком семинаре.

При проведении семинаров для студентов нужно учитывать сроки: не проводить семинары, конкурсы и другие мероприятия в период экзаменов, зачетов и каникул. В конце семинара можно предложить студентам принять участие в конкурсе на лучшую статью (сочинение, передачу, фотографию и т.д.) В качестве награды можно опубликовать материал в газетах, с которыми сотрудничаете. Студентов можно и нужно вовлекать в волонтерскую работу (Мост надежды предлагал студентам преподавать в учебном центре, приглашал участвовать в мероприятиях). Студентов можно также заинтересовать в этой теме как потенциальной теме для курсовых и дипломных работ и предложить имеющиеся ресурсы и свое сотрудничество в их создании.

Азербайджан

В ходе проекта проведено четыре семинара для журналистов, из них один – для фотожурналистов, один – для русскоязычных журналистов, один – для азербайджаноязычных журналистов и один – для телевизионных операторов. Содержание каждого семинара варьировалось в зависимости от аудитории.

Основные темы, которые обсуждаются на семинарах для всех журналистов: стереотипы по отношению к инвалидам, медицинский и социальный подход к инвалидности, философия независимой жизни, этикет. Практические задания и показ видеоматериалов (или фотографий) подбирались в зависимости от группы журналистов (например, пишущим журналистам предлагалось переделать статью, подобрать фотографию, операторам – показать инвалидность в кадре, фотографам – смоделировать ситуацию общения с моделью, подобрать фото).

На семинаре показывались и обсуждались фильмы Разговоры (Великобраитания) и Мы – есть (снятый при участии Лотоса фильм о безбарьерной среде), а также и видеорепортажи азербайджанского телевидения. Кроме того, на семинарах обсуждаются негативные и позитивные статьи, а также фотоматериалы.

Семинары получаются интересными, и активность участников повышается в тех случаях, когда присутствует необходимый практический материал, то есть участники могут показать свои знания и проявить себя, поучаствовать в творческом процессе (написать статью, снять инвалида-колясочника).

Интерес к семинарам у журналистов был большой, хотя все участники жаловались на нехватку времени. Поэтому Лотос пытался предоставить как можно больше информации и раздать как можно больше материалов. Многие участники семинаров выражали пожелание включать в семинары больше практических заданий, делать разбор полетов, включать информацию о зарубежном опыте и публикации на тему инвалидности.

Грузия

Проведено 12 семинаров для журналистов и один семинар для студентов факультета журналистики.

Семинар состоял из четырех сессий, и на нем обсуждались стереотипы, терминология и социальный подход к инвалидности. Участники обсуждали статью о Билле Шэнноне, которая приводится выше, и фильмы об Э. Робертсе и Доступный город, снятый по заказу Перспективы.

После семинаров, проведенных для журналистов, многие из них стали готовить передачи или статьи. Но, несмотря на дополнительные консультации, оказалось очень сложным изменить их видение и отношение к вопросам инвалидности. Журналисты отмечали, что кратковременные семинары ввели их в шок, и они окончательно растерялись в возможности писать на тему инвалидности, чтобы не проявить некорректность там, где им бы не хотелось. Однако эта растерянность – тоже хороший результат: журналисты стали задумываться над тем, над чем не задумывались раньше.

Москва

В Москве для журналистов и студентов факультетов журналистики было проведено семь семинаров, в которых приняли участие, в общей сложности, 30 профессиональных журналистов и 185 студентов. В чем особенности московских семинаров? Прежде всего, столичных журналистов очень сложно привлечь на семинар: событий в Москве происходит много, работы у журналистов немало, и время свое они ценят очень высоко. Кроме того, они, как правило, довольно высоко оценивают свой профессионализм, не без основания считая, что факультет журналистики – это уже само по себе хорошая школа. Однако даже на журфаке МГУ до последнего времени не было специализации в области социальной журналистики. Лишь недавно благодаря инициативе кафедры периодической печати и Агентства социальной информации, появился спецкурс, который дает студентам возможность познакомиться с актуальными социальными проблемами и общественными организациями, которые помогают эти проблемы решать. Перспектива провела несколько семинаров для студентов, и все они прошли очень интересно. За короткое время молодые люди знакомились с совершенно новыми для них проблемами (студенты МГУ признались, что для них это обсуждение было откровением). Взрослые журналисты тоже активно участвовали в обсуждениях, и их мнения, подкрепленные опытом и авторитетом их изданий, делали дискуссии иногда очень острыми и интересными. Особенно интересно проходит обсуждение терминологии по отношению к инвалидам и проблемы политкорректности в целом.

Опыт по проведению семинаров для журналистов, которым располагает Перспектива, позволяет предложить на будущее некоторые рекомендации. Во-первых, желательно использовать информацию и примеры, которые появились в российской прессе (благо количество изданий позволяет сохранить анонимность). Это ближе и лучше воспринимается, и к тому же перевод, неизбежный при использовании зарубежных материалов, может в определенной степени исказить смысл. Во-вторых, хорошо принимается статистический и аналитический материал. Мы не представляли результаты мониторинга СМИ на семинарах, потому что они не были подведены, но то, как они были приняты на круглом столе, позволяет судить о том, что такая информация – это хороший повод для дискуссии. В-третьих, важно, чтобы семинары с профессионалами вели профессионалы, готовые отвечать на любые вопросы (журналисты пришли за информацией, и поэтому уводить их от интересующей их темы, если она, конечно, уместна, не стоит). Важно позаботиться об экспертах, то есть людях с инвалидностью, которые будут принимать участие в семинаре. Они должны быть убедительны и должны уметь выступать, так как их роль в семинаре – далеко не пассивная. Еще один способ сделать семинар привлекательнее – обеспечить участие в нем человека, являющегося для вашей аудитории большим авторитетом.

В будущем мы будем развивать эти семинары и приспосабливать к потребностям разных журналистских аудиторий. Для студентов Перспектива планирует разработать небольшой курс, чтобы глубже познакомить их с особенностями освещения этой темы и дать возможность практиковаться.

Информационный повод

Проект Инвалидность и СМИ предполагал проведение ярких мероприятий, которые позволят привлечь к той или иной проблеме внимание общества и СМИ. Такие мероприятия, кроме того, позволяют вовлечь другие организации и завязать новые контакты, в том числе новые контакты с журналистами. Каждая организация провела в ходе проекта множество таких мероприятий, и о некоторых из них - наиболее ярких, пойдет речь ниже.

Мост надежды

30 марта 2002 г. Мост надежды провел первое мероприятие в рамках проекта – акцию по посадке деревьев на территории Детского дома для детей-инвалидов в поселке Харберд, который расположен неподалеку от Еревана.

В этом мероприятии участвовали около 150 человек: молодые инвалиды из организации “Мост надежды”, ученики старших классов из общеобразовательных школ и дети-инвалиды из детского дома посадили 400 саженцев на территории поселка. На мероприятии присутствовали также пресс-секретарь Министерства социального обеспечения А. Хачатрян, представители Всемирного независимого молодежного союза, директора и учителя школ, местные жители. Были также представители СМИ (журналисты из телеканала “Шант” и журнала “Аревацахик” (Подсолнух – издание Моста надежды).

Целью акции былопривлечение внимания общественности к детям-инвалидам, а также пропаганда идеи интеграции детей-инвалидов в общество. С этой целью была выбрана особо социально уязвимая группа - дети-сироты с инвалидностью. В Харбердском специализированном заведении живут около 200 детей с особо тяжелыми формами врожденной инвалидности (физическими и ментальными). В основном, дети поступают в этот детский дом из родильных домов, сразу после рождения. Долгое время (в советский период) дом для детей-инвалидов был закрытым заведением и запретной темой как для журналистов, так и для общества в целом. Несмотря на то, что нынешнее руководство детского дома прикладывает усилия привлечь внимание общественности к проблемам детей-инвалидов и открыто к сотрудничеству, тема детей из Харбердского дома ребенка остается одной из болезненных для журналистов. В результате общество не готово воспринимать этих детей как полноправных своих членов. Эти дети живут изолированной жизнью, не выходят за стены приюта, не общаются со сверстниками. Между тем, они нуждаются не только в специальном уходе, но и в том, в чем нуждаются все дети - в любви, дружбе, понимании.

По мнению директора детского дома А. Баласаняна, для нормального развития детей-инвалидов необходимо вывести их за стены приюта, сменить обстановку. Дети должны дружить, общаться со сверстниками и чувствовать себя нужными. Организация таких мероприятий, встреч детей-инвалидов из приюта с другими детьми-инвалидами (из организации “Мост надежды”) и их сверстниками (неинвалидами) из общеобразовательных школ несомненно пойдет на пользу всем. Дети-сироты приобретут новых друзей, учащиеся общеобразовательных школ многое узнают о сверстниках-инвалидах, начнут с пониманием и терпимо отнестись к проблемам других людей. Подростки-инвалиды из организации “Мост надежды” стали как бы посредниками между этими двумя группами и с первой же минуты устранили скованность в их общении. Дети нашли новых друзей а организация “Мост надежды” обязалась в мае выступить в детском доме с театральным представлением.

После посадки деревьев дети-инвалиды из приюта устроили концерт. Интересно, что жалость в глазах у присутствующих журналистов сменилась живым интересом и восхищением. И как результат, репортажи получились динамичные. Акцентировалась не столько инвалидность детей, сколько участие всех в совместном мероприятии. Важно было показать, что при желании можно вовлекать всех детей в общее дело.

Освещение и отклики

Мероприятие освещалась в тот же день в программе новостей телеканала “Шант”, а в мае вышел иллюстрированный репортаж в журнале “Аревацахик”. В результате мероприятия и телепередачи организация получила отклики от разных общественных организаций (местных и международных), общественных деятелей и журналистов из информационного агентства Арменпресс, газет “Республика Армения” и “Канч”.

Лотос

Одним из наиболее ярких событий проекта стала фотовыставка Человек с инвалидностью: новый взгляд, которая прошла в Баку в июне 2002 г. В ней, как уже было сказано, было представлено 39 работ, отобранных жюри. В его составе были представители организаций инвалидов, и журналисты, в том числе фотожурналисты. Это событие – само по себе яркое - позволило привлечь внимание общества и СМИ к проблемам инвалидов в стране. Кроме того, на фотовыставке были представлены работы, которые дали многочисленным зрителям пищу для размышлений и повод для того, чтобы по-новому взглянуть на людей с инвалидностью, их проблемы и возможности.

Выше уже приводилось несколько откликов посетителей, а здесь уместна статья А. Мюзартгызы (бакинская газета Зеркало) с впечатлениями об увиденном.

Общество равных возможностей? Или разоблачение мифа о нашей с вами древней цивилизации

Отношение к инвалидам – это как определяющий уровень на индикаторе развитости общества. Так что, если общество визуально развито, нравственно и даже можно сказать кусками культурно (это как у нас), то сия прогрессивная отметка еще не означает – можно называться цивильными. Хотя возможно это и есть развитие, просто в несколько другом порядке, когда социум защищает не больных и обездоленных, а здоровых и ничем вовсе не обделенных... как правило, чиновников.
Видимо, здесь нужно провести параллель с Древней Спартой, когда ущербных еще в детстве уничтожали, заботясь изначально об отмеченных Богом. В таком случае, мне придется только извиниться и заметить, что наше общество – микромодель древней цивилизации....
По словам организаторов, целью открывшейся в Бакинском центре искусств выставки Человек с инвалидностью – новый взгляд является разрушение стереотипов, формирования правильного отношения к людям с инвалидностью, которое будет (по крайней мере, должно) способствовать их интеграции в нашем обществе. На выставке, организованной Объединением Инвалидных Организаций Азербайджана – Лотос в рамках социального проекта Общество равных возможностей, было представлено около 50 работ азербайджанских фотографов, отражающих позитивный образ людей с инвалидностью. Причем лучшие работы были отмечены материальными вознаграждениями. Хотя большим вопросом является сам факт победы фотографа, просто запечатлевшего инвалида в обычной, казалось бы, ситуации. Неизвестно чьей победой является фотография человека с протезами (или без них) вместо рук, занимающегося изготовлением железных деталей на рабочем станке, или работа, изображающая мужчину в инвалидной коляске, ремонтирующего свою машину (которую он и сам водит)?...
Стоит заметить, что отмеченными оказались работы, изображающие не акробатические действия человека без рук и ног, а демонстрирующие самые простые жизненные ситуации, провозглашающие уже давно понятное на Западе – Они такие же, как и мы (правда, там просто даже некультурно говорить Они и Мы. Это что-то вроде феминистических выпадов, только в другом аспекте), но до нас доходящее, как модные тряпки лишь к следующему сезону. Только вот сезон следующий что-то затянулся...
Абсолютно счастливый ребенок, резвящийся с не менее счастливыми родителями, пораженный, судя по всему, детским церебральным параличом, принес запечатлевшему его фотографу первое место. Не менее трогательной оказалась серия фотокадров со свадьбы женщины и мужчины на коляске. Не обошлось и без медового месяца на берегу отечественного моря или озера (вторая премия). Кстати, третье место тоже присудили демонстрации простого, как говориться, человеческого счастья (которое не зависит ни от времени года, ни от температуры воды на Марсе, ни от наличия инвалидной коляски). Мать в коляске купает, одевает, причёсывает своих непослушных (природа у них такая) детей.
Одним словом, после просмотра выставленной фотоэкспозиции начинаешь теряться в догадках относительно присутствия тех самых неправильных стереотипов и необходимости проведения интеграции. Так что ж мы, не древняя цивилизация? Получается, что так...

Москва

Безусловно, в Москве самым ярким событием 2002 г. стал Международный кинофестиваль Кино без барьеров, который состоялся 26-29 сентября.

За четыре дня фестиваля на просмотрах и семинарах побывало более 700 человек, среди которых большинство составляли дети, а также представители организаций инвалидов и специалисты.

Кто наш зритель?

Кто наш зритель?

1 - дети (42,8%)

g - студенты и молодежь (4,3%)
g – журналисты (11,4%)
g - представителей различных организаций инвалидов, центров реабилитации, школ-интернатов и другие специалисты (34,2%)
g – представители государственных организаций (2,14%)
g – другие (5%)

Показ фильмов

На фестивале было показано 65 фильмов различных жанров. Эти фильмы были отобраны из 135 заявок, присланных из 25 стран мира. Зарубежные фильмы были переведены на русский язык, и большинство из них снабжены субтитрами, чтобы их могли посмотреть неслышащие люди.

Фильмы были разбиты на несколько тематических блоков: фильмы о дискриминации и правах инвалидов, фильмы об образовании, проблемах безбарьерной среды, фильмы о детях и образовании, фильмы о любви, арт-фильмы и полнометражные художественные ленты.

Семинары

В ходе фестиваля было проведено восемь семинаров, в которых участвовали российские и зарубежные специалисты по освещению проблем инвалидов в разных СМИ и в разных странах мира. Семинары были посвящены аспектам освещения проблем инвалидов в СМИ в разных странах.

Мастер-классы

В программе фестиваля были мастер-классы российских кинодокументалистов – Сергея Мирошниченко, Алексея Погребного и Виктора Белякова.

Фильмы, отмеченные жюри и зрителями

В ходе фестиваля работало жюри, которое возглавлял кинодокументалист Сергей Мирошниченко. В него входили также деятели кино и представители организаций инвалидов. Жюри отметило 12 работ, из которых три российских и четыре документальных фильма, два европейских и один американский короткокометражный игровой фильм, бразильский арт-фильм Руки, а также детская программа Улица Сезам. Призом зрительских симпатий отмечен художественный фильм московского режиссера Петра Зекавица Правило Алена.

Зрители признались, что фестиваль произвел на них огромное впечатление. Для многих увиденное было эмоциональным потрясением.

Макс Петров, киноклуб Золотой век, Москва:
Кино без барьеров не только о наболевших проблемах. Это общение, раскрытие новых талантов среди инвалидов. Было интересно наблюдать, как общаются эти люди: глухие и слышащие, русские и американцы… Этот дух общения пропитывал стены, воздух Академии как легкий бриз. Бриз превратился со временем в животворящий ветер, движение творчества.

Наталья Барткова, Ассоциация Десница, Самара:
Было просто здорово. Я очень хотела поехать, понимая, что там будет много полезного. Но действительность превзошла все ожидания. Я посмотрела много интересных, но таких разных фильмов. Разумеется, всего охватить было невозможно. Я смогла встретиться и пообщаться с очень интересными людьми из разных стран и регионов России. Подчерпнула для себя много полезного, что, конечно, будем теперь реализовывать в Деснице. Впечатлений так много, что у меня ощущения такие, будто я за четыре дня совершила кругосветное путешествие.

Марина Метнева, журналист газеты Нижегородский рабочий, Нижний Новгород:
Участие в фестивале дало мне некоторое понимание проблем, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями в повседневной жизни. А так же понимание, как далеко еще России до того, чтобы сделать пространство доступным для всех.

Екатерина Крылова, журналистка Агентства политической информации, Екатеринбург:
Главное, что вынесла с фестиваля – ощущение значимости темы инвалидов. Я и до этого об этом, конечно, знала. Но просто никогда не слышала столько упреков в адрес журналистов, никогда не думала, что это в такой степени важно для самих инвалидов.

Юрий Ерофеев, тележурналист, лауреат фестиваля, Мурманск:
- Стал ли для вас фестиваль стимулом для создания новых фильмов, репортажей, сюжетов и программ о проблемах инвалидов?
- Да, сейчас мы начинаем подготовительный этап работы над фильмом Ветер перемен Лёши Казначеева. Молодой человек, больной ДЦП, в детстве перенёс тяжёлую операцию, сейчас поражает окружающих особым отношением к жизни. Общительный, энергичный человек, который всегда в центре внимания. Обладая прекрасными вокальными данными, он непременный участник различных городских и областных праздников.

Алексей и Наталья Спасские, Телевидение глухих, Нижний Новгород:

Фестиваль позволяет открыть те реальные возможности передачи информации, которые ранее не существовали. Интеграция людей в современное общество будет происходить на более совершенном уровне в том случае, если данная общность будет понимать все потребности и нужды тех граждан, которые в силу каких-либо причин в этом нуждаются. Развивая в Нижнем Новгороде Телевидение глухих, пришли к выводу, что любая информация социального характера обязательно должна быть освящена в прессе. Данный фестиваль открыл нам глаза на мир всех социальных аспектов.

Кроме того, здесь вполне уместно привести статью, которая была написана по свежим впечатлениям и вышла на сайте Газета.ру непосредственно в день открытия фестиваля. Это очень показательная статья, один из пока что редких материалов, в которых автор не ограничивается отчетом об увиденном, а передает читателям только что пережитое потрясение.

Валерий Панюшкин, Заразная болезнь.

Это ж вскрыться можно! Пятилетняя девочка весело ездит на маленькой инвалидной колясочке по пустым гулким кафельным комнатам. Какой-то железный стол, какая-то дырка в полу, какой-то кран торчит из стены. Девочка смеется и, кажется, вполне довольна приключением, несмотря на инвалидность и необходимость перемещаться в инвалидной коляске.

Следом за девочкой движется видеокамера, и голос девочкиного отца за кадром поясняет, что эти пустые кафельные комнаты – это нацистский медицинский центр времен второй мировой войны. Здесь ставили опыты на инвалидах. На этом железном столе резали чуть не живьем, в эту дырку в полу стекала кровь, через этот кран в стене поступал газ. Вскрыться можно!

Это документальный фильм. Фильм показывают в зеленом зале Академии наук в Москве на Ленинском проспекте. В зале сидят человек пятьдесят-семьдесят, и большинство из них – инвалиды. Молодежная инвалидная организация Перспектива организовала в Москве фестиваль фильмов про инвалидов Кино без барьеров, и, кроме инвалидов, на фестиваль почти никто не пришел. Люди боятся заразиться.

Чувство такое, будто у нас здесь в этом зеленом зале что-то вроде тайного общества. Мы сидим в темноте и думаем, что если общество придумало сверхчеловека, то обязательно придумает и недочеловека тоже и станет ставить на недочеловеке чудовищные опыты ради сверхлюдей, будь они прокляты.

Никто больше об этом не думает. За стенами Академии наук ездят машины, прохожие ходят по улицам, у всех дела, и никто не задумывается, удобно ли человеку в инвалидной коляске спускаться по эскалатору в метро, надо ли ребенку, больному детским церебральным параличом, учиться в обычной школе или лучше запереть такого ребенка в интернате, как зверька.

На фестивале 65 фильмов и в каждом – вопрос, о котором вы никогда не задумываетесь, пока здоровы. Например, кино про любовь в сумасшедшем доме. Кино про молодых людей с синдромом Дауна, которые полюбили друг друга, поженились и были насильно стерилизованы заботливыми родителями. Кино про шестнадцатилетнюю девочку в Южной Африке, которая очень любит ходить в дискотеки и танцевать, несмотря на отсутствие ног. Кино под названием Пойти в школу про то, как в школу идет умственно-отсталый ребенок. Первое сентября, цветы, белая рубашка.

Люди вообще стараются не думать про инвалидов. Встретив случайно аутиста, или сухорукого, или парализованного, сознайтесь честно, вы прежде всего думаете, а не заразно ли это. Так вот отвечаю – заразно. Детский церебральный паралич, шизофрения, расслабленность, болезнь Дауна – заразнее гриппа, летучее чумы.

Вы правильно не пошли на фестиваль Кино без барьеров, потому что, если бы видели эту девочку в инвалидной коляске, разъезжающую по пустым гулким комнатам фашистского концлагеря, вы не смогли бы ее потом забыть.

Если вы помогаете слепому перейти через необорудованную звуковым светофором улицу, это меняет вас навсегда. Если вы хоть раз попытались поиграть с аутичным ребенком в мячик, сердце ваше отравлено

священным ядом, без достаточного содержания которого в крови жизнь легка, зато смерть ужасна. Если вы видели когда-нибудь, как смеется ребенок с синдромом Дауна, вы видели радость. В противном случае – видели только печаль, на каких бы там яхтах и виллах не проходила ваша жизнь.

Правда состоит в том, что инвалидность действительно заразна. Общение с инвалидами не приносит вам ни денег, ни славы, ни успеха, ни счастья, ни хорошей работы, ни личной жизни. Тем не менее вы откладываете дела и развлечения всякий раз, когда надо пойти на субботник и построить какой-нибудь пандус.

Вы заболели. Вы смотрите фильмы про инвалидов, думаете про инвалидов, дружите с инвалидами, восхищаетесь инвалидами. Вы сами становитесь недочеловеком, потому что человеком вам теперь быть стыдно. Потому что слишком жестоко быть человеком, слишком бессмысленно, слишком глупо.

Чтобы не заболеть этой болезнью, вы отворачиваетесь, когда видите инвалидов на улице. Входя в автобус, вы не задумываетесь, каково влезать по этим ступенькам человеку без ног. Это у вас инстинкт самосохранения. Звериный инстинкт, благодаря которому даже теперь, когда я рассказал вам, что в Академии наук на Ленинском проходит фестиваль фильмов про инвалидов, и фильмы хорошие, и вход бесплатный, вы все равно не пойдете и все равно не станете эти фильмы смотреть.

Слава богу, болезнь, про которую я пишу, заразнее гриппа и летучее чумы. Рано или поздно вы все равно заболеете навязчивым чувством несправедливости, вызываемым знакомством и общением с инвалидами. Вам передадут это чувство соседи или родственники, сослуживцы или друзья. В конце концов, вы ведь прочли эту мою неуклюжую заметку. И вирус теперь у вас в крови.

Круглый стол с представителями СМИ и организаций инвалидов

В ходе проекта проводились круглые столы, в которых участвовали как журналисты, так и представители организаций инвалидов. На этих встречах, которые проходили, как правило, ближе к завершению проекта, обсуждалось взаимодействие организаций и СМИ и то, как освещаются проблемы инвалидов в прессе. Хорошим поводом для проведения круглого стола стало подведение итогов мониторинга прессы. Такие круглые столы успешно прошли в Москве и в Баку.

Москва

Круглый стол Проблемы инвалидов в средствах массовой информации: диалог журналистов и организаций инвалидов прошел в Москве 7 февраля 2003. В нем принимали участие журналисты и лидеры организаций инвалидов, которые собрались для того, чтобы обсудить, насколько часто и объективно освещаются в СМИ проблемы инвалидов, от чего зависит качество публикаций на эти темы и как организации инвалидов могут заинтересовать журналистов в ней?

Мероприятие прошло очень живо, поскольку между Перспективой и участвовавшими в нем журналистами, а также представителями организаций инвалидов, уже установились отношения, позволяющие открыто обсуждать проблемы, связанные с освещением проблем инвалидности в СМИ. Мы составили стенограмму круглого стола и хотим предложить ее читателям почти без комментариев, поскольку в выступлениях множество ценных советов и наблюдений.

Людмила Дикуль, корреспондент газеты Московский Комсомолец, один из тех авторов, которые часто обращаются к проблемам инвалидности.

У нас в газете есть специальная колонка, посвященная этой теме. Как она идет? С большим трудом, постоянно приходится пробивать материалы. Даже статьи, которые впоследствии имели успех, вначале не брали. Например, я долго пробивала материал об инвалидном спорте и просила ребят из спортивного отдела написать хоть что-нибудь. Не хотели, а когда были паралимпийские игры, мне дали целых шесть полос: олимпиада всех интересует. И, конечно, на фоне неудач нашей олимпийской сборной паралимпийцы выступили блестяще. Мой редактор даже поставил заголовок на первую полосу (я его не ставила, не успела даже отследить): Инвалиды отомстили за здоровых.

Я должна написать статью, которая вызовет отклик у читателей, тема должна быть интересной всем. Аудитория нашей газеты – не только и не столько инвалиды. Если я буду писать о приспособлениях, каких-то специфических вещах, никто читать не будет, кроме инвалидов. Вот если я напишу про образование, про то, что дети-инвалиды должны учиться в общеобразовательных школах… эта тема затрагивает гораздо больше людей: мамы, учителя… Вот был сюжет про сексуальные отношения, в названии было слово виагра: На виагру надейся, а сам не плошай, статью прочитали очень много людей.

У меня есть претензии к общественным организациям. Я узнаю о некоторых событиях через год после того, как они состоялись. Ну почему вы не можете позвонить, отправить факс? Я пишу не только об инвалидах, мне самой не всегда хватает времени и сил узнавать, когда что происходит. Нужно, чтобы все, кто имеет, что сказать народу, не боялись теребить прессу. Ставьте нас заранее в известность, причем, не сухо, а с деталями. А потом, должно быть про что писать. Когда Перспектива проводила акцию, где Дед Мороз на коляске отстаивал свои права, уж кто вас только не заснял: это было зрелищно. Значит важно, чтобы вы умели подать события.

Валерий Панюшкин, Коммерсантъ
Как писать, про что писать? Организации инвалидов неправильно понимают, что интересует журналистов. Еще на первом курсе журфака учат, что такое сенсация. Если собака покусала человека - это не сенсация. Даже если это большая собака и она покусала очень большого человека. Даже если это международная собака. Вот если наоборот: Сегодня в Зюзино человек покусал собаку! Это сенсация! Нужно помнить, что газета – это рекламооситель.

Каждый день в газете начинается с летучки, когда мы все думаем, чем же мы заполним эти полосы. Ярких событий не так уж много. Но с другой стороны, если один раз вы устроили акцию, и все вас засняли, о вас написали, все прошло удачно, не думайте, что если эту акцию или что-то подобное повторить, у вас будет такой же успех. Если я принесу редактору опять статью про акцию, он скажет мне, что я об этом уже писал.

Поэтому у общественных организаций есть два варианта. Первый вариант - придумать вот такое яркое неординарное событие. Второй - использовать поддержку знакомых журналистов. Можно устанавливать постоянные контакты с репортерами, и тогда они сами захотят вам помогать. Вот я хорошо знаю Перспективу, я уважаю этих людей, и когда они меня зовут на свое очередное событие, я придумываю, как это повернуть так, чтобы напечатали.

О терминологии. Дело не в том, какие слова мы употребляем. Дело не в словах. Мне кажется, все сильно зависит от контекста. Вот моя статья о кинофестивале, все ее хвалили, звонили, благодарили за нее, а она называлась Заразная болезнь. Я в этот раз просто сыграл на стереотипах. Что касается политкорректности и отношения к инвалидам, то это проблема касается не только журналистов, она общая для всех, для всего общества. И она к тому же неосознанная. Однажды я делал материал об одной общественной организации, и в разговоре с ее лидером я сказал, что организации инвалидов должны бороться за права всех инвалидов, ведь проблемы у всех похожие. Руководитель согласилась, что это так, но кроме сумасшедших, конечно. Если мы будем часто говорить об этой проблеме, мы сами выработаем слова.

Елена Темичева, Агентство социальной информации
У нашей организации промежуточный статус: мы - общественная организация, а с другой стороны – информационное агентство. Поэтому мы так терпеливо относимся к общественным организациям, наши журналисты могут долго слушать и работать с общественными организациями.

Общественные организации для успешного контакта со СМИ должны изучить специфику изданий. Бывает так, например, что они проводят пресс-конференцию. На пресс-конференцию приходят репортеры из информационных агентств, которые не могут и не должны вникать в суть проблемы, они просто передают новости. Пресс-конференция - это презентация новостей. После пресс-конференции не надо ждать аналитических глубоких статей.

У многих общественных организаций есть претензии, что журналистам не хватает психологической глубины при освещении этой темы. Мы в этом году организовали спецкурс по социальной журналистике, и Перспектива тоже в этом участвовала. Выяснилось, например, что для подавляющего большинства студентов многие социальные проблемы и то, как они подаются и решаются, в том числе проблемы инвалидов, явились открытием.

Я еще хотела бы поднять вот какую проблему: мы считаем, что не хорошо писать об инвалидах как об исключительных людях, хотим, чтобы о них писали как об обычных, нормальных людях, а в этом случае, что писать, чтобы было интересно, и как писать?

Лев Индолев, публицист, автор многочисленных книг и фильмов, рассказывающих о проблемах инвалидов
Весь вопрос в том, для чего материал. Конечно, жаренные факты нужны, но они должны быть локомотивом, который тянет за собой проблему.

Еще одно замечание. Не дай нам бог помешаться на политкорректности! Мне нравится слово инвалид, я не вижу в нем ничего обидного. Человек с ограниченными возможностями – это хуже чем лицо кавказской национальности.

Лидия Абрамова, вице-президент Всероссийского Общества Слепых
Я считаю, что многие инвалиды – люди необыкновенные, зачем о них писать как об обыкновенных людях. Я тоже не обижаюсь, когда меня называют инвалид. Человек с ограниченными возможностями ставит меня в разряд ущербных. Проблема в том, что общество не готово нас воспринимать на равных. Вот пример: когда мы проводили чемпионат по дзюдо среди незрячих, было сложно найти судей, многие даже представить себе не могли, что незрячие люди могут заниматься дзюдо, я тогда просила их смотреть на ребят не как на инвалидов, а как на спортсменов.

Анна Белокрыльцева, журналистка радиопрограммы Адреса милосердияи газеты На Варшавке
Главное - найти баланс, чтобы, с одной стороны, не обидеть, а с другой - вызвать интерес у аудитории. До сих пор ничего интереснее человека нет. Это моя позиция. К разговору о терминах: мне тоже больше всего нравится слово инвалид. Оно правильно понимается всеми. Вот случай из жизни, по-моему, мне его Денис рассказывала: Человек подъехал к бензозаправке и просит работника помочь. Говорит: Помогите мне, я человек с ограниченными возможностями, - заправщик, естественно, думает, что у него нет денег, потом он говорит, что у него проблемы, заправщик думает, что проблемы сексуальные. В конце концов, он говорит, что инвалид, заправщик говорит: Ну, ты так сразу бы и сказал, теперь все понятно. Однако, когда я работала над одной статьей, я вдруг подумала, что это слово совсем не подходит к моей героине, а она когда прочитала статью, ей не понравилось, что ее назвали инвалидом, она обиделась. Поэтому надо спрашивать героя, как он хочет, чтобы его называли.

Виктор Паленный, главный редактор газеты Мир глухих
Почти во всех газетах, когда пишут о глухих, называют нас глухонемыми, хотя каждый третий из нас хорошо владеет речью. Есть люди рано оглохшие, как я, например, и мы – глухие с рождения или раннего детства - хотим, чтобы нас называли глухие, нам не нравятся всякие игры вроде слабослышащий, человек, имеющий проблемы со слухом. Мы просто глухие и хотим, чтобы нас называли именно так. В английском языке это слово пишется с большой буквы: “Deaf”, так, если бы это означало национальность. А вот люди, поздно потерявшие слух, не любят слово глухие, когда пишете про них, называйте их: слабослышащие, люди с нарушениями слуха или неслышащие.

Денис Роза, директор Перспективы:
У журналистов должна быть ответственность за ассоциации, которые вызывают слова, которые они употребляют, и образы, которые они создают. Важна подача: в некоторых телесюжетах инвалидов показывают как клоунов.

Валерий Панюшкин, Коммерсантъ:
Закон о СМИ запрещает мне порочить честь и достоинство моих героев, но он не запрещает мне их обижать. Люди, которые хотят быть на равных, должны понимать, что их будут обижать СМИ. Проблема и общества и СМИ и самих организаций инвалидов, что все воспринимают инвалидность как основную профессию. Событие, которое делают инвалиды по поводу своей инвалидности – это профессиональная деятельность, почему я не могу оценить это? Почему я могу критиковать президента, а не могу инвалидов – это как бы плохо. Организации инвалидов сами себя ставят в ситуацию неравенства. Они должны быть готовы и к обидным статьям.

Лидия Абрамова:
Да, я согласна, но часто обижают не за дело. Например, в Коммерсанте про съезд ВОИ написано: Инвалиды пришли туда в костюмах, а в чем простите, они должны были прийти? Мне как участнику этого мероприятия было обидно.

Марина Суслова, представитель Комитета общественных связей г. Москвы
Бывают статьи, в которых искажают факты. Как сделать так, чтобы журналисты больше вникали в эту проблему? Может, нужно сделать курс на журфаке?

Татьяна Ежова, журналистка журнала Космополитен:
Курсы не помогут. Если журналист пишет с душой, текст не может быть плохим. Терминология зависит от контекста, от того, куда мы вставляем слова. Все зависит от журналиста, который освещает проблему. Если человек относится по-доброму и с ответственностью, то все будет хорошо.

Лидия Абрамова:
Опыт по работе с журналистами у ВОС очень разный, так как организация существует очень давно. Десять лет назад еще ничего не писали. Вначале, когда только начали писать и показывать, это делали с чувством жалости. Сейчас это проходит. Особенно много освещают в декаду инвалидов, паралимпийские игры хорошо освещали, но все прошло - и забыли. Конечно, мы тоже не всегда хорошо работаем с журналистами. Недавно пять ведущих организаций инвалидов разработали программу Открытый мир, ее поддержали все министерства, а на РТР не взяли, написав очень грубый отказ.

Лев Индолев:
Две недели назад я ходил на РТР по поводу этой программы, и они сказали, что даже если бы и захотели сделать программу про инвалидов, они бы сами ее делали, а Открытый мир хочет делать и им продавать. Но на таком уровне, как наш круглый стол, эту проблему не решить.

Флюр Нурлыгаянов, заместитель председателя Всероссийского Общества Инвалидов
Внимание журналистов обращено к теме инвалидности только в нескольких случаях: когда на эту тему обращает внимание власть, когда есть яркое событие или когда происходят события со скандальным оттенком (воровство в организациях инвалидов, денежные скандалы, скандалы с репутацией…) Простая жизнь инвалида неинтересна, в ней много не очень приятного.

Про слова. Я считаю, что слово инвалид нормальное. Надо менять не слова, а отношение к явлению. Я подумал, может, надо освещать тему инвалидности в контексте толерантности и фобий. Сейчас нашему обществу свойственна нетерпимость ко многим явлениям, и эта проблема популярна в СМИ.

Сергей Колосков, президент Ассоциации родителей Даун-синром:
По-моему, на проблему инвалидности надо смотреть не как на проблему бедного государства, как социальную проблему, а как на проблему прав человека. Вопрос в том, что у нас новость. Когда мы на встрече в ООН показали фотографии детей в интернате, люди из Нидерландов сказали, что это у них стало бы первой новостью, а люди из Пакистана сказали, что для них – это обычная ситуация.

Сергей Ваньшин, директор Института РЕАКОМП Всероссийского общества слепых:
Проблема в профессионализме журналистов: важно остаться творческой личностью. С другой стороны, обыкновенный материал никто читать не будет, даже если пробить полосу в газете. Как сделать тему интересной? Как писать? Важно чтобы в журналистской среде вырастали люди, понимающие проблему. Также должны активнее работать журналисты с инвалидностью. Писать надо деловито, не сюсюкать.

Виктор Паленный:
Проблема с глухими в том, что многие журналисты не знают, как правильно снимать о них или писать. Вот недавно снимали передачу в офисе нашей организации. Председатель нашей организации В.З. Базоев, которого обслуживала переводчица жестового языка, говорил на языке жестов, тогда ему сказали: Не надо жестикулировать, говорите, мы понимаем, - но в том и дело, что его тогда не поймут глухие телезрители.
Другой пример: в Известиях была статья про Учебный центр инвалидов по слуху в МВТУ им. Н.Э. Баумана - журналистка готовила материал на основе ответов слышащих руководителей Центра, а их мысли приписала глухим. А на самом деле глухие студенты могут иметь свое мнение, отличное от мнения слышащих. Надо было спрашивать студентов, благо под рукой были переводчики. Хотели как лучше, а получилось, как всегда.
Круглый стол дал возможность встретиться журналистам и лидерам организациям инвалидов, вместе обсудить, как наладить сотрудничество и как заинтересовать читателей в материалах на эту тему. Дискуссия, которая началась на этом круглом столе, не завершилась, но мы уверены, что все ее участники стали более чутко относиться к проблемам оппонентов. И одно совершенно ясно всем: чем больше мы будем обсуждать это, чем больше поводов мы будем давать СМИ, тем скорее тема станет актуальной, выработаются правильные слова и темы публикаций станут более разнообразными.

Мост надежды

В Ереване круглый стол Инвалидность и СМИ прошел 8 июня 2002 г. В нем приняли участие представители шести организаций инвалидов и 12 средств массовой информации. Репортаж об этом событии был показан по трем каналам национального телевидения, и ниже мы публикуем расшифровку телевизионного репортажа.

Армянское национальное телевидение

8 июня 2002 г.

Главная цель сетевой программы, осуществляемой при поддержке будапештского филиала Института Открытое общество и участии российской региональной организации Перспектива - внедрение в общество на территории стран СНГ, в частности, в России, Армении, Азербайджане и Грузии социальной модели инвалидности.

В рамках этой программы общественная организация Мост Надежды пригласила сегодня к заинтересованному разговору представителей общественных организаций Армении, занимающихся вопросами инвалидности, и журналистов, представляющих различные СМИ республики, чтобы в открытом диалоге и тесном сотрудничестве между ними найти пути решения проблем, существующих в стране при освещении со стороны СМИ вопросов инвалидности, выработать принципы и подходы, которыми должны руководствоваться журналисты.

В ходе развернувшегося активного обсуждения положения инвалидов в нашем обществе и проблемы формирования благоприятного общественного мнения, была отмечена чрезвычайно важная роль, которую играют в этом вопросе средства массовой информации. Сегодняшняя реальность требует создания равных условий для всех членов общества, в том числе, и для инвалидов. Для чего необходим переход общества от медицинской модели восприятия инвалидов, как людей нуждающихся в особой опеке и специальном уходе, к модели социальной. Однако по сей день подавляющее большинство наших СМИ не только далеки от освещения коренных проблем инвалидности, но и при обращении к этой теме используют непозволительно покровительственный и жалостливый тон и неприемлемые с точки зрения этики определения и выражения.

Сусанна Тадевосян, председатель ОО Мост Надежды:
- Очень часто можно натолкнуться на противопоставляемое инвалидам словосочетание нормальные люди, что в восприятии механически делает всех инвалидов людьми ненормальными.

Асмик Хачатрян, руководитель пресс-службы Минсобеса РА:
- Когда мы имеем дело с журналистом, который не понимая элементарных вещей, в своем репортаже называет одну группу детей нормальными, а другую - ненормальными, становится очевидным, что ситуация в СМИ требует исправления.
И это тоже одна из причин того, что инвалид зачастую начинает избегать общения и, в конечном счете, изолируется от общества.
Одной из задач СМИ является помощь инвалидам в преодолении складывающегося у них ощущения неполноценности и в создании необходимых коммуникационных условий.

Джемма Багдасарян, завотделом инвалидов и престарелых Минсобеса РА:
Сегодня, когда при финансировании фонда Линса полным ходом идет реконструкция и ремонт улиц Еревана, инвалидов. А о необходимости создания удобств для передвижения инвалидов помнят только сами инвалиды.

Печально, но факт, что, к примеру, пандусами из общественных зданий нашей столицы оборудованы только крупные больничные комплексы и здание представительства ООН. На что и обращаем внимание полномочных в этом вопросе организаций.
Нуне Алексанян, Айлур.

Конкурс для журналистов

Когда проект задумывался, предполагалось, что ближе к его завершению каждая организация проведет конкурс для местных журналистов на лучшую публикацию. Реализовать идею конкурса оказалось довольно сложным делом. Получилось, что конкурс – это своего рода отдельный проект, поскольку он требует больших дополнительных ресурсов: объявить критерии конкурса и ждать многочисленных заявок от журналистов, не приложив больших усилий для их заинтересованности, не приходится, особенно если такой конкурс проводится впервые, и у вас еще нет прочной репутации в журналисткой среде. В результате – активность журналистов была намного ниже, чем хотелось бы. Поэтому конкурсы, в пользе которых сомнений не было, были перенесены большинством партнеров за рамки проекта. Мост надежды подвел итоги конкурса 18 июля 2003 г. Конкурс состоялся благодаря поддержке ереванского офиса Института Открытое общество. Лотос провел фотоконкурс, о котором уже рассказано выше. Перспектива проводила конкурс для журналистов в течение 2002 г., но для этого были привлечены дополнительные ресурсы, которыми организация располагала благодаря проекту Семинары для журналистов в рамках кинофестиваля Кино без барьеров. Ниже – об опыте и уроках проведения конкурса.

Перспектива объявила критерии и условия конкурса в апреле 2002 г. и подвела его итоги в марте 2003 г. Конкурс назывался Инвалид в российском обществе: движение к независимой жизни. Предполагалось оценивать работы в трех номинациях – печатная пресса, радио и телевидение. Основными критериями были следующие:

  1. Корректность статьи/сюжета (терминология, знание предмета, соответствие фактам).
  2. Отсутствие негативных стереотипов по отношению к инвалидам (жалость, беспомощность, болезнь, второй сорт и т.п.)
  3. Освещение проблемы с точки социального подхода к инвалидности (проблема – не человек с инвалидностью, а условия, которые его окружают).
  4. Выступления человека с инвалидностью от своего лица.
  5. Позитивный образ человека с инвалидностью в обычных условиях (на работе, в семье и т.д.)
  6. Показ не столько проблемы, сколько пути ее решения.
  7. Отсутствие излишней драматичности и пафоса.

Информация о конкурсе распространялась через Агентство социальной информации, радиопрограмму Адреса милосердия, сайт АНО Интерньюс, а также через собственный сайт и информационный бюллетень. Журналисты, которые участвовали в работе кинофестиваля Кино без барьеров, были проинформированы о фестивале лично. Надо сказать, что потенциальные участники конкурса активизировались только ближе к последнему сроку подачи заявки, то есть к ноябрю 2002 г. Поскольку мы хотели, чтобы на конкурс были присланы работы журналистов, участвовавших в кинофестивале, прием заявок был продлен до конца декабря. В результате у нас было 35 телевизионных сюжетов, присланных 18 региональными телекомпаниями, 26 статей из 13 газет и только одна радиопрограмма.

В жюри конкурса были включены эксперты как в области разных жанров журналистики, так и в области инвалидности. Это были достаточно авторитетные фигуры в журналистике (Григорий Либергал из Интерньюс, Людмила Дикуль из Московского комсомольца, главный редактор радиопрограммы Адреса милосердия Ольга Суворова, директор Агентства социальной информации Елена Тополева), а также не менее авторитетные фигуры в сообществе инвалидов: публицист Лев Индолев, который единогласно был выбран председателем жюри, заместитель председателя Московской организации ВОИ Надежда Лобанова и председатель Гагаринской организации ВОИ Инна Маргулис. Жюри проделало свою работу абсолютно на общественных началах, за что Перспектива чрезвычайно благодарна всем. Результаты конкурса были следующими:

Лауреатами в номинации Печатная пресса стали Илья Наймушин, из Красноярска (газета Вита-Стиль, статьи Белая ворона и Судьба не сломит настоящего Человека), а также Анна Белокрыльцева из Москвы (газета На Варшавке, статьи Все мы лишь попутчики, Жили-были Саша и Маша). Эти статьи можно прочитать в приложении. Специальными дипломами отмечены еще два автора.

В номинации Телевидение лауреатом стала Кристина Герцовская, телеканал Россия - Санкт-Петербург, (программа Танцы на колесах из цикла Петербуржцы). Эта программа рассказывает о жизни и семье Елены Лозко. Она снята так, что интересна широкой аудитории, а кадры с танцорами на инвалидных колясках просто красивы. Еще один лауреат в этой номинации - Людмила Волынкина (ТРК Норд, г. Югорск, программа Чужая боль). В фокусе этой программы – обычная жизнь семьи двух незрячих людей. Комментариев мало: жизнь показана как она есть в непривычной для телевидения неспешной манере. Специальными дипломами отмечена еженедельная программа Самарского телевидения Десница, которая целиком посвящена проблемам инвалидов, нижегородской проект Телевидение глухих, и (опять нижегородский) центр Практика, выпустивший несколько интересных сюжетов о людях с инвалидностью.

В номинации Радио лауреатов не было, поскольку на конкурс прислана одна заявка. Специальный диплом был присужден петербургскому фонду Радио Мария за программу Не бойтесь!

В чем уроки конкурса? Прежде всего, к нему нужно относиться как к вполне самостоятельному проекту, так как его организация требует много времени и ресурсов. Неважных моментов здесь нет, так как конкурс – это предложение к сотрудничеству новым людям, и от того, как все будет организовано, зависит наша репутация: если мы отнеслись к кому-то из участников не достаточно внимательно, в будущем он, скорее всего, не пришлет свой материал.

Что важнее всего?
Как нам кажется, прежде всего, чтобы уровень конкурса был высоким, журналистов надо заинтересовать. Крупные денежные призы, несомненно, будут привлекательны, и за них с удовольствием поборются мастера, но найти средства для призов довольно сложно. Благотворительные фонды неохотно пойдут на то, чтобы включить в бюджет проекта суммы денежных призов. Можно обратиться за призами к спонсорам, и при грамотном подходе их поддержки можно добиться. Но эта работа требует немалых усилий, описывать которые нужно отдельно. Однако в любом случае поощрение необходимо: просто так отправлять на конкурс свои работы будут, скорее всего, непризнанные авторы. Если средств на призы совсем нет, нужно найти способ вручить дипломы красиво и торжественно: выбрать престижное место, пригласить людей, присутствие и приветствие которых уже само по себе награда. В нашем случае денежных призов и ценных подарков не было. Победители были приглашены в Москву, и на церемонии, в которой участвовали победители, организаторы и члены жюри, были торжественно объявлены результаты конкурса, и лауреаты получили сертификаты.

Распространение информации.
Чтобы получить максимальное количество заявок, информацию о конкурсе нужно распространять всеми возможными способами: использовать собственные ресурсы, а также обращаться в организации и объединения журналистов. Больше всего заявок мы получили от тележурналистов, потому что разместили информацию на популярном у региональных телевизионщиков сайте Интерньюс.

Работа с заявками.
Все заявки должны фиксироваться. Для того, чтобы облегчить работу жюри, лучше всего копировать заявки в необходимом количестве. Естественно, статьи и кассеты будут приходить в самый последний момент, и к этому нужно быть готовыми: с момента последнего срока до объявления результатов нужно оставить достаточно времени, чтобы жюри спокойно могло провести свою работу.

Работа жюри. В составе жюри должны быть авторитетные люди, а задача организаторов – максимально облегчить им работу: своевременно обеспечить материалами для прочтения или просмотра, а также формами анкет, чтобы они могли записать свои впечатления и оценить заявки по разным параметрам. Эти анкеты очень важны, когда возникают спорные моменты. Идеально собирать жюри несколько раз, чтобы спокойно обсудить каждый сюжет или статью. В нашем случае идеально не вышло: из-за занятости членов жюри итоги конкурса подводились на одном его заседании (но перед ним у его членов было достаточно времени, чтобы изучить присланные заявки).

Конкурс, который проводила Перспектива, не во всем отвечал требованиям идеально проведенного конкурса. Уроки, которые мы извлекли из своего первого опыта, помогут нам в дальнейшем организовать такие мероприятия более грамотно.

Социальные ролики и телевизионные программы

Самая лучшая передача или фильм – по идее – это та передача или фильм, которую сделала ваша организация. Однако пока собственных профессионалов и своего оборудования для съемок и монтажа нет, к работе необходимо привлекать режиссера со съемочной группой и работать в сотрудничестве с ними до победного конца, несмотря на ограниченный бюджет и другие обстоятельства.
Все партнеры проекта имеют довольно успешный опыт создания роликов и передач. Мост надежды, например, снял совместно со студией Версус два ролика и фильм, посвященный проблемам интегрированного обучения. Лотос совместно с местными тележурналистами сделал документальный фильм Мы – есть, посвященный проблемам безбарьерной среды в Азербайджане. Этот фильм был показан неоднократно по бакинскому телевидению, причем один раз – в перерыве футбольного матча, который смотрела вся страна. Затем был снят фильм по итогам фотовыставки. Перспектива создала фильм Доступный город – это…, в котором четыре молодых инвалида рассказывают о том, как они живут и какие у них планы на будущее. Кроме фильма, Перспектива сняла социальные ролики, причем самые последние – анимационные. Ассоциация женщин-инвалидов Грузии имеет опыт в создании цикла телевизионных передач о проблемах инвалидов. Об этом – читайте ниже.

Ассоциация функционирует с 1997 года и в приоритетах своей деятельности она сразу поставила сотрудничество со всеми видами СМИ.

Большое внимание было уделено работе с телевидением и радио. Это было обусловлено тем, что, во-первых, на грузинском телевидении почти не было подобных телепроектов, а, во-вторых, в тех немногих передачах людей с инвалидностью представляли как бесполых существ, не имеющих личной жизни, не людей, а одно большое бедствие.

Был подготовлен проект Информирование общественности по вопросам инвалидности, который предусматривал подготовку и выпуск в эфир телевизионных и радиопередач, статей и плакатов. Этот проект поддержала голландская организация NOVIB. В течение пяти лет было подготовлено более 120 телевизионных и радиопередач. Телепередачи демонстрировались на первом государственном канале ежемесячно и с повторами.
В первых своих передачах Ассоциация рассказывала о неадаптированной инфраструктуре для инвалидов, о недоступности здравоохранения и образования, коммуникации; о проблемах детей с инвалидностью, в частности, о проблемах образования.

У Ассоциации появилась своё эфирное время и передача Реальный мир, которая выходила под ее шапкой на первом канале и стала довольно популярной. Ее стали приглашать другие каналы: Второй канал, Эврика, Ибериа, Кавкасиа. В офисе Ассоциации работал телефон, принимающий звонки и отзывы телезрителей. По оценке этой службы, на каждую передачу только в Ассоциацию ежемесячно поступало 40-50 отзывов. Отзывы также поступали на телевидение. Приходили письма. Звонили даже зрители из зарубежных стран, которые смотрели передачи по спутниковому телевидению.

За пять лет работы над передачей Ассоциация поменяла несколько творческих групп, с которыми сотрудничала: ТБС ТВ, Ищите женщину, День. С журналистами проводилось беседы, тренинги, семинары, им показывались лучшие материалы. Набирать новую группу - значит готовить новую группу поддержки по защите интересов людей с инвалидностью. Поменять группу СМИ не означает прекратить сотрудничать. Знакомя журналистов с социальной моделью инвалидности и проделав определённую совместную практическую работу, мы были уверены, что их виденье темы инвалидности достаточно устойчивы.

Сотрудники Ассоциации совместно с журналистами выработали стратегию и логическую связь между сюжетами. Совместно готовились сценарий. Сотрудники Ассоциации подбирали участников передач, выбирали место съемки, часто диктовали ракурс съемки, для того, чтобы правильно расставить акценты, фокусировать внимание зрителей на возможностях человека с инвалидностью и его достоинстве, а не на факте его инвалидности.

Однако совместная работа была достаточно сложной, ведь нужно изменить менталитет журналистов, а это требует много времени и большой изобретательности.
Вот один пример: работа над телепередачей о детях с инвалидностью 1999 году. Совместно провели обычную съемку, во время которой собрали много интересных кадров и эпизодов для будущей передачи. После монтажа был просмотр фильма. Оказалось, что монтажер по своей инициативе изменил всю концепцию фильма, использовав, на первый взгляд безобидные кадры. Послание фильма полностью изменилось: вместо того, чтобы вызвать желание решить проблемы, герои фильма вызывали лишь жалость. Они выглядели так, что им была необходима только медицинская помощь. 72 часов борьбы с группой журналистов, режиссером, финансовым менеджером и сотрудниками монтажной, с использованием дискуссии, небольшого тренинга, предоставлением дополнительных материалов и бесспорных аргументов - и в результате было достигнуто соглашение.

Ассоциация подготовила также серию передач Портреты. В них на первом плане были люди, с их достоинством, потенциалом возможностей и умением взаимодействовать с окружающим миром. И только детали, промелькнувшие, в кадрах как бы намекали, что эти люди имеют инвалидность. Эти передачи были ориентированы на утверждение положительного образа человека с инвалидностью.

Еще одной серией Ассоциации стали передачи об организациях инвалидов Грузии. Это было вызвано тем, что на фоне изменчивой государственной политики началась движение против организаций инвалидов. В прессе и на телевидении появлялась информация, дискредитирующая их деятельность и обвиняющая в коррупции. Ассоциация сделала несколько передач, в которых была показана реально существующая ситуация и деятельность организаций.

Мост надежды: социальные видео-ролики

В рамках проекта вместе со студией “Версус” “Мост надежды” отсняла четыре ролика. Все ролики имеют послание “Возможности всем” и каждый из них показывает одного человека с инвалидностью в его повседневной жизни. Четыре симпатичных, динамичных персонажа: студентка, спортсмен, второклассница и артист театра пантомимы, рассказывают о себе и о своих стремлениях.

“Я Зара Батоян… Я переборола свой страх и осуществила свою мечту…”, “Спорт помогает мне проявить силу воли и поддерживать других…”, “Я Ольга, я очень люблю своих одноклассников и учительницу…”, “То, что я не могу выговорить словами, выражаю пантомимой…”, - говорят персонажи роликов. Они – не “состоявшиеся” еще герои, многое им предстоит еще сделать, они на пути, в движении. Это не только положительный пример инвалидам не отчаиваться и идти дальше, а еще и призыв к обществу сознавать идею создания равных возможностей всем.

В настоящее время ролики демонстрируются первым центральным телеканалом Армении, есть договоренность с двумя другими каналами. Общая продолжительность клипов- 4:20 минуты. Их можно показывать как отдельно, так и вместе.

Заключение

Итоги проекта

Можно с уверенностью сказать, что проект Инвалидность и СМИ принес очевидные результаты. Прежде всего, проведенный мониторинг СМИ (в ходе которого были отслежены более 600 статей) позволил получить и проанализировать картину освещения проблем инвалидности в каждом из регионов. Система мониторинга, разработанная в рамках проекта, позволяет также судить о положительном воздействии на журналистов той работы, которые проводят с ними партнеры в рамках проекта, а также находить авторов, которые интересуются проблемами инвалидов. Результаты работы с журналистами есть: чаще стала использоваться корректная терминология, больше появляется аналитических и проблемных материалов. Проект привел к повышению имиджа организаций и созданию у каждой из них круга журналистов-союзников, что является залогом для дальнейшего сотрудничества. Уже сейчас каждая организация стала своего рода центром, в который журналисты обращаются за информацией о проблемах инвалидов в регионе. Это свидетельствует и о повышении качества работы партнеров: созданы четыре уникальных команды, которые могут грамотно работать с журналистами и общественностью: проводить семинары, пресс-конференции и публичные мероприятия, готовить для них информационные материалы. Еще одним важным результатом стало повышение количества и качества публикаций в СМИ, что свидетельствует о постепенном повышении интереса журналистов к теме инвалидность. Все мероприятия проекта – семинары, конкурсы, круглые столы и пресс-конференции – стали поводом к обращению к теме инвалидность, возможностью обсудить с журналистами стереотипы, событием, которым мы еще раз привлекли к людям с инвалидностью внимание общества, а значит, еще одним шагом к тому, чтобы люди с инвалидностью стали его полноправными участниками.

II. Приложения.

1. Рекомендации ООН
B. Kolucki and B. Duncan. Тogether with media. A Practical Guide for People with Disabilities. International Labour Organization. 1994.

  • Люди с различными видами инвалидности должны выступать от своего лица.

Разговор в первом лице (я, мы) практически всегда более интересен и часто приносит больше удовольствия или эмоций, чем его передача в третьем лице.

  • Определите ролевые модели. В качестве ролевых моделей в СМИ должны выступать сами инвалиды.

В различных сферах деятельности показывать инвалидам, их семьям и обществу, что инвалиды могут многого добиваться, а не только наблюдать за происходящим.
Таким образом, любой человек имеет больше шансов увидеть, что инвалиды различаются по умственным способностям, личностным качествам и интересам в той же степени, что и не-инвалиды.

  • Рассказывайте детям об инвалидах. Детям нужно видеть положительные, естественные примеры жизни инвалидов.

Дети не должны бояться задавать вопросы об инвалидах, они должны понимать, что это естественно - быть любопытным. Большинство инвалидов сами хотят ответить на вопросы и ценят честность.

  • Когда возможно, используйте юмор для передачи какого-то сообщения, особенно о представлениях, которые существуют в обществе о жизни инвалидов.

Юмор позволяет передать сообщение, которое, если о нем рассказывать долго и серьезно, будет поучительным и неинтересным. Такое сообщение часто помнится намного дольше.

  • Предоставляйте практическую информацию. Давайте информацию, которая будет полезна в повседневной жизни.

Усилия СМИ обычно более действенны, если содержат в себе информацию, которая практически поможет не-инвалиду (или инвалиду) при следующей встрече с женщиной, мужчиной или ребенком с инвалидностью.

  • Улучшите окружающую обстановку. Чем меньше препятствий для инвалидов - тем лучше всем!

Свободный доступ для инвалидов на самом деле помогает и остальным людям.

  • Представляйте инвалидов с точки зрения их возможностей и пользы, которую они могут принести обществу. Откажитесь от стереотипного мышления, что инвалиды являются иждивенцами и не способны приносить пользу обществу.

Чем больше видно, что инвалид чего-то достигает, тем меньше значения придается его инвалидности или отличиям от других.

  • Инвалидов необходимо представлять как активных членов общества, а не как пассивных и несамостоятельных наблюдателей.

Задача заключается в том, чтобы показать, что при равных возможностях в получении образования, профессиональной подготовки и при наличии технических средств и специальных услуг инвалиды могут многое дать своим семьям и обществу.

2. Терминология и этикет

Инвалид: поиски нового термина
Язык важен для того, чтобы покончить с дискриминацией

Дж. Шапиро, американский журналист, Вашингтон пост.
Звучит многообещающе: благотворительная организация предложила 50 тысяч долларов за новый, позитивный термин, синоним слова инвалид. Но еще до того, как победитель положил свою премию в карман, его изобретение - человек с отличающимися возможностями - было встречено с насмешкой и даже враждебностью.
Такой холодный прием выявил важную тенденцию: инвалиды приходят к тому, что гордятся тем, что их называют инвалидами, и, как делали раньше чернокожие, женщины или геи, пытаются сами изменить точку зрения и язык, которым общество говорит о них.
Неправда, что инвалиды излишне тонкокожие. Слова вроде калеки используются слишком долго, причем самими же инвалидами, когда они общаются среди своих. С тем же успехом они могут называть других людей ходячками или пока-еще-не-инвалидами (что напоминает о том, что большинство людей становится инвалидами в пожилом возрасте).
Скорее всего, для них важно так выражаться потому, что этот язык создает социальные стереотипы, вносит свою лепту в дискриминацию и статус меньшинства, что и так имеют многие американские инвалиды, количество которых - от 34 до 43 миллионов, в зависимости от того, как считать и что понимать под инвалидностью.
Б. Ф. Фриман, который победил в конкурсе Национального Фонда Кристины, а в нем участвовали 66 тысяч определений, объяснял, что, являясь учителем в специальной школе, он постоянно видит, как его ученики переживают из-за слов, которые используются по отношению к ним.
Фриман предполагает, что инвалиды отвергают слова, в которых есть такой смысл: их физические или ментальные особенности делают их слабыми, жалкими, зависимыми. Такие слова, как неполноценный не годятся. Но другое такое же слово или эвфемизм им тоже не подойдет. Наиболее предпочтительный термин - disabled (инвалид, человек с ограниченными возможностями), который недавно вытеснил слово handicapped (инвалид, человек, нуждающийся в помощи). Это слово впервые устраивает самих инвалидов. Другое принятое определение - человек, имеющий инвалидность - предполагает, что в первую очередь, надо назвать человека, а затем его свойства.
Однако, очевидно, что сами инвалиды не пользуются такими оборотами, как люди, испытывающие физические трудности или люди с физическими и умственными трудностями.Термин человек, испытывающий физические трудности, не отличает меня от женщины, которая карабкается на Эверест, - говорит поэт и эссеист Нэнси Маэрс, имеющая рассеяный склероз. Только прямая терминология, считает она, заставит людей подумать, что значит быть инвалидом, и что нужно, чтобы создать доступную для передвижения на инвалидных колясках среду - вне и внутри зданий.
Диана Пиастро, ведущая газетной колонки Жизнь с инвалидностью, говорит, что определение Фримана подразумевает, что инвалидность - это нечто постыдное, и ее надо скрыть в таком чересчур общем и расплывчатом определении. Оно отрицает реальность вместо того, чтобы сказать, что реальность - наша инвалидность, и это вполне нормально, - говорит Пиастро.
Мэри Джонсон, редактор журнала Disability Rag, тоже имеет возражения по поводу определения, которое победило в конкурсе. Люди не поймут культуру инвалидности, если проехаться инвалидной коляской им по ногам. Определение Люди с отличающимися возможностями не имеет ни души, ни силы.
Но есть ли какое-нибудь другое слово? К удивлению, один из читателей журнала Disability Rag высказал свое наблюдение: некоторые инвалиды предпочитают то самое слово, которое другим кажется самым обидным, - калека.
Это все равно, что показать узловатый кулак, - говорит художница Черил Вейд, которой нравится калека, потому что это слово грубо, но точно характеризует ее тело, скрученное ревматическим артритом. Это слово сейчас и в ближайшее время не будет приемлемо для широкого применения, но его растущая популярность свидетельствует о том, что стереотипы, стигматы инвалидности меркнут.
Бизнесмен Д. Брюс МакМаган основал Национальный Фонд Кристины и назвал его в честь дочери, имеющей ДЦП. Он говорит, что новый язык инвалидности необходим не только для того, чтобы инвалиды ярче выражали свое самоощущение, но и для того, чтобы стереть, уничтожить предубеждения, которые существуют по отношению к ним в широкой публике.
Термин Люди с отличающимися возможностями, может быть, так и не приживется. Но глава социологического отделения Университета Брандеиса Ирвинг Кеннет Зола, который судил на конкурсе, настаивает на том, что конкурс был важен уже потому, что заставил людей задуматься о силе негативного языка. То, что инвалиды ищут подходящие слова для самоопределения, знак новой и процветающей групповой общности.

Не путать инвалидность с трагедией
Beth A. Haller

Орегонец, получил награду в области журналистики за серию публикаций о Сэме Лфйтнере, американском тинэйджере с дефектами внешности. В этой очень острой серии статей описывается жизнь мальчика и то, как он принимает решение исправить свою внешность с помощью пластической операции. Эти статьи очень образны и написаны хорошим языком, однако меня беспокоит послание, которое несет эта серия статей о людях, отличающихся от других по каким-то физическим признакам. Я хочу надеяться, что такое послание научит общество относиться к инвалидам как к равным, но боюсь, что, скорее подобные статьи вызовут у читателей жалость по отношению к инвалидам.

Недавно я изучал статьи об инвалидах, получившие национальные награды в области журналистики с 1984 по 1999г. В 56 статьях я хотел найти важные идеи, спрятанные между строк.

Престижные награды отмечают достижения в области новостей в газетах и на телевидении. Победившие истории намеренно выносят информацию о людях с ограниченными возможностями на общественное обсуждение. Удостоившись наград, эти статьи остаются на виду дольше, и могут быть взяты за модели молодыми начинающими журналистами.
Меня беспокоит эффект, который оказывают такие статьи на отношение общества к людям с инвалидностью. Ведь во многих из них
инвалиды представлены как герои, вдохновенные люди. Вы спросите, что в этом плохого, ведь такое послание вызывает хорошие чувства? А плохо то, что обратная сторона этого героизма – трагедия. Хойлин Делит, человек, использующий инвалидную коляску, говорит: Когда о нас говорят, что мы гении, герои, когда мы делаем обычные вещи, это унижает наше достоинство. Неожиданно опять нам напоминают о традиционном подходе к инвалидности, получается, что кем бы я ни был, чтобы не делал, я все равно буду человеком, в жизни которого есть трагедия.

Хотя взгляд на инвалидность как на трагедию прекрасно подходит для новостей, которые сфокусированы на чем-то необычном и драматичном.
По словам одного из учебников по журналистике Репортажи для печатных СМИ: отклонения от нормы всегда более ценны для новостей, чем что-то обыденное.

Я, как профессор журналистики и бывший журналист, хочу оспорить это. Чрезмерная эксплуатация темы необычности приводит к появлению негативных стереотипов в новостях, и, прежде всего это касается людей с инвалидностью.

Когда журналисты при описании этих тем акцентируют внимание на отличиях от нормы, а также для того, чтобы затронуть душевные струны читателей добавляют в содержание больше драматизма - статья вызывает жалость и чувство безысходности у читателей.

Делит объясняет: Многие здоровые люди не понимают, что жизнь с инвалидностью – это жизнь, которой можно наслаждаться, что и с инвалидностью можно жить полноценной жизнью.

Так, должны ли журналисты, не понимающие инвалидов, писать про них?
Вообще-то хорошо, когда об инвалидах пишут, лучше больше, чем меньше. Однако СМИ могли бы способствовать изменению общественного мнения по отношению к инвалидам, научить общество принимать их на равных, акцентируя внимание на физических и психологических барьерах, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями, а не сочиняя душещипательные истории о жизни человека с инвалидностью.

За исключением дефектов во внешности, Сэм – обычный человек. Однако людям, кроме близких родственников и друзей, сложно увидеть обычного человека за его лицом, - пишет Том Хелман в Орегонце.

На мой взгляд, проблема, которая поднимается в этой истории о различиях во внешности, – это не лицо Сэма. Лицо Сэм действительно очень сильно отличается от других. Его левое ухо неправильной формы и почти фиолетового цвета. Оно выпячивается с левой стороны его лица. Нижняя челюсть выдвинута вперед. Большая часть кожи лица пронизана голубыми венами. Лицо припухло от подбородка до ушей. Один глаз выглядит как длинный узкий разрез, а рот - как маленький вогнутый полумесяц. Кажется, что кто-то вылил три фунта мокрой глины ему на лицо, которая, прилипнув, похоронила под собой мальчика, - пишет Хелман. Он разбавляет главную мысль об отношенческих барьерах медицинской историей о решении Сэма сделать пластическую операцию.

Внешность и предрассудки

История острая и захватывающая, но мне кажется, в таких статьях фокус внимания должен быть смещен в сторону проблем, которые возникают извне, больше говорить о предрассудках людей относительно внешности Сэма, а не концентрироваться на болезни.

Это непринятие обществом приводит мальчика к тому, что он соглашается на опасную операцию, которая может принести больше вреда, чем помочь. Отец Сэма сказал: Страшно рисковать всем только потому, что общество не принимает его с таким лицом. Это должно быть основной идеей статьи. Почему общество не может увидеть людей в инвалидах.

В своей книге Делаем Америку инвалидом специалист, изучающий проблемы инвалидности Френк Боу объясняет, что общественное мнение о людях с ограниченными возможностями складывается под влиянием одного неправильного допущения, что инвалиды, скорее, другие, чем такие же, как все. Они больше непохожи на остальных, чем похожи. Инвалидность как-то отделяет их от других.

Журналисты должны понять, что и они тоже находятся под влиянием этого. Если они чувствуют жалость к людям с инвалидностью, или инвалидность для них – трагедия или то, что делает людей другими, это отражается в их публикациях.

Пока за пределами словаря…
1992-2000, Avocado Press, Stephanie Ortoleva

В 1987 г. толковый словарь Ассошиэйтед пресс впервые дал определение слова Инвалид (handicapped), что было результатом работы некоторых организаций инвалидов, в частности, Центра независимой жизни Университета Канзас, которые хотели изменить стиль публикаций об инвалидах. Этот словарь был только началом. С этого времени многие организации инвалидов издали свои рекомендации о том, как написать о людях с инвалидностью, не унизив их жалостью. Основных правил, которыми руководствуется журналист, желающий написать хорошую статью на эту тему, всего два:

  1. Нужно избегать клише.
  2. Нужно использовать нейтральные слова и выражения. Не нужно переносить в статью свое восхищение и свою жалость.

Группа и ее терминология в эволюции

Люди с инвалидностью, не согласны со многими словами, которыми их называют другие, как и другие меньшинства. Например, слово ниггер, сегодня являющееся табу, было принято некоторое время назад, уступив потом словам негр, цветной, черный и, наконец, афро-американец. Среди своих слово ниггер употребляется. Пожилые афро-американцы называют себя цветные или негры, но это совершенно немыслимо в прессе! И это правило.

Сообщество инвалидов сейчас находится на стадии выбора терминов, которые лучше всего подходят для употребления. Многие новые термины не приживаются. Некоторые предпочитают выражение человек с отличающимися возможностями, а некоторые согласны называть себя жертвами или искалеченными. Однако, ни одно из этих выражений для прессы не приемлемо.

Большинство считает наиболее приемлемыми выражениями человек с ограниченными возможностями или человек с инвалидностью. Журналистов просят писать человек с инвалидностью, а не инвалид, потому что сначала человек, а затем его свойства.

Внутренние термины

Среди инвалидов употребляются совершенно неприемлемые для остальных слова. На русский они переводятся так, что здесь их не употребляют вообще, если намеренно не хотят оскорбить: калека, паралитик и т.п. Такие слова в Америке можно печатать, в крайнем случае, в интервью, но журналист обязательно должен дать понять, что это сленг, и сам их избегать.

Инвалидный

Когда описывается организация, движение или группа инвалидов, очень часто в английском и в русском языке используется термин инвалидный: например: инвалидная организация, инвалидное движение, инвалидный транспорт и т.п. Гораздо более корректно называть это по-другому: организация инвалидов, движение инвалидов или движение за права инвалидов. Вместо инвалидный транспорт можно написать доступный транспорт или машина с ручным управлением.

Инвалидность не хуже смерти

Очень часто в материалах о людях с инвалидностью присутствует излишний драматизм. Очень часто читаешь слова жертва, прикованный, обреченный, узник, которые очень красочно передают атмосферу, в которой якобы живет человек, ставший инвалидом.
Многое изменится, если употреблять нейтральные выражения: перенес полиомиелит вместо стал жертвой полиомиелита или передвигающийся на коляске вместо прикованный к коляске.

Аккуратнее с несмотря

Многие журналисты убеждены, что инвалиды – люди героические, смелые и вообще особенные. Они не могут обойтись в статье без того, чтобы написать несмотря… или преодолел. На самом деле люди не преодолевают свою инвалидность и не преуспевают несмотря на нее. Они преуспевают, несмотря на то, что все вокруг недоступно, а преодолевать приходятся только барьеры, которыми общество отгораживается от них.

Спец

Приставка спец или определение специальный очень часто употребляются, когда речь идет о программах для инвалидов. По сути, это эвфемизм, заменяющий понятие дискриминационный, второсортный. Подразумевается, хотя и не произносится вслух, что эти программы или учреждения по определению хуже тех, которые доступны людям без инвалидности. Это определение вызывает довольно негативные ассоциации, поэтому лучше называть вещи своими именами – не спецавтобус, а автобус с подъемником, и не спецшкола, а отдельная школа для инвалидов.

Нужно ли вообще об этом говорить?
Если статья, в которой идет речь о человеке с инвалидностью, совсем не об инвалидности, а о чем-то другом, есть ли смысл акцентировать внимание на том, что человек не просто так, а инвалид? Вряд ли. Если это в данном случае неважно, пусть останется за рамками статьи.

Язык и этикет:

В этом разделе мы хотим привлечь ваше внимание к лексике, которую предпочитают люди с инвалидностью, когда речь идет о них. Дело не только в том, что корректный язык помогает формировать позитивный образ человека с инвалидностью, но и в том, что некоторые привычные всем слова, понятия и фразы, по сути своей, - ярлыки и оскорбительные стереотипы. То, как мы говорим, тесно связано с тем, что мы думаем и как ведем себя по отношению к другим людям. Даже если человек считает себя воспитанным, не лишним будет прислушаться к этим рекомендациям – что желательно учитывать при общении с людьми, имеющими те или иные формы инвалидности.
Это - не правила (не нужно думать, что люди с инвалидностью требуют какого-то специального обхождения), а всего лишь рекомендации, которые, надеемся, помогут нам наладить контакты и снять неловкость, которая неизбежно возникает, когда кто-то впервые сталкивается с чем-то незнакомым. Эти рекомендации могут пригодиться всем, но, в первую очередь, они адресованы людям, сталкивающимся по роду своей деятельности с инвалидами - журналистам, работникам сферы обслуживания, гостиниц, аэропортов, вокзалов, ресторанов, водителям...
Мы бы хотели, чтобы эти материалы помогли нам создать общество, где все люди имеют равные возможности и находятся в равных условиях, где люди, чем-то непохожие на большинство, не подвергаются дискриминации, основанной на стереотипах и проявляющейся в наших словах и действиях.
Как и другие меньшинства, права которых ущемляются большинством, инвалиды чувствительны к словам, усугубляющих их положение. Для того чтобы изменить его, инвалиды в странах, где движение инвалидов достаточно активно, пропагандируют собственные определения и понятия, которые не вызывают жалости и других негативных ассоциаций. В России этот процесс только набирает силу.
В России же пока еще не прижилась корректная терминология, которая предполагает уважительное обращение ко всем людям. Данная глава - вклад в становление этой терминологии. Изначально она была составлена по американским и британским источникам: мы использовали рекомендации для работодателей, разработанные на британском форуме по проблемам трудоустройства инвалидов (Disability Etiquette. Employers’ Forum on Disability, 1996) и в Дербиширском Центре Интегрированной жизни (DCIL), а также рекомендации, разработанные американскими организациями для государственных служащих. Перед публикацией на русском языке мы консультировались с нашими коллегами из различных организаций инвалидов.
Международное движение за права инвалидов считает наиболее правильным следующее понятие инвалидности: Инвалидность - препятствия или ограничения деятельности человека с физическими, умственными, сенсорными и психическими отклонениями, вызванные существующими в обществе условиями, при которых люди исключаются из активной жизни. Таким образом, инвалидность - одна из форм социального неравенства.
Она - социальное, а не медицинское понятие. А в контексте социальной модели инвалидности логично и вполне уместно использовать соответствующую терминологию.

Рекомендуем: когда вы говорите или пишете об инвалидах

Используйте слова и понятия, не создающие стереотипы: Избегайте слов и понятий, создающих стереотипы:
Инвалид, человек, имеющий инвалидность.
Человек с инвалидностью. Человек с ограниченными возможностями.
Человек с отличающимися возможностями.
Больной, калека, искалеченный, деформированный, неполноценный, дефективный.
Не инвалид - обычный, типичный человек Нормальный, здоровый
(при сравнении с инвалидом)
Человек, использующий инвалидную коляску, человек на коляске Прикованный к инвалидной коляске
Врожденная инвалидность, инвалид с детства Врожденный дефект, несчастье
Имеет ДЦП (детский церебральный паралич) Страдает ДЦП
Человек, перенесший полиомиелит.
Имеет инвалидность в результате полиомиелита.
Человек, который перенес болезнь, пережил болезнь, стал инвалидом в результате...
Страдает от полиомиелита,
от последствий полиомиелита, жертва полиомиелита
Человек с задержкой
в развитии
Отсталый, умственно неполноценный
Ребенок с задержкой в развитии. Медленно обучаемый ребенок. Тормоз, слабоумный
Человек с синдромом Дауна Ребенок (дети) с синдромом Дауна Даун, монголоид, даунята
Человек с эпилепсией.
Люди, подверженные эпилептическим припадкам
Эпилептик, припадочный
Душевнобольные люди
Люди с психиатрическими проблемами
Люди с душевным или эмоциональным расстройством
Сумасшедший, псих
Слепой, незрячий, невидящий, незрячий, слабовидящий человек,
инвалид по зрению
Слепой, как крот (никогда),
совершенно слепой,
Человек с нарушением слуха
Глухой человек, слабослышащий человек,
человек (ребенок) с остатками слуха
Инвалид по слуху
Человек с нарушением слуха
Глухой человек, слабослышащий человек,
человек (ребенок) с остатками слуха
Инвалид по слуху
Человек с трудностями в общении Немой

Почему так говорить нельзя?

Некоторые слова, перечисленные в колонке избегайте, не вызывают сомнений в своей непригодности. Очевидно, что, назвав человека тормозом или дефективным, вы оскорбите его. Однако другие слова и обороты стали вполне привычными. Почему же мы считаем, что они оскорбительны и не рекомендуем пользоваться ими в речи?

Для того, чтобы было понятно, мы хотели бы показать вам результаты нашего исследования. На пяти семинарах сотрудники Перспективы предлагали участникам (людям с различными видами инвалидности из 20 регионов России) написать, какие чувства и ассоциации вызывает у них то или иное слово и выражение. Вот типичные примеры, которые мы выбрали более чем из 120 ответов:
Очень распространенное выражение прикован к коляске - обреченность, цепи.
Слова глухонемой, немой - невозможность общения, контакта.
Больной - значит, надо лечить, беспомощниый.
Слова паралитик, неполноценный, безрукий, больной вызывают сочувствие и жалость.
Брезгливость вызывают слова калека, слабоумный, даун.
Псих, слабоумный, ненормальный, шизик связаны с непредсказуемостью, опасностью и, как следствие, вызывают страх. Такие обобщения воспитанные люди избегают в любых обстоятельствах.
Выражения человек с ограниченными возможностями, человек на коляске, человек с травмой позвоночника, человек с инвалидностью, незрячий - вызывают вполне нейтральные ассоциации.
Слово инвалид вызывает различные чувства, но в целом, большинство людей считает его приемлемым, поскольку это слово официальное, наиболее часто употребляемое и ставшее абстрактным.
Некоторые из оборотов кажутся, на первый взгляд, надуманными. Скорее всего, в повседневной речи не будет широко использоваться человек с ограниченными возможностями. Во-первых, этот оборот слишком длинный, а, во-вторых, не вполне точный: по большому счету, возможности любого человека в той или иной степени ограничены. Точно так же люди вряд ли будут употреблять в устной речи человек, имеющий душевные расстройства или человек, испытывающий трудности при передвижении.
С другой стороны, есть сленг, которым пользуются сами инвалиды, общаясь между собой. Они считают нормальным употребления таких слов, как опорник, спинальник, шейник, колясочник. Однако вряд ли можно ожидать, что эти выражения смогут употребляться широко и станут понятны широкой публике без объяснения.
Еще одно, на что нужно обратить внимание: выбирая слова и выражения, следует избегать стереотипов. Жертвы - это излишне драматический образ вечно несчастного и беспомощного человека. Человек, который, несмотря на что-то, преодолел трудности и ведет нормальную жизнь – тоже очень распространенный образ. С него нужно брать пример здоровым людям! Создавая такой образ, автор незаметно для себя впадает в покровительственный тон. Кроме того, помните, что, стремясь к аккуратности и корректности, лучше избегать обобщений и предположений. Прежде всего, не стесняйтесь спрашивать, как будет правильнее, у самих инвалидов.

Наша речь связана с этикетом. Но, даже используя корректные выражения, можно поставить в неловкое положение и себя, и собеседника, если не принимать во внимание некоторые нюансы, связанные с его инвалидностью. Когда не знаешь, как правильно себя вести, чувствуешь себя неловко и скованно. Мы хотим помочь вам избежать этого и предлагаем рекомендации, написанные инвалидами на основании своего собственного опыта.

10 общих правил этикета
Эти правила используются работниками общественных служб США.
Они составлены К.Мейер, Национальный Центр Доступности США.
1. Когда вы разговариваете с инвалидом, обращайтесь непосредственно к нему, а не к сопровождающему или сурдопереводчику, которые присутствуют при разговоре.
2. Когда Вас знакомят с инвалидом, вполне естественно пожать ему руку - даже те, кому трудно двигать рукой, или кто пользуется протезом, вполне могут пожать руку - правую или левую, что вполне допустимо.
3. Когда Вы встречаетесь с человеком, который плохо или совсем не видит, обязательно называйте себя и тех людей, которые пришли с Вами. Если у Вас общая беседа в группе, не забывайте пояснить, к кому в данный момент Вы обращаетесь и назвать себя.
4. Если Вы предлагаете помощь, ждите, пока ее примут, а затем спрашивайте, что и как делать. Если Вы не поняли, не стесняйтесь - переспросите.
5. Обращайтесь со взрослыми инвалидами как со взрослыми. Называть людей по имени или на ты можно, только если вы хорошо знакомы.
6. Опираться или повиснуть на чьей-то инвалидной коляске - то же самое, что опираться или повиснуть на ее обладателе. Инвалидная коляска - это часть неприкасаемого пространства человека, который ее использует.
7. Разговаривая с человеком, испытывающим трудности в общении, слушайте его внимательно. Будьте терпеливы, ждите, пока он сам закончит фразу. Не поправляйте и не договаривайте за него. Никогда не притворяйтесь, что вы поняли, если на самом деле это не так.
8. Когда Вы говорите с человеком, пользующимся инвалидной коляской или костылями, расположитесь так, чтобы ваши и его глаза были на одном уровне. Вам будет легче разговаривать, а вашему собеседнику не понадобится запрокидывать голову.
9. Чтобы привлечь внимание человека, который плохо слышит, помашите ему рукой или похлопайте по плечу. Смотрите ему прямо в глаза и говорите четко, хотя имейте в виду, что не все люди, которые плохо слышат, могут читать по губам. Разговаривая с теми, кто может читать по губам, расположитесь так, чтобы на вас падал свет, и Вас было хорошо видно, постарайтесь, чтобы Вам ничего (еда, сигареты, руки) не мешало.
10. Не смущайтесь, если случайно сказали: Увидимся или: Вы слышали об этом…? тому, кто на самом деле не может видеть или слышать.
Люди, испытывающие трудности при передвижении
Не думайте, что необходимость пользоваться инвалидной коляской – это трагедия. Это способ более свободного (если нет барьеров) передвижения. Есть люди, которые не утратили способности ходить и могут передвигаться с помощью костылей, трости и т.п., но используют коляску для экономии сил и того, чтобы быстрее передвигаться. Если Ваше предложение о помощи принято, спросите, что нужно делать, и четко следуйте инструкциям.
Если вам разрешили катить коляску, сначала катите ее медленно. Коляска быстро набирает скорость, и неожиданный толчок может привести к потере равновесия.

Всегда лично убеждайтесь в доступности мест, где запланированы мероприятия. Заранее поинтересуйтесь, какие могут возникнуть проблемы или барьеры, и как их можно устранить.
Если существуют архитектурные барьеры, предупредите о них, чтобы человек заранее имел возможность принимать решения. Если ваш офис, магазин или банк оборудован пандусом, не загораживайте его и не забывайте чистить на нем снег и колоть лед зимой.
Если Вы готовите встречу, в которой участвуют люди, имеющие трудности в передвижении, побеспокойтесь о том, чтобы там, где есть барьеры (ступени, двери, пороги и пр.) были люди, готовые помочь. Позаботьтесь о том, чтобы человек, использующий коляску, мог дотянуться до нужных ему вещей.
Если возможно, расположитесь так, чтобы ваши лица были на одном уровне. Избегайте положения, при котором Вашему собеседнику нужно запрокидывать голову.

Люди с плохим зрением и незрячие

Нарушение зрения имеет много степеней. Полностью незрячих людей всего около 10%, остальные люди имеют остаточное зрение, могут различать свет и тень, иногда цвет и очертания предмета. У одних слабое периферическое зрение, у других – слабое прямое при хорошем периферическом. Все это можно выяснить и учитывать при общении.
Всегда выясняйте, в каком виде человек хочет получить информацию: шрифт по Брайлю, крупный шрифт (16-18), дискета, аудиокассета. Если у вас нет возможности перевести информацию в нужный формат, отдайте ее в том виде, в котором она есть - это все равно лучше, чем ничего.
Если Вы собираетесь читать незрячему человеку, сначала предупредите об этом. Говорите нормальным голосом. Не пропускайте информацию, если Вас об этом не попросят.
Если это важное письмо или документ, не нужно для убедительности давать его потрогать. При этом не заменяйте чтение пересказом. Когда незрячий человек должен подписать документ, прочитайте его обязательно. Инвалидность не освобождает человека от ответственности, обусловленной документом.
Предлагая свою помощь при передвижении, направляйте человека, идите так, как Вы обычно ходите. Не нужно хватать незрячего человека за руку - она помогает ему сохранять равновесие.
Не обижайтесь, если Вашу помощь отклонили.
Опишите коротко, где Вы находитесь. Например: В центре зала, примерно в шести шагах от Вас, стоит стол. Или: Слева от двери, как заходишь, - кофейный столик. Предупреждайте о препятствиях: ступенях, лужах, ямах, низких притолоках, трубах и т.п. Обратите внимание на наличие бьющихся предметов.
Используйте, если это уместно, фразы, характеризующие звук, запах, расстояние. Учтите, однако, что не всем это нравится. Делитесь увиденным.
Обращайтесь с собаками-поводырями не так, как с обычными домашними животными. Не командуйте и не играйте с собакой-поводырем.
Не отнимайте и не стискивайте трость человека.
Всегда обращайтесь непосредственно к человеку, даже если он Вас не видит, а не к его зрячему компаньону.
Всегда называйте себя и представляйте других собеседников, а также остальных присутствующих. Если Вы хотите пожать руку, скажите об этом.
Когда Вы предлагаете незрячему человеку сесть, не усаживайте его, а направьте его руку на спинку стула или подлокотник. Если вы знакомите его с незнакомым предметом, не водите по поверхности его руку, а дайте ему возможность свободно потрогать предмет. Если Вас попросили помочь взять какой-то предмет, не следует тянуть кисть незрячего человека к предмету и брать его рукой этот предмет.
За столом: если вы предлагаете незрячему человеку новое блюдо (или несколько закусок на одной тарелке), можно объяснить ему, что где находится, используя принцип циферблата. Например: на 12 - кусок сыра, на 3 - салат, на 6 - хлеб.
Когда Вы общаетесь с группой незрячих людей, не забудьте каждый раз называть того, к кому Вы обращаетесь.
Не заставляйте Вашего собеседника вещать в пустоту: если Вы перемещаетесь, предупредите его.
Вполне нормально употреблять выражение смотреть. Для незрячего человека это означает видеть руками, осязать.
Избегайте расплывчатых определений, описаний и инструкций, которые обычно сопровождаются жестами, выражений вроде: стакан находится где-то там на столе, это поблизости от вас …. Старайтесь быть точным: Стакан посередине стола, Стул справа от вас.
Пытайтесь передать словами то, что часто выражается мимикой и жестами - не забывайте, что привычный жест там... незрячий человек не поймет.
Если Вы заметили, что незрячий человек сбился с маршрута, не управляйте его движением на расстоянии, подойдите и помогите выбраться на нужный путь.
При спуске или подъеме по ступенькам ведите незрячего перпендикулярно к ним. Передвигаясь, не делайте рывков, резких движений. При сопровождении незрячего человека не закладывайте руки назад - это неудобно.

Люди с нарушением слуха

Абсолютно неслышащих людей очень мало. Степень слышимости варьируется - часто люди слышат отдельные частоты, многие воспринимают определенный тембр. Слабый слух - это большая проблема для общения, но найти способы эффективного общения можно.
Начиная разговор, привлеките внимание своего собеседника. Если его слух позволяет, назовите его по имени, если нет - слегка положите ему руку на плечо или похлопайте - но не резко.
Если вам нужно привлечь внимание группы слабослышащих людей, включите и выключите свет, выдерживая паузу. Однако быстрое мигание света будет ассоциироваться с опасностью.
Существует несколько типов и степеней глухоты. Соответственно существует много способов общения с людьми, которые плохо слышат. Если Вы не знаете, какой предпочесть, спросите.
Разговаривая с человеком, у которого плохой слух, смотрите на него.
Не затемняйте свое лицо и не загораживайте его руками, волосами или какими-то предметами. Ваш собеседник должен иметь возможность следить за выражением вашего лица.
Некоторые люди могут слышать, но воспринимают отдельные звуки неправильно. В этом случае говорите немного более громко и четко, подбирая подходящий уровень.
В другом случае понадобится лишь снизить высоту голоса, так как человек утратил способность воспринимать высокие частоты.
Говорите ясно и ровно. Не нужно излишне подчеркивать что-то. Кричать, особенно в ухо, тоже не надо.
Если Вас просят повторить что-то, попробуйте перефразировать свое предложение. Используйте жесты.
Убедитесь, что Вас поняли. Не стесняйтесь спросить, понял ли Вас собеседник.
Если Вы не поняли, попросите его повторить или записать то, что он хотел сказать. Но избегайте при этом даже намека на снисходительность.
Если Вы сообщаете информацию, которая включает в себя номер, технический или другой сложный термин, адрес, напишите ее, сообщите по факсу или электронной почте или любым другим способом, но так, чтобы она была точно понята.
Если существуют трудности при устном общении, спросите, не будет ли проще переписываться. Не говорите: Ладно, это неважно... Сообщения должны быть простыми.
Не забывайте о среде, которая Вас окружает. В больших или многолюдных помещениях трудно общаться с людьми, которые плохо слышат. Яркое солнце или тень тоже могут быть барьерами.
Не меняйте тему разговора без предупреждения. Используйте переходные фразы вроде: Хорошо, теперь нам нужно обсудить…
Очень часто глухие люди используют язык жестов. Если вы общаетесь через переводчика, не забудьте, что обращаться надо непосредственно к собеседнику, а не к переводчику.
Не все люди, которые плохо слышат, могут читать по губам. Вам лучше всего спросить об этом при первой встрече. Если Ваш собеседник обладает этим навыком, нужно соблюдать несколько важных правил. Помните:
- из десяти слов хорошо прочитываются только три;
- нужно смотреть в лицо собеседника и говорить ясно и медленно, использовать простые фразы и избегать несущественных слов. Не пытайтесь преувеличенно четко произносить слова - это изменяет артикуляцию и создает дополнительные трудности.
- нужно использовать выражение лица, жесты, телодвижения, если хотите подчеркнуть или прояснить смысл сказанного.
Переводчик: необходимость в его участии зависит от от ситуации и людей, вовлеченных в общение. Участие переводчика позволяет:
- Повысить качество общения и избежать непонимания;
- Избежать недоразумений и недовольства при разговоре;
- Экономить время;
- Участники разговора более свободно и богато выражают свои мысли.
Несколько советов при работе с переводчиком:
- Задача переводчика - облегчить общение. Обращайтесь при разговоре непосредственно к неслышащему собеседнику, а не к его переводчику. Не говорите: Спроси его.., Скажи ей...

Следуя своей профессиональной этике, переводчик должен переводить все, в том числе не относящиеся к вашей беседе, например, комментарии и посторонние телефонные разговоры, и Вам не желательно просить переводчика не делать этого.

Люди с проблемами речи

Трудности в речи могут быть самыми разными - слабый голос, затрудненная речь, афазия, при которой человек затрудняется в произношении отдельных слов. Главное, будьте терпеливы, разговаривая с человеком, имеющим такие проблемы.
Не игнорируйте человека, которому трудно говорить.
Не пытайтесь ускорить разговор. Будьте готовы к тому, что разговор с таким собеседником займет у вас больше времени. Не перебивайте и не поправляйте собеседника. Если вы спешите, лучше, извинившись, договоритесь о другом, более свободном времени.
Смотрите в лицо собеседнику, поддерживайте визуальный контакт.
Не думайте, что затруднения в речи - показатель низкого уровня интеллекта человека.
Старайтесь задавать такие вопросы, которые требуют коротких ответов или кивка.
Не притворяйтесь, если не поняли, что Вам сказали. Повторите то, как Вы поняли, и реакция собеседника Вам поможет. Не стесняйтесь переспросить то, что не поняли. Если Вам снова не удалось понять, попросите произнести слово в более медленном темпе, возможно, по буквам.
Не забывайте, что человеку с нарушенной речью тоже нужно высказаться. Не перебивайте его и не подавляйте. Не торопите говорящего.
Не думайте, что человек, испытывающий затруднения в речи, не может понять Вас.
Если у Вас возникают проблемы в общении, спросите, не хочет ли Ваш собеседник использовать другой способ - написать, напечатать. Предложите другие способы общения - можно использовать записки, компьютер, голосовую машину.

Люди с задержкой в развитии

Люди с задержкой в развитии обучаются новым навыкам и воспринимают новую информацию дольше, чем среднестатистические люди. Однако все это довольно условно и зависит от многих факторов, в частности воспитания, местных традиций. Очень часто умственно отсталыми ошибочно называют людей, которые имеют нарушения речи, слуха и не могут воспринимать информацию, как другие.
Используйте доступный язык, выражайтесь точно и по делу. Если вам нужно объяснить сложную вещь, разбейте ее на части.
Избегайте словесных штампов и образных выражений, если вы не уверены в том, что Ваш собеседник с ними знаком. Избегайте сарказма и намеков.
Говоря о задачах или проекте, рассказывайте все по шагам. Дайте Вашему собеседнику возможность обыграть каждый шаг после объяснения. Если необходимо, используйте иллюстрации или фотографии. Будьте готовы повторить несколько раз. Не сдавайтесь, если Вас с первого раза не поняли.
Исходите из того, что взрослый человек с задержкой в развитии имеет опыт, как и любой взрослый человек. Обращайтесь с ним, как со взрослым и обсуждайте с ними то, о чем вы обычно говорите с другими людьми - последние новости, погода, планы на выходные дни и пр.
Помните, что люди с задержкой в развитии дееспособны и могут подписывать документы, контракты, голосовать, давать согласие на медицинскую помощь и т.д.
Некоторые люди с задержкой в развитии стремятся угодить собеседнику и говорить то, что, как им кажется, от них хотят услышать. Поэтому, чтобы добиться достоверной информации, задавайте вопросы на интересующую вас тему несколько раз, несколько перефразируя их.

Люди с проблемами в обучении

Такая форма инвалидности скрыта. Люди, имеющие такие проблемы, испытывают трудности с запоминанием и извлечением из памяти информации, но не с самим мыслительным процессом. Довольно часто такие люди имеют очень высокий уровень интеллекта. Нарушения памяти встречаются довольно часто и очень разнообразны. С ними связаны функциональные ограничения слуха, речи, академических способностей, внимания, организованности, координации, восприятия и интеграции информации, гибкости мышления и пр. Соответственно, люди, проявляют различные признаки, связанные с нарушением памяти:
- Проблемы с восприятием текста (дизлексия);
- Неспособность к ручному труду,
- Неспособность воспринимать информацию на слух (или зрительно);
- Прямолинейное, не гибкое восприятие.
Когда Вы понимаете, что человек не воспринимает информацию в каком-то виде, предложите другой (если человек не может читать, объясните ему на словах, если не воспринимает на слух - запишите и т.д.). Если затрудняетесь - спросите. Будьте честным со своим собеседником.
Люди с психиатрическими проблемами
Психические нарушения - не то же самое, что задержка в развитии. Люди с психическими проблемами могут испытывать эмоциональные расстройства или замешательство, осложняющие их жизнь. У них может быть свой особый, изменчивый взгляд на мир.
Не надо думать, что люди с психическими нарушениями обязательно нуждаются в дополнительной помощи и специальном обращении.
Обращайтесь с людьми с психическими нарушениями как с личностями. Не нужно делать преждевременных выводов на основании опыта общения с другими людьми с такой же формой инвалидности. Не следует думать, что люди с психическими нарушениями более других склонны к насилию. Это миф. Если Вы дружелюбны, они будут чувствовать себя спокойно.
Неверно, что люди с психическими нарушениями всегда принимают или должны принимать лекарства.
Неверно, что люди с психическими нарушениями не могут подписывать документы или давать согласие на лечение. Они, как правило, признаются дееспособными.
Неверно, что люди с психическими нарушениями имеют проблемы в понимании или ниже по уровню интеллекта, чем большинство людей.
Неверно, что люди с психическими нарушениями не способны работать. Они могут выполнять множество обязанностей, которые требуют определенных навыков и способностей.
Не думайте, что люди с психическими нарушениями не знают, что для них хорошо, а что - плохо.
Если человек, имеющий психические нарушения, расстроен или начинает испытывать стресс, спросите его спокойно, что Вы можете сделать, чтобы помочь ему. Возможно, нужно будет связаться с кет-то из его близких.
Не говорите резко с человеком, имеющим психические нарушения.

Люди с гиперкинезами (спастикой)

Гиперкинезы - непроизвольные движения тела или конечностей, которые обычно свойственны людям с детским церебральным параличом (ДЦП) и могут возникать также у людей с повреждением спинного мозга.
Если вы видите человека с гиперкинезами, не следует явно обращать свое внимание на его движения.
При разговоре не отвлекайтесь на непроизвольные движения Вашего собеседника, потому что невольно можете пропустить что-то важное.
Предлагайте помощь ненавязчиво, не привлекая всеобщего внимания.
Перед тем, как сесть за стол с человеком, который не может управлять своими руками, поинтересуйтесь, какая сервировка ему удобна. Ему может понадобиться соломинка, глубокая или, наоборот, мелкая тарелка, низкая или высокая чашка и так далее.
Если в магазине человек, который не может управлять руками, попросилВас достать его кошелек и расплатиться или положить покупки ему в сумку, не бойтесь выполнить эту просьбу. При этом не нужно расплачиваться за него. То же самое, если Вас попросили набрать телефонный номер - при этом совершенно необязательно вставлять в аппарат свою телефонную карту.
При входе в автобус (троллейбус, трамвай), прежде чем предложить свою помощь, спросите, нужна ли она - некоторым помощь посторонних только мешает.
Не бойтесь противоречить человеку с гиперкинезами, боясь его разволновать. Позиция только не волнуйся, ладно, приведет к потере времени и нервов. Спокойно излагайте свои аргументы, даже если видите, что Ваш собеседник нервничает.
Люди маленького роста
Существует около 200 причин, которые приводят к нарушениям роста человека. Очень часто людей маленького роста недооценивают, воспринимая, как детей.
Убедитесь, что человек может достать необходимые предметы и использовать оборудование, например, телефон и т.д.
Разговаривая с человеком маленького роста, постарайтесь расположиться так, чтобы ваши лица были на одном уровне - можно сесть на стул, на корточки, наклониться.
ВИЧ-инфицированные люди
У людей, имеющих СПИД, поражена имунная система, поэтому их организму труднее бороться с инфекциями.
Не бойтесь заразиться СПИДом от прикосновения. Поэтому вы вполне можете подать руку вич-инфицированному человеку.
Вич-инфицированный человек может очень легко подхватить любую инфекцию, поэтому если вы чувствуете, что заболеваете, не подвергайте его риску. Поэтому Вы должны обязательно предупредить об этом.
Если вы относитесь к вич-инфицированному человеку без предрассудков, дайте ему понять, что вы принимаете и цените его.

И, наконец...

Не смущайтесь столь обширному списку того, что правильно, а что неправильно. Если сомневаетесь, рассчитывайте на свой здравый смысл и способность к сочувствию. Будьте спокойны и доброжелательны. Если не знаете, что делать, спросите об этом своего собеседника. Не бойтесь задеть его этим: ведь Вы показываете, что искренне заинтересованы в общении. Если Вы стремитесь быть понятым - Вас поймут. Не бойтесь шутить. Шутка, тактичная и уместная, только поможет наладить общение и разрядить обстановку.

Относитесь к другому человеку, как к самому себе и точно так же его уважайте - тогда все будет хорошо.

Материалы кинофестиваля

Улица Сезам, США
Барбара Колукки, Развитие стратегии просвещения общественности в вопросах инвалидности. Опыт работы в США, Гонконге, Индии и Пакистане. Международная организация реабилитации. 1989. С. 3-8.

В 1974-75 гг. Детская Телевизионная Студия (ДТС), выпускавшая популярную передачу “ Улица Сезам”, начала делать передачи, в которых показывали детей с задержкой в развитии и другими формами инвалидности. Родители детей, например, с синдромом Дауна, говорили людям с ДТС: “Моему ребенку, нравится ваше шоу. Он смотрит его и обучается. У вас есть дети разных рас, вы обучаете словам из других языков, почему бы вам также не показывать детей, выглядящих как мой ребенок?”

Создатели “ Улицы Сезам” всегда старались отвечать запросам детской аудитории. Исследовательская группа ДТС пришла в Учительский Колледж, где я училась, и попросила преподавателей, занимающихся детьми с ограниченными возможностми, ввести их в курс дела. Им рассказали о том, как детей с задержкой в развитии можно показывать по телевидению. Миллионы детей смотрят “ Улицу Сезам”, и создатели шоу заинтересованы в том, чтобы их продукция была корректной, никого не обижала, но в то же время волновала и была бы принята зрителями. Преподаватели дали свои рекомендации, но исследовательская группа хотела, чтобы кто-то из экспертов постоянно работал бы с ними в процессе создания программ, и для этой работы порекомендовали меня.

В течение первых нескольких месяцев основной задачей была систематизация уже существующих образов детей-инвалидов. Это позволило определить наиболее удачные и эффективные приемы показа детей с задержкой в развитии. Создатели “Улицы Сезам” решили разрабатывать эту тематику в течение сезона 1976-77 гг., взяв за основу программу “Развивающих игр” Фонда Кеннеди, а также включить фрагменты, рассчитанные на детей с задержкой в развитии, в свои ежедневные программы.

Мы потратили много времени на сбор информации о детях с задержкой в развитии, а также на изучение образовательного телевидения. По завершении систематизации было начато производство программ, запланированных на первый год. Во многих из них участвовали дети с синдромом Дауна и другими видами инвалидности, которые производили простые действия и играли в простейшие игры – или с одной из Маппет-кукол, или с актером, или с ребенком, у которого не было инвалидности. Для того, чтобы обеспечить взаимодействие различных подразделений ДТС при подготовке этих сюжетов, была создана должность Специального координатора по образованию, и я была назначена на эту должность.

С чего начать? Это была новая область для ДТС. Это, конечно, отличалось от учительства. Или было им? Вот наши основные шаги.
Просвещение. Руководство ДТС решило включить детей с задержкой в развитии в программы, однако, немногие до этого общались с детьми с какой-либо формой инвалидности. Процесс шел медленно. Хотя в программе уже участвовал Маленький Театр Глухих, и одна из его актрис, Линда Боув, стала весьма популярной, все еще не сформировался подход к этой проблеме. Мы понимали, что важно то, как будут показаны в передачах дети-инвалиды. Миллионы детей, не имеющих инвалидности, а также их старшие родственники, родители и воспитатели будут смотреть эти передачи. Мы решили, что своими сюжетами будем формировать общественное мнение по отношению к инвалидам.

Рассказать сценаристам о творческих играх, которые могут быть включены в программу. Исследовательская группа впервые выпустила так называемый блокнот писателя, состоящий из идей и игр для программы и их перевода на телевизионный язык. Поскольку это была экспериментальная область, что-то срабатывало, а что-то нет. Два примера:

  • Сценаристы Улицы Сезам уже обладали многочисленными Эмми и другими наградами. Однако, когда их попросили в первый раз придумать что-нибудь для детей с задержкой в развитии, они были в недоумении. За исключением одной сценаристки, матери ребенка с синдромом Дауна, очень немногие представляли себе, что такое дети с задержкой в развитии. Большинство сценариев предлагали простые физические действия и очень мало напоминали то, за что можно было бы получить Эмми. Нам нужно было придумать, как вернуть в них творчество. Наконец, мы попросили сценаристов предоставить свои наиболее успешные и творческие сценарии, а затем стали придумывать, как адаптировать их для детей с задержкой в развитии.
  • Существует множество примеров хороших игр для детей, которые уже проводились на занятиях с детьми-инвалидами. Одной из классических является игра с бумажным мешком, наполненном разными предметами. Дети должны определять эти предметы на ощупь. В данном случае эта игра не подходит. Почему? Некоторые игры, которые могут быть очень интересны в классе, не могут быть перенесены на телевидение. Как можно заинтересовать зрителей, если они вообще не участвуют в этом? Они не могут видеть или ощущать предметы. Не попробовать ли использовать на телевидении прозрачный пластиковый мешок и завязывать детям глаза? Или применить телевизионную просвечивающую технику, чтобы зрители могли чудесным образом видеть предметы? Вероятно, существует множество альтернативных вариантов, но надо помнить, что технологии, пригодные для одних условий или средств массовой информации, всегда нуждаются в адаптации для других.
  • Нужно работать в тесном взаимодействии с исследовательской группой, чтобы оценить воздействие этих проектов на аудиторию. Именно исследовательская группа может передать эту информацию сценаристам и продюсерам, и ее необходимо использовать для пересмотра сценариев перед окончательным вариантом; для проверки, по возможности, качества записи в студии; для мозговых штурмов, организованных для работников производственного отдела. Еще я работала с сотрудниками служб, которые занимаются детьми и которые могут помочь детям извлекать наибольшую пользу из каждого шоу, а нам оказывать экспертную поддержку. Эти организации работают с родителями и учителями из всех уголков США, и вовлекают в процесс новые группы, новых родителей и учителей детей с задержкой в развитии. Этим организации получали письменные материалы, а также для них проводились семинары.
  • Выпускались сопроводительные материалы к сюжетам. Это был еженедельник со сценариями сюжетов и Книга Игр. Я помогала готовить эти публикации и включала в них информацию для людей, работающих с детьми-инвалидами, а также информацию о детях-инвалидах для людей, работающих с детьми, не имеющими инвалидности.
  • Мы думали над тем, будет ли правильно продолжать, показывая раз в неделю сюжеты с играми программы развивающих игр. Чувствовалось, что необходимо расширить фокус. Дети с другими формами инвалидности - физической, по зрению, по слуху – так же как и дети с задержкой в развитии, могли бы более естественно интегрироваться в общество благодаря нашему шоу. Таким образом, в дополнение к существующим сюжетам, направленным на обучение одной группы детей, ДТС решила расширить целевую аудиторию передачи, акцентируя внимание на индивидуальных сходствах и различиях. Были внесены предложения, как этого можно достичь в различных частях существующей программы.
  • В последующие годы дети с различными видами инвалидности стали соседями по улице Сезам. Линда Боув, глухая актриса, стала сниматься в передаче более регулярно. Порой специально написанные сюжеты затрагивали некоторые аспекты жизни людей с инвалидностью. Например:
  • Линда объясняет Большой Птице (и зрителям), как она работает няней и всегда знает, когда ребенок кричит, ощущая вибрацию.
  • Маленький мальчик в инвалидной коляске и Исак Перлман обсуждают полиомиелит и то, как они оба ненавидят лестницы.
  • Маленькая девочка спрашивает слепую женщину, как та переходит улицу.
  • В других фрагментах дети и взрослые инвалиды интегрированы, без упоминания об инвалидности. Какой бы ни была цель фрагмента или игры, - они принимают в ней участие. Например:
  • У Линды черный день, - и все разговаривают о настроении.
  • Боб поет песню о пяти пальцах и что они могут делать, и двое из шести детей, которые участвуют в этой сцене - инвалиды.
  • Существует сюжет, рассказывающий о разных людях, живущих на Улице Сезам, и некоторые из них - инвалиды.

Через несколько лет мы решили, что необходимо написать новую книгу игр для учителей и родителей, включающую игры, адаптированные для большинства детей-инвалидов. Книга под названием Общая улица: Игры для ВСЕХ детей была написана для как людей, мало знакомых или совсем не знакомых с проблемами специального образования, так и для опытных работников в этой области. Эту книгу написали Майкл Берман, Милли Словик (оба имели богатый опыт работы с детьми-инвалидами) и я. Книга состоит из шести глав, первые пять из которых рассказывают о чувствах и базируются на программе Улицы Сезам. Последняя глава посвящена чувствительности и помогает детям улучшить свое понимание других. В 1980 Общая Улица выиграла премию, учрежденную Нью-Йоркской организацией, занимающейся отстаиванием прав детей с задержкой в развитии.

  • В заключение - уроки и болезни роста.
  • В ходе исследования мы выяснили, что детям, не имеющим инвалидности, нравится смотреть язык жестов, и им нравится Линда Боув. Но дети не представляли себе, что такое быть глухим. Многие полагали, что быть глухим - означает разговаривать с помощью рук. Как можно ожидать от дошкольников понимания, что глухота - это невозможность слышать, если мы никогда не затрагивали этот вопрос. Нам пришлось подробно рассказать им об этом.
  • Другое исследование показало, что дети с задержкой в развитии понимают смысл фрагментов, созданных для них, но порой эти фрагменты слишком медленны и просты. После этого возникает вопрос, - разве необходимо подавать детям с задержкой в развитии информацию медленно и упрощенно? Дети, в том числе и дети с задержкой в развитии, находили эти фрагменты скучноватыми. Мы должны были помнить, что нас смотрят и продвинутые зрители. Пришлось позаботиться о том, чтобы наши передачи привлекали внимание зрителей, иначе ни о каком обучении говорить не придется.
  • Актеров предупредили, что дети с задержкой в развитии, участвующие в съемках, нуждаются в большей поддержке по сравнению с детьми, не имеющими инвалидности. И, таким образом, на первых передачах можно было увидеть актеров, уделяющих повышенное внимание детям, например, с синдромом Дауна. Мы получили отклики, в которых зрители удивлялись, почему Боб уделяет столько много внимания ей?. Мы стали более внимательно относиться к тому, чтобы наши передачи затрагивали чувства, но не создали бы нечаянно негативный настрой, показывая слишком заботливое отношение.
  • Было трудно предсказать, кто (с инвалидностью) будет чувствовать себя комфортно перед камерой, а кто - нет; изменение отношения к инвалидам – довольно сложный процесс.

Кампания в СМИ Нидерландов по изменению отношения к инвалидам Вызов Нидерландам

Ситуация в современных Нидерландах на сегодняшний момент такова: во-первых, в Нидерландах далеко не всё оборудовано с учетом потребностей инвалидов. Для людей с инвалидностью до сих пор не полностью доступно образование, условия труда, общественные здания и транспорт. По сравнению с людьми, не имеющими инвалидности, инвалиды имеют меньше шансов получить работу, хорошее образование, и это существенно сказывается на их доходах. Большинство из них имеют низкий доход и ограниченный круг общения. Это говорит о том, что не достигнута полнаяинтеграция в общество таких людей.

Разработка законов и правил, влияющих на улучшение финансового положения людей с инвалидностью, является необходимым условием интеграции в общество, но не достаточным. Для организаций, чья деятельность направлена на поддержку интересов инвалидов, основной работой является деятельность по созданию положительного имиджа и борьба со стереотипами.

Положительный имидж инвалидов мы понимаем так:

  • Равноправие во всем;
  • Акцент на возможностях людей с инвалидностью (а не на недостатках).
  • Участие людей с инвалидностью делает общество более разнообразным.
  • Признание права человека быть отличным от общепринятых стандартов.
  • Человек с инвалидностью имеет право вести точно такую же жизнь, как и окружающие, делать то же самое, как и другие люди, даже если это иногда требует применения специальных средств для создания доступной среды.

СМИ вспоминают об инвалидах только в тех случаях, когда тематика касается проблем, связанных с инвалидностью. Но вы вряд ли услышите об инвалидах, когда дело касается иных тем. Когда СМИ рассказывают о человеке с инвалидностью, особо подчеркивается связь между его какими-то исключительными способностями и инвалидностью. Создается образ некоего героя. За исключением редких случаев, описание человека с инвалидностью мало совпадает с реальностью. Мы редко видим инвалидов в рекламе Кока-колы или инвалида, комментирующего забастовку дворников. Существует неписаное правило, что только нормальный, средний человек может быть героем такого рода программ.

Мы боремся за широкое распространение объективной информации о возможностях таких людей. Нужно правдиво рассказывать не только о схожести, но и о различиях людей с инвалидностью и без таковой.

Кампании, демонстрирующие положительные примеры, дают самые хорошие результаты. Один положительный пример действует гораздо эффективнее, чем десять отрицательных. Показ череды сложностей и проблем, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью, создает некий образ жертвы. Важно показывать также позитивные влияния тех изменений ситуации в обществе, за которые мы боремся. В нашей стране мы называем это выигрышной ситуацией. Несколько примеров таких ситуаций: увеличение людей, включенных в общество, ведет к увеличению потребителей (а, значит, и доходов); больше мотивированных работников, более разнообразное общество и улучшение качества социальной среды и т. д.

Кампания Вызов Нидерландам.
Кампания, которую мы начали в 2002 г., была направлена на то, чтобы преодолеть смущение, которое испытывают люди, не имеющие инвалидности при контакте с инвалидами. Наш лозунг такой: Представь себе, как это происходит, и пойми, что надо делать. Мы предлагаем зрителям представить себя на месте людей с инвалидностью, и понять, как они хотели бы, чтобы с ними обращались в таком положении. С помощью такого метода мы хотим уничтожить препятствия в общении между людьми, или, по крайней мере, поставить этот вопрос на повестку дня.

При поддержке Министерства Здравоохранения и спорта мы смогли развернуть широкую информационную кампанию в СМИ и привлекли к ней ведущие голландские СМИ. Мы решили, что это будет социальная реклама на телевидении, по радио, в пяти ведущих голландских газетах и послания, распространяемые через Интернет. Кроме того, мы намерены, насколько это возможно, использовать все средства по бесплатной рекламе нашей Кампании.

Сотрудничество между компаниями, которые обычно занимаются коммерческой рекламой и общественными организациями, является уже необычным. С самого начала кампании мы должны были избавиться от некоторых стереотипов. Трудно представить себе, как броские и намеренно пропагандистские обращения взаимодействуют с политически корректными и тщательно выверенными. СМИ сначала хотели использовать в качестве эмблемы кампании образ, который широкая публика сразу ассоциировала бы с тематикой инвалидности - инвалидную коляску. Мы считали, что это слишком ограниченный образ, который не дает понятия обо всем разнообразии форм инвалидности. Остаются в стороне люди с проблемами зрения, аллергиями и т. д. Люди на колясках составляют не более 10% от всех людей, которых мы представляем. Мы понимали, что наша кампания не должна нанести обиду основной части наших товарищей. Если они оценят кампанию, как плохую и оскорбительную для них, то не будет создано никакого совместного движения, как мы бы хотели. И цель кампании никогда не будет достигнута. Мы решили отложить эмблему в виде инвалидной коляски в сторону и создать другой образ. Мы также активно обсуждали необходимость субтитров для рекламы на ТВ. В конце концов, участники кампании согласились с необходимостью введения субтитров и для рекламы.

В апреле 2002 г. на каналах голландского телевидения были показаны ролики социальной рекламы. В них сняты броские и абсурдные ситуации, когда люди меняют свою внешность, чтобы выделяться в толпе, открывая, таким образом, себе и зрителям, что значит отличаться от общепринятого стандарта и каждый день сталкиваться с раздражением окружающих, направленным на тебя. Мы сделали выбор в пользу отталкивающих и поэтому захватывающих метафор, а не простого показа возможных форм инвалидности. Эти ролики должны показать, что все люди имеют равные возможности, но некоторые сталкиваются с различными ограничениями в общественной жизни. Это и есть определение слова ограничения, которое дается в Стандартных правилах равных возможностей принятых ООН.

В одном, или двух роликах вы увидите мужчину в доспехах, в другом ролике - женщина, надевшая на уши трубки от пылесоса. Первый ролик как бы обозначает человека с физическими ограничениями, второй с проблемами в сфере общения. Когда во время тестирования роликов мужчина, имеющий проблемы с обучением, сказал, что он полностью осознал ситуацию, в которой он находится, после просмотра наших роликов, мы поняли, что мы на верном пути.

Как и на телевидении, социальная реклама на радио делает акцент не на инвалидность а, скорее, на проблемы общения. Было также около 15 публикаций в газетах, на почтовых открытках, реклама на общественном транспорте. Таким образом, мы пытались привлечь внимание общества к проблемам, с которыми сталкиваются инвалиды. Вызов - это всегда ведущий принцип. Вот несколько примеров:

  • Закрой глаза и попроси прохожего показать тебе дорогу;
  • Попытайся объяснить, что тебе надо любыми средствами, не используя голос;
  • Схватись за незнакомого человека на улице;
  • В очереди перед окошком кассы общайся с кассиром, делая трехсекундные перерывы между словами;
  • Защеми нос прищепкой, когда идешь в бар, и дыши только через рот;
  • Не используй более четырех слов в своих предложениях;
  • Обхвати руками шею, и постарайся приготовить своим коллегам чашечку кофе.

Вызов Нидерландам спрашивает тебя: Представь себе, какой была бы твоя жизнь, если бы у тебя было хроническое заболевание, или инвалидность? Как бы ты хотел, чтобы с тобой обращались тогда? Ты принимаешь вызов?

Создание роликов социальной рекламы
Из книги: Барбара Колукки, Развитие стратегии просвещения общественности в вопросах инвалидности. Опыт работы в США, Гонконге, Индии и Пакистане. Международная организация реабилитации. 1989.

Назия

Здравствуйте. Меня зовут Назия. Я хочу рассказать вам о том, что сама узнала только что. По соседству со мной живут несколько детей, имеющих задержку в развитии. Раньше я боялась даже проходить рядом с ними. Я думала: Если я буду играть с ними, то я стану такой же? Я спрашивала взрослых. Но они чаще всего просили не задавать глупых вопросов, меняли тему разговора или отмахивались от меня. Я перестала спрашивать их, но это не значит, что я перестала думать об этом. Однажды я решилась спросить об этом свою тетю еще раз. Она сказала: Я не могу дать тебе правильный ответ, но могу отвести тебя в школу, где учатся такие дети. И она взяла меня в школу. Сначала мне было страшно: я думала, что если я буду находиться среди детей-инвалидов, то сама стану такой же. Но учительница объяснила мне, что это не так, и я начала общаться с ними. Оказалось, что когда я говорила с ними, как друг, они радовались - хотя, возможно, они выражали свою радость не так, как обычные дети. Я провела в этой школе несколько дней и уже не могла сказать, что я провела время с какими-то особенными детьми. Я поняла одно: если мы будем уделять внимание детям-инвалидам и подружимся с ними, они будут казаться нам такими же, как мы. Возможно, они общаются как-то по-своему, но у них такие же чувства, как и у всех детей.

7. Мониторинг прессы: критерии

Название статьи ____________________________________________________________________________

Издание ___________________________________________________________________________________

как часто издание освещает эту тематику _______________________________________________________

Автор (контактная информация) _______________________________________________________________

Дата ______________________________________________________________________________________

Содержание статьи __________________________________________________________________________

6. 2. Интонация
Нейтральная негативная жалость пафос Супергерой оскорбительная

6. 3. Послание_______________________________________________________________________________
____________________________________________________________________________________________
да нет очень мало

6. 5. Характерные цитаты______________________________________________________________________

6. 6. Терминология (какими словами описывается человек с инвалидностью)
____________________________________________________________________________________________
6. 7. Использование прямой речи человека с инвалидностью
Да Нет

7. Образ человека с инвалидностью
больной герой страдалец талант обычный человек
другое, что именно____________________________________________________________________________/p>

8. 1. сопровождается ли статья фотографиями
Да Нет

8.2. какой образ человека с инвалидностью создает эта фотография
позитивный негативный
Почему?______________________________________________________________________________________

  • Подход к инвалидности

Социальный медицинский

  • Отношение автора к описываемому событию, человеку.

Неприятие Жалость нейтральное сопереживание поддержка восхищение
Другое, что именно____________________________________________________________________________

11. Есть ли юмор
да нет
комментарии:_________________________________________________________________________________

12. Общее впечатление от статьи
1 2 3 4 5
негативное позитивное
комментарии:_________________________________________________________________________________

Лучшие статьи конкурса для журналистов Инвалид в российском обществе

Белая ворона на одной лыжне

Илья Наймушин, Вита-Стиль
№ 10 (128) 05.2002

Главное — не ноги, а голова

Такое в нашей стране можно увидеть, пожалуй, только на горе Гладенькой под Саяногорском. Вдалеке по склону идет слаломист, да так лихо, что сразу понимаешь — профессионал. Но вскоре становится ясно, в этом лыжнике что-то не так. Техника какая-то особая? Но вот фигурка становится все отчетливее, и тут понимаешь — Бог мой, да ведь он на одной ноге, этот горнолыжный виртуоз! И уж совсем поразительно, когда чудо-слаломист проносится рядом, и видишь, что это — женщина!/p>

В 17 лет у нее была травма. Какая — Татьяна не говорит. Она просто делит жизнь на две половины. Знаю лишь, что у нее был поврежден позвоночник (это сказывается на координации движений, на равновесии), а еще она потеряла ногу — сначала ступню, а теперь выше колена. С семнадцати лет для Татьяны начался новый отсчет времени. И была простая дилемма — либо ты кем-то становишься, либо нет. Впрочем, как у любого в этой жизни.

Часто мы видим практически здорового взрослого человека, а перед ним лежащую шапку для милостыни. Жизнь Татьяны Асаченко — это ее сын Илья, который в этом году заканчивает среднюю школу и собирается в один из красноярских вузов, маленький бизнес — обувная мастерская Белая ворона, да еще горные лыжи.

— Круче лыж в моей жизни ничего не было. Занималась волейболом, баскетболом — ерунда все это, — категорично заявляет Татьяна. Мы едем в одном автомобиле на берег Красного озера, где она намерена продемонстрировать еще одно беспрецедентное умение инвалида первой группы с ампутированной ногой — полеты на параплане.
— Все мы ходим по земле и ощущаем свой вес. Мы скованны, медлительны, несвободны. И вот ощущения горнолыжника: набираете скорость, когда она достигает определенного рубежа, вы просто ложитесь на воздух, и воздух держит. Ваш вес в этот момент всего несколько килограммов. Легко-легко — и физически, и на душе. На параплане тоже здорово, это тоже новая для человека степень свободы, но с лыжами параплан не сравнится. Летишь — тихо, скорость почти не ощущается, а на лыжах наслаждаешься каждым мигом.

Мечта об экстриме

Но это сейчас Татьяна Асаченко на лыжах летает так, как иные занимающиеся не первый год двуногие коллеги не в состоянии проехать. На городских соревнованиях Асаченко – в призерах отнюдь не среди инвалидов, а среди обычных здоровых спортсменов. Но так было не всегда. Синяков получала столько — словно куры исклевали. Потом их становилось все меньше, зато сами они были все крупнее. Но я поняла, как кататься. Ведь катаются не ногами, а головой.
Характера и энергии у этой 42-летней женщины (возраст свой она не скрывает) — на взвод бойцов хватит. Чтобы как-то выживать, она освоила ремесло сапожника. Дважды ее вагончики поджигали, начинала снова с нуля. День проводит на работе, вечер посвящает сыну, ночью шьет кепки на продажу. Горнолыжный спорт — не для бедных. Хорошо хоть с лыжами относительно просто — кто-нибудь поломает лыжу, вторую забирает Татьяна. Тренировкам она посвящает себя без остатка. С утра, как только включат канатку, — ее любимое время, можно кататься по нетронутой горе. Катается до упаду, ступени высотой в 50 см в домике у трассы становятся почти непреодолимым препятствием — настолько устанет. Попьет чаю, минут двадцать отдохнет — и снова кататься. И так дотемна.
Результаты сопоставимы со степенью отдачи — она неоднократный призер первенств России среди инвалидов, олимпиады в Лиллехаммере. Но все же для Татьяны важнее процесс. Она даже не думает о каких-то спецпроектах для привлечения спонсоров. Говорит, правда, вот бы попасть в команду Русского экстрима, как бы хотелось прыгнуть с таким парашютом, как у них! А еще Татьяна почему-то возлагает надежды на президента Путина: Сколько лет я мечтала, чтобы у нас президент был горнолыжник...

Летать так летать

Год назад Татьяна взялась осваивать параплан. Большую помощь ей оказывает детский тренер Александр Кравцов. Он и учит летать, и дает свой купол, и возит ее на своей машине, и выполняет роль авиадиспетчера на старте. Татьяне, чтобы взлететь, нужно совершить на одной ноге несколько мощных прыжков вниз по склону, при этом купол должен подниматься совершенно симметрично навстречу потоку воздуха. Если бы не Кравцов, Татьяне трудно было бы справиться со всем этим комплексом задач. Мало того, что одна нога — не самый лучший инструмент для разбега, так еще и трудности с равновесием. Александр стоит напротив и показывает, куда ей скакать — вправо или влево. Еще одна проблема — приземление. Татьяна показывала видео, на котором записаны ее кульбиты через голову по несколько раз подряд. Но параплан и лыжи — это ее способ заявить о себе как о личности, уйти от жестокой реальности. А может быть, все проще — человек просто получает то, что он хочет? Не философствуя, не мудрствуя лукаво, наперекор судьбе, бюрократам и нытикам.

Да, чуть не забыл. Летом Татьяна Асаченко совершает... дальние поездки на велосипеде, ездила в горный район Ергаки. 130 км за день, крутя педали одной ногой по горной местности, — не слабо?

Жили-были Маша и Саша

А. Белокрыльцева, газета На Варшавке, 11.2002 г.

24 октября в театре кукол имени Образцова прошел творческий вечер заслуженного артиста России Виктора Рябова, посвященный 40-летию сценической деятельности. Все эти годы он работал в театре имени Образцова, и некоторое время преподавал в Специализированном институте искусств. Поэтому логическим завершением вечера стал спектакль Старосветские помещики, который исполняли его ученики — Мария Овчаренко и Александр Мудряк, а Виктор Рябов выступал в качестве режиссера.

Надо заметить, что Старосветские помещики Гоголя — вещь далеко не сценичная. Действительно, как передать средствами театра, да еще театра кукольного, эту атмосферу неспешной, даже однообразной жизни. Ее можно было бы назвать скучной, если бы не любовь, которая согревает сердца двух милых старичков — Пульхерии Ивановны и Афанасия Ивановича. И когда один из них умирает, то жизнь другого оказывается бессмысленной. И хотя собравшиеся в зале понимали, что смерть куклы-марионетки — вещь условная, но слезы на глаза наворачивались у многих. А когда раздались аплодисменты, вызывающие артистов на поклон, из-за ширм вышел один Саша. Вышел — он один, потому что Маша выехала на инвалидной коляске.

Мария Овчаренко: Мы с радостью согласились, когда Виктор Васильевич предложил нам поставить именно эту вещь. Потому что в таком материале есть о чем сказать, а это очень важно. Этот спектакль мы очень любим, хотя не очень часто имеем возможность показывать. Темы жизни, смерти, любви — они волнуют всех и всегда. Наверно, не случайно именно после этого спектакля к нам подходят люди и говорят такие трогательные, приятные слова... Знаете, у меня и на спектакле,
и на репетициях возникает такое щемящее чувство. Я знаю, что Афанасий Иванович — это кукла, и она умирает, а потом опять оживет, но меня переполняет такое горе, что просто сердце разрывается. Так жалко этого маленького человека, чья жизнь закончилась со смертью Пульхерии Ивановны... И это чувство — щемящее чувство любви — мне хотелось бы передать зрителям...

Мария Овчаренко потеряла возможность ходить нелепо, случайно. Вечером на нее — тогда начинающую актрису Томского кукольного театра — напал преступник с ножом. После этого передвигаться она может только на инвалидной коляске — нож попал прямо в позвоночник. Маше довелось пережить и отчаяние, и ужас, и безнадежность — то есть всю гамму чувств, знакомых каждому, кто стал инвалидом в молодые годы. Вообще в начальный период инвалидности ей больше всего не хватало информации о том, как можно реализовать себя, интересно и творчески жить в ее положении, которое кажется безнадежным; о людях, которые смогли найти себя в новых обстоятельствах. И когда она услышала по радио передачу об открывающемся в Москве Специализированном институте искусств для инвалидов, загорелась и написала туда письмо. Ответ тогдашнего проректора института несказанно ее порадовал — и тем, что был теплым, человеческим, а не формальной отпиской, и главное — в нем содержалось предупреждение, что при поступлении и в период учебы скидок на инвалидность для нее делать не будут. Господи, да она больше всего в жизни хотела, чтобы ей не делали скидок, относились к ней, как к обычному человеку!

Два года ушло на подготовку, и наконец Маша собралась ехать поступать на театральный факультет, на отделение театра кукол. Но оказалось, что деньги, собранные на дальнюю дорогу — а жила она на Алтае — съела инфляция, да еще обмен грянул. Но ей все же удалось попасть в Москву — благодаря помощи нескольких общественных организаций.
И началась студенческая жизнь. На отделении театра кукол она оказалась самой упорной и работоспособной студенткой — если вначале по этой специальности училось четыре человека, то к третьему курсу она осталась одна. Естественно, встал вопрос о закрытии факультета. Спас и факультет, и Машу Саша Мудряк, который учился в этом же институте на музыкальном факультете и иногда приходил на занятия к кукольникам. Саша стал учиться сразу на двух факультетах, и дипломный спектакль они делали вместе с Машей, и вообще с тех пор не расставались — ни на сцене, ни в жизни.
Кстати, Маша получила диплом с отличием. Но диплом — дипломом, а на работу их с Сашей никто брать не спешил: кому нужны два инвалида? Наступил очень тяжелый для них период скитаний и полунищего существования — ведь они оба не москвичи. А потом Маше удалось поступить в аспирантуру Щукинского театрального училища — она стала первым человеком на коляске, который учился в этом престижном заведении. Интересно, что сейчас Маша и Саша — так для краткости их называют друзья — являются единственными выпускниками отделения кукольного театра в Специализированном институте. После их выпуска оно закрылось, и больше таких специалистов не готовят ни в одном учебном заведении Москвы.

Их первым самостоятельным спектаклем стала пушкинская Сказка о мертвой царевне и семи богатырях. Именно в нем впервые появился кукольный персонаж Котофей, который и дал название их кукольному театру. Собственно, весь театр Котофей — это два человека. Играть спектакли вдвоем — их принцип. В Сказке о мертвой царевне, где Маша была и рассказчицей, и кукловодом, они придумали специальную ширму, которая монтировалась на инвалидную коляску. С этим спектаклем они выступали на самых разных сценах — в детских домах, интернатах, клубах.

А потом благодаря организации Социальное партнерство их заметили и пригласили работать в московский музей сказок Буратино-Пиноккио. Для музея Маша и Саша придумали такую сюжетную экскурсию — Саша через потайную дверцу за холстом с нарисованным очагом (совсем как в сказке о деревянном человечке) проводил группу детей в маленький кукольный театр, где Маша — Черепаха Тортилла - играла для них спектакль. При этом они знакомили детей с различными типами кукол, используемых в театре. Ребята имели уникальную возможность попробовать себя в роли кукловодов. Но подергать за ниточки может каждый, а по-настоящему оживить куклу совсем не просто...

Мария Овчаренко: Любую материю, любой предмет — не только куклу — можно оживить. Тут все зависит от кукольника. Он должен найти, если хотите, душу этого предмета, поймать органичное для него движение. Для этого нужно очень долго с ним работать, соединиться с ним, вложить в него свою душу — и тогда возникает ощущение, что какая-то ниточка от этой марионетки соединяется с твоей душой. Это удивительное чувство — уловить жизнь в этой пока мертвой кукле, а потом через свою руку, мысль, душу оживить ее. Это большой труд.

Александр Мудряк: Много хороших музыкантов-исполнителей, и вроде бы играют они одни и те же ноты. Но почему-то одного интересно слушать, а другого — нет. Да потому что он вкладывает в свое исполнение душу. Так же и кукольник — он вкладывает свою душу в куклу, и кукла начинает оживать. Но одно неосторожное движение — и она опять становится неживой. Потому что каждой кукле свойственны свои движения. И кукольник должен почувствовать, что она может и что не может, что для нее органично, а что нет.

Недавно Маша и Саша впервые показали публике две сцены из нового спектакля. Происходило это в рамках творческой лаборатории, и зрителями были в основном коллеги-кукольники. Поэтому замечания, которые исходили от них, оказались для артистов особенно ценными. Главное пожелание было таким: Этот спектакль играть надо еще ярче, еще смелей. Вы должны быть еще более убедительными на сцене. Маша и Саша долго думали, и, кажется, поняли, чем Спектакли театра Котофей получили высокую оценку не только зрителей, но и профессионалов-кукольников: театр был отмечен на международном фестивале, посвященном 100-летию Сергея Образцова, стал лауреатом фестивалей вертепных театров и Про-театр. Сейчас Маша и Саша заняты работой над новым спектаклем. Не просто новым — новаторским, в котором используется множество оригинальных идей и принципов — как технологических, так и постановочных.

Мария Овчаренко: Этот спектакль строится как балаган, причем балаган на колесах. Мы с Сашей выезжаем на сцену, на которой располагается карусель. Легкие ширмы на колесах, и Котофей наш на трех колесах, Саша на трех, а я — на четырех, в своей коляске. Впервые я не прячу свою инвалидную коляску, а преподношу себя так, как я есть. Я даже исполняю на ней элементы танца. Весь спектакль строится как тема колеса. Колесо — это и карусель балаганная, и символ движения, и символ путешествия, дороги. Одновременно это и колесо Фортуны. Над этим спектаклем с нами работают удивительные люди — художник Ирина Павловна Уварова и режиссер Галина Игоревна Губанова, которая на репетиции приезжает к нам из Петербурга. В спектакле пять сцен, и в каждой происходят чудеса и превращения.

Александр Мудряк: В этом спектакле есть эпизод — я представляю дрессированных осьминогов — один сидит у меня на голове, а двух других я надеваю на руки. Потом беру в руки баян, и получается, что осьминоги играют на баяне. Текст в спектакле раешный, балаганный, порой там появляются и современные ритмы, например, рэп. Задумывался спектакль как детский, но по ходу работы мы поняли, что он получается и детский, и взрослый, и серьезный, и смешной. Главное — спектакль будет яркий, праздничный, нарядный, жизнерадостный.

Недавно Маша и Саша впервые показали публике две сцены из нового спектакля. Происходило это в рамках творческой лаборатории, и зрителями были в основном коллеги-кукольники. Поэтому замечания, которые исходили от них, оказались для артистов особенно ценными. Главное пожелание было таким: Этот спектакль надо играть еще ярче, еще смелей. Вы должны быть еще более убедительными на сцене. Маша и Саша долго думали и, кажется, поняли, чем были вызваны эти слова. Дело в том, что когда Маша — вот так, в своей коляске, без соответствующих объяснений и подготовки зрителей — появилась на сцене, она почувствовала напряжение зала. Большинство зрителей сначала не могли понять, как относиться к происходящему: как к явлению жизни, и тогда Маша прежде всего инвалид и достойна жалости и сочувствия, или же как явлению культуры. Значит, их задача — сделать так, чтобы избавить зрителей от этих сомнений, вовлечь в игру, заставить забыть про инвалидность актеров.

Мария Овчаренко: Моя жизнь тесно переплетается с театром, а театр — с жизнью. Это — самое главное чудо. Давид Самойлов сказал: Чудес не бывает у тех, кто в них не верит. А вот когда веришь в чудеса, они бывают. Я - верю.
Когда говорят о чуде, предполагается, что событие может быть неожиданным, из ряда вон выходящим, но обязательно приятным. Действительно, трудно представить себе страшное или трагическое чудо. Чудес в жизни Маши и Саши было немало. Разве не чудо, что благодаря выступлению в Социальном партнерстве их увидел директор музея, где они теперь успешно и интересно работают? Ко многим ли артистам, даже именитым, режиссер ездит на репетиции из Питера? А недавний случай: после сюжета о театре Котофей, который прозвучал в радиопередаче Адреса милосердия, их разыскал Валерий Иванович Бойко, который своими руками собрал и подарил Саше и Маше необходимую и весьма дорогостоящую аппаратуру. Чудо!

Видимо, чтобы эта эстафета чудес не прерывалась, Маша и Саша (а также другие члены общественной организации студентов и выпускников Института искусств для инвалидов Творческое партнерство) решили подарить чудо детям. Их проект создания театральной комнаты в детском саду № 154 и подготовки кукольного спектакля выиграл в конкурсе социально значимых проектов Правительства Москвы. Сейчас Маша и Саша полностью поглощены оформлением комнаты, репетициями, подготовкой юных актеров, изготовлением костюмов и кукол. А как же не спешить — ведь премьера назначена на 9 декабря.

Проект осуществлялся:
Региональной общественной организацией инвалидов Перспектива
111394 Москва, ул. Мартеновская, 30
Тел./факс: 303-2260

Объединением инвалидных организаций Азербайджана Лотос
370014 Азербайджан, г. Баку, ул. М. Алиев, д.251, кв. 4,
тел/факс 986578

Международной ассоциацией женщин-инвалидов Грузии
380008 Тбилиси, Грузия, Ул. Зубалашвили, 34
Тел.: (995 32) 920911

Общественной организацией Мост надежды
375099 Армения, Ереван, ул. Эстонакана, 21-22
Тел.: (3741) 589 186

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.