Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Социальная реабилитация   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Приложения

Приложение 1

Образец заявления

Руководителю бюро медико-социальной экспертизы ______ района г. Самара

Королькову Дмитрию Валерьевичу

От ______________________________________

(Ф.И.О. полностью)

от инвалида ___________ группы,

проживающего по адресу: ___________________________

телефон: _______________

Заявление

_______ 07 г. я был направлен на медико-социальную экспертизу в Ваше учреждение, по результатам которой я был признан инвалидом 2-й группы. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. «О порядке и условиях признания лица инвалидом» специалисты бюро, проводившие медико-социальную экспертизу, обязаны разработать ИПР лицу, которое было признано инвалидом. Этого сделано не было, чем было нарушено мое право на получение необходимых реабилитационных услуг, технических средств реабилитации.

Прошу разработать для меня индивидуальную программу реабилитации.

(в заявлении, вам целесообразно указать мероприятия, средства и услуги по всем трём видам реабилитации (медицинской, профессиональной и социальной), в которых вы нуждаетесь для обеспечения вам равных возможностей с другими гражданами).

Дата______________________

Подпись___________________

Один экземпляр заявления вместе с направлением передайте в бюро МСЭ, требуя при этом подписать второй экземпляр (то есть регистратор должен сделать отметку о принятии документов с указанием даты, своей должности и оставить подпись), который остается Вам.

Приложение 2

В Верховный Суд Российской

Федерации

Заявитель: _____

в интересах несовершеннолетней

_______

проживающей по адресу:

_______

Орган государственной власти, принявший оспариваемый нормативный правовой акт:

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации

127994, ГСП-4, г. Москва, Рахмановский пер.,3

Заявитель освобожден от подачи государственной пошлины на основании п.15 ч.1 ст. 333.36 НК РФ

Заявление

об признании нормативного акта противоречащим закону в части

7 мая 2007 г. Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации издало Приказ № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».

Данный Приказ был зарегистрирован в Минюсте РФ 23 мая 2007 г. № 9529.

Официальная публикация данного документа состоялась 02 июня 2007 г. в «Российской газете», № 117.

Началом действия Приказа является 13 июня 2007 г.

Приказ устанавливает Сроки пользования техническими средствами реабилитации, которые представляются инвалидам бесплатно согласно ст. 11.1 Федерального Закона № 181-ФЗ от 24.11.1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». В частности, согласно п.23 указанных Сроков, срок пользования абсорбирующим бельем, памперсами (одним изделием) до его замены составляет «не менее 24 часов».

Пункт 2 Приказа признает утратившим силу Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2006 г. № 282 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».

Считаю, что указанные положения Приказа, как нормативного акта, противоречат закону, а также нарушают права моей дочери, П.

1. Обоснование нарушения права заявителя

Моя дочь, П., … г.р., является ребенком-инвалидом. В соответствии со ст.ст. 11, 11.1 Федерального Закона № 181-ФЗ от 24.11.1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», она имеет право на реабилитацию, в том числе на обеспечение техническими средствами реабилитации. В частности, она имеет право на получение абсорбирующего белья и памперсов.

В соответствии с Законом, моей дочери Филиалом № 74 ФГУ «ГБ МСЭ по г. Москве» была составлена Индивидуальная программа реабилитации (ИПР) № … от … г.

Порядок обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации устанавливается Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. № 877 «О порядке обеспечения за счет средств федерального бюджета инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями».

Согласно п. 10 Правил, утвержденных указанным Постановлением, сроки пользования техническими средствами реабилитации, протезами, протезно-ортопедическими изделиями до их замены устанавливаются Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Ранее, до издания оспариваемого Приказа, соответствующие сроки устанавливались Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2006 г. № 282 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».

Согласно п. 23 Сроков, установленных данным Приказом, суммарное количество памперсов устанавливалось до 90 шт. на 1 месяц (при синдроме полиурии – по индивидуальным медицинским показаниям до 150 шт. на 1 месяц).

В соответствии с этой нормой, в ИПР моей дочери в раздел «Технические средства медицинской реабилитации» внесена запись «памперсы ежемесячно 60 шт. в течение года, абсорбирующее белье ежемесячно 30 шт. в течение года».

Однако, после принятия оспариваемого акта, количество выделяемых изделий памперсов (абсорбирующего белья) сокращается. Формулировка оспариваемого Приказа «не менее 24 часов», как срока замены одного изделия, означает, что инвалиду может выделяться не более одного изделия на сутки, то есть 28-31 единиц памперсов (абсорбирующего белья) в месяц, в зависимости от числа дней в месяце.

Таким образом, положение моей дочери в результате принятия оспариваемого акта ухудшилось, а ее право на реабилитацию, предусмотренное ст.9 Федерального Закона № 181-ФЗ, нарушено.

2. Обоснование противоречия закону

Оспариваемый нормативный правовой акт, как было показано выше, ухудшает положение моей дочери, также как и других инвалидов, нуждающихся в данном техническом средстве реабилитации.

При этом условия представления данной выплаты, осуществляемой в натуральной форме, ухудшены по сравнению с положением, существовавшим до его принятия.

А. В соответствии с преамбулой Федерального Закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных Законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления В Российской Федерации», субъекты Российской Федерации и муниципальные образования должны вводить эффективные правовые механизмы, обеспечивающие сохранение и возможное повышение ранее достигнутого уровня социальной защиты граждан с учетом специфики их правового, имущественного положения, а также других обстоятельств.

Согласно ч.2 ст. 153 того же Федерального Закона, при издании органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления нормативных правовых актов должно быть соблюдено условие о том, что при изменении порядка реализации льгот и выплат, предоставлявшихся отдельным категориям граждан в натуральной форме, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не может быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены.

В силу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом в сохраняющих свою силу актах, изменение механизма предоставления социальных гарантий не должно вести к отмене этих гарантий или существенному снижению ранее достигнутого уровня их предоставления, а положения части 2 статьи 153 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ не могут рассматриваться как снявшие с Российской Федерации всю полноту ответственности за соблюдение надлежащего уровня социальной защищенности граждан (см., например, Определение Конституционного Суда РФ от 12.07.2006 № 375-О).

Кроме того, при переходе с 1 января 2005 года к новому правовому регулированию обеспечения мерами социальной поддержки, должны быть предусмотрены соответствующие правовые механизмы, позволяющие обеспечить сохранение достигнутого уровня защиты их прав и свобод (см., например, Определение Конституционного Суда РФ от 14.06.2006 N 273-О).

Между тем, оспариваемый Приказ ухудшает положение такой категории граждан, как инвалиды, нуждающиеся в памперсах, как средстве технической реабилитации, снижает уровень их социальной защищенности и не обеспечивает того уровня защиты их прав, который был достигнут до издания Приказа № 321.

Следовательно, он противоречит преамбуле и ч.2 ст. 153 Федерального Закона № 122-ФЗ, в том смысле, в котором указанные нормы истолкованы Конституционным Судом РФ.

Б. Статья 7 Конституции России устанавливает, что Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

В соответствии со ст. 39 Конституции, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

По смыслу ст. 3, 9, 11.1 Федерального Закона № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», социальное обеспечение моей дочери как ребенка-инвалида включает также и право на получение технических средств реабилитации.

В соответствии со ст. 2 Конституции, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Согласно ст. 18 Конституции, права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Следовательно, защита права моей дочери на получение технических средств реабилитации является обязанностью и смыслом деятельности органов исполнительной власти, в том числе – и Минздравсоцразвития РФ.

Статья 55 Конституции гарантирует, что перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Как было показано выше, обжалуемый Приказ умаляет право моей дочери на получение технических средств реабилитации по сравнению с ранее достигнутым уровнем социального обеспечения.

Следовательно, Приказ противоречит ст. 55 Конституции РФ в частности и совокупности вышеуказанных конституционных норм в целом.

3. Положения приказа, которые не оспариваются в настоящем Заявлении, также противоречат закону

Считаю необходимым обратить внимание суда, что ряд прочих положений оспариваемого Приказа, хотя и не затрагивают непосредственно прав моей дочери, тем не менее ухудшают положение иных категорий инвалидов, а значит противоречат указанным выше нормам Закона и Конституции по тем же основаниям.

А. Так, во всех пунктах Сроков, утвержденных оспариваемым Приказом, изменена сама формулировка продолжительности срока.

Например, если согласно ранее действовавшему и отмененному Приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2006 г. № 282, срок пользования «Тростями опорными и тактильными, костылями, опорами» составлял «2 года» (п.1), то согласно оспариваемому Приказу этот срок составляет «не менее 2 лет». И так далее.

Очевидно, что указанная формулировка ухудшает права инвалидов, так как выражение «не менее» подразумевает, что срок может быть и более. При этом, никаких норм, регулирующих возможность продления срока пользования техническими средствами, в действующем законодательстве не имеется. Следовательно, открывается простор для толкования этой нормы в пользу признания за органами соцзащиты и социального страхования права произвольного продления срока пользования техническими средствами.

Между тем, и ранее, до издания оспариваемого Приказа, ничто не препятствовало инвалидам не обращаться за заменой технического средства реабилитации и продолжать пользоваться им и по истечении установленного срока, если оно исправно и его состояние устраивает инвалида.

Б. Независимо от указанного выше, для ряда средств технической реабилитации срок его пользования произвольно увеличен. Указанное обстоятельство ухудшает положение инвалидов, нуждающихся в данном техническом средстве реабилитации.

Привожу указанные изменения в виде таблицы.

Следует отметить, что ручные комнатные кресла-коляски – одно из самых распространенных и востребованных технических средств реабилитации.

В. В число технических средств реабилитации входит также специальная одежда (пункт 12) и ортопедическая обувь (пункт 8). Изменения формулировок для описания сроков пользования по данным пунктам также ухудшают положение инвалидов.

Так, например если «старая» формулировка срока пользования для «сложной ортопедической обуви» выглядела как «2 пары на 1 год», то теперь срок пользования формулируется так: «не менее 6 месяцев» на одну пару.

Практически это означает, что если ранее инвалид имел возможность получить и иметь одновременно две пары обуви в течение одного года (например, одна – более утепленная, другая – более легкая, или одна для смены другой в случае намокания, ремонта и пр.), то теперь, согласно новой формулировке, инвалид вправе иметь одновременно лишь одну пару обуви (пусть и в течение полугода), и использовать ее независимо от смены времен года, изменения погоды, промокания, загрязнения и т.п.

Г. Пункт 8 действующих в настоящий момент Правил обеспечения за счет средств федерального бюджета инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. № 877, предусматривает возможность замены технических средств реабилитации до истечения установленного срока пользования ими при наступлении определенных обстоятельств.

Во исполнение данного пункта в ранее действовавшем Приказе № 282 имелось примечание, которое гласило, что «Допускается досрочная замена технических средств реабилитации, протезов и протезно-ортопедических изделий на условиях, предусмотренных пунктом 8 Правил обеспечения за счет средств федерального бюджета инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями, утвержденных Постановлением Правительством Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. № 877».

В оспариваемом Приказе такого рода норма отсутствует.

Хотя действие пункта 8 Правил и не отменено в настоящий момент, очевидно, что отсутствие в новом Приказе указанного примечания может быть (и неизбежно будет) истолковано правоприменительными органами как основание для создания дополнительных препятствий для инвалидов, имеющих право на досрочную замену технических средств реабилитации.

4. Дополнительные соображения

Считаю, что результатом удовлетворения настоящего Заявления будет являться не только восстановление законности, но и изменение морального климата в данной сфере.

Дело в том, что практическая реализация положений законодательства в области обеспечения инвалидов, особенно детей-инвалидов, техническими средствами реабилитации чрезвычайно далека от совершенства.

Так, подача заявлений в Фонд социального страхования для получения технического средства или компенсации за приобретенное самостоятельно средство всегда сопровождается долгими и мучительными очередями.

Сотрудники соответствующих органов часто требуют предоставления излишних и формальных документов как условие для благоприятного решения вопроса – например, со всех родителей, самостоятельно приобретающих памперсы, постоянно требуют сертификаты соответствия продукции, несмотря на то, что речь идет о широко распространенных изделиях крупнейших мировых производителей, которые закупаются десятками родителей-инвалидов в течение многих лет.

Коммерческие организации-производители ортопедической обуви и протезов, с которыми органы ФСС имеют заключенные договоры на обеспечение инвалидов соответствующими средствами, как правило, не справляются с количеством обращающихся к ним инвалидов, что влечет значительные очереди и задержки (часто многомесячные) в получении средств реабилитации (часто – остро необходимых).

Инвалиды и их родители часто сталкиваются с бездушием, формализмом и грубостью государственных служащих, призванных исполнять законодательство об обеспечении инвалидов техническими средствами реабилитации.

Все это создает почву для возникновения мелкой коррупции в этой сфере.

Инвалиды, особенно родители детей-инвалидов, в подавляющем большинстве случаев находятся в крайне тяжелой жизненной ситуации, как в моральном, так и в материальном отношении. Наличие описанных выше факторов, следовательно, становится для них источником тяжелейшего психологического стресса.

Следует добавить, что «цена вопроса», поднятого в настоящем заявлении, на самом деле крайне невелика – стоимость обеспечения инвалида памперсами по «старым» нормам не превышает нескольких сотен рублей в месяц на одного инвалида.

На фоне улучшения экономической ситуации в стране, роста государственных доходов и Стабилизационного фонда принятие оспариваемого Приказа, который по столь мелкому (для государственных масштабов) вопросу нарушил столь важные (для инвалидов) права с обидой и болью воспринято сотнями и тысячами инвалидов, рассматривается ими не только как акт бесправия, но и как акт циничной и бессмысленной несправедливости по отношению к ним.

Соответственно, удовлетворение настоящего Заявления будет воспринято нами (и другими инвалидами) не только как акт восстановления законности, но и как акт восстановления высшей Справедливости, что является конечной целью всякого правосудия.

5. Возражения на возможные контраргументы

В целях процессуальной экономии, считаем правильным в настоящем Заявлении указать аргументы, которые, возможно, будут выдвинуты в качестве возражений на него, а также изложить свою правовую позицию, согласно которой они являются необоснованными.

А. Так, процессуальными оппонентами может быть указано, что положения преамбулы и ч.2 ст. 153 Федерального Закона от 22.08.2004 г. № 122-ФЗ предполагают, по своему буквальному смыслу, сохранение того уровня социальных гарантий, который был установлен до 01 января 2005 г., в то время, как оспариваемый акт ухудшает положение лишь по сравнению с уровнем, установленным 12 апреля 2006 г., то есть после этой даты.

Считаем, что данный аргумент не может служить основанием для отклонения Заявления.

Обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации было установлено путем введения в Федеральный Закон № 181-ФЗ статьи 11.1 «Технические и иные средства реабилитации инвалидов», которое было осуществлено принятием Федерального Закона от 23.10.2003 № 132-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам реабилитации инвалидов», то есть до 01 января 2005 г.

Несмотря на то, что Правила реализации положений данной статьи были приняты лишь 31 декабря 2005 г., а Сроки, установившие конкретный уровень гарантий – 12 апреля 2006 г., в действительности обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации существовало и ранее. Однако практически оно регулировалось, видимо, инструктивными ведомственными внутренними неопубликованными актами, а также усмотрением сотрудников соответствующих органов, отличающимися в различных регионах.

Таким образом, установить соотношение обжалуемого Приказа и уровня гарантий, установленного до 01 января 2005 г. не представляется возможным. Предполагается, что органы медико-социальной экспертизы должны были, в силу положений ст. 11 Федерального Закона № 181-ФЗ, обеспечивать инвалида техническими средствами реабилитации в требуемом объеме полностью, что заведомо превышало уровень гарантий, установленных обжалуемым Приказом (и 30, и 90 памперсов в сутки – это заведомо ниже реальной потребности ребенка-инвалида. Один памперс на дневной, один на ночной сон и один на прогулку – то есть 90 памперсов в месяц, представляют из себя минимально возможное количество даже для обычного и здорового ребенка).

Также, считаем недопустимым такое толкование этих положений закона, которое ставило бы в неравное положение лиц, получающих социальную помощь на основании актов, изданных до и после 01 января 2005 г., так как в этом случае уровень гарантий первым не подлежит снижению, а уровень гарантий вторых – может быть снижен произвольно.

Б. Кроме того, может быть поставлен вопрос о том, что формулировка «одно изделие, впитывающие характеристики которого соответствуют объемам суточного диуреза», означает сохранение необходимого для инвалида уровня гарантий, так как в отличие от обычных памперсов такое изделие может быть использовано в течение суток.

Однако в действительности не существует изделий, впитывающие характеристики которых соответствуют объемам суточного диуреза хотя бы и годовалого, например, ребенка (даже у здорового ребенка он составляет примерно 600 мл), тем более – взрослого (до 3 литров).

Кроме того, значение имеет не впитывающая характеристика, а частота замены изделия, так как нахождение ребенка или взрослого в одном изделии в течение суток (!) не соответствует никаким медицинским нормам, независимо от его, изделий, впитывающих характеристик и неизбежно влечет как минимум к кожным заболеваниям.

Поскольку формулировка данного пункта Приказа не предполагает по буквальному смыслу предоставление нескольких изделий меньшей впитывающей способности вместо одного большей, данный довод не является обоснованным.

* * *

Согласно ч.1 ст. 251 ГПК РФ, гражданин, считающий, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. 251, 253 ГПК РФ,

Прошу:

1. Признать Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 7 мая 2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены» недействующим в части, признающей Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 апреля 2006 г. № 282 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены» утратившим силу (п. 2) со дня его издания.

2. Признать Сроки пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития России от 07.05.2007 г. № 321 недействующими в части, устанавливающей срок пользования абсорбирующим бельем, памперсами не более 24 часов на одно изделие (п. 23 Сроков) со дня их издания.

Приложение:

1) Копия настоящего заявления;

2) Копия справки об инвалидности;

3) Копия свидетельства о рождении;

4) Копия Карты индивидуальной программы реабилитации № … от … г.;

5) Копия Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации № 321 от 07.05.2007 г. «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».

«29» июня 2007 г. Б.

Приложение 3

В Верховный Суд Российской Федерации

Заявитель:

Бондаренко Олеся Валерьевна

в интересах несовершеннолетней

Юковой Полины Ивановны,

проживающей по адресу:

121059, г. Москва, Дорогомиловская Б. ул., д.1, кв. 10

Орган государственной власти, принявший оспариваемый нормативный правовой акт:

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации

127994, ГСП-4, г.Москва, Рахмановский пер.,3

Заявитель освобожден от подачи государственной пошлины на основании п.15 ч.1 ст. 333.36 НК РФ

Возражения

на отзыв Минздравсоцразвития

В производстве Верховного Суда РФ находится гражданское дело № ГКПИ07-852 по заявлению Бондаренко О.В. в интересах несовершеннолетней Юковой П.И. об оспаривании Приказа Минздравсоцразвития от 7 мая 2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».

Ознакомившись с отзывом Минздравсоцразвития от 12.09.2007 г. № 1831-12, считаем, что в нем отсутствуют доводы, которые могут послужить основанием для отказа в удовлетворении требований заявителя.

1. В своем отзыве Министерство указывает, что оспариваемый Приказ был принят в пределах компетенции Министерства. Однако это обстоятельство Заявителем не оспаривается, незаконность Приказа усматривается Заявителем не в нарушении порядка принятия или ведомственной компетенции, а в его содержании.

2. В своем отзыве Министерство указывает, что оспариваемый Приказ не нарушает ст. 55 Конституции и ст. 153 Федерального Закона № 122-ФЗ, так как этими нормативными актами «не установлены иные сроки пользования техническими средствами реабилитации». Однако Заявитель усматривает нарушение Приказом указанных норм вовсе не в нарушении каких-то установленных сроков (которые ими действительно не устанавливаются), а в умалении законных прав Заявителя и снижении ранее достигнутого уровня социальной защиты.

Факт умаления прав Заявитель усматривает в том, что оспариваемым Приказом право Заявителя на реабилитацию не только ограничено, но и фактически отменено, так как применение средств технической реабилитации в соответствии с установленными Приказом сроками не просто сокращает уровень социальной защиты, но делает реабилитацию невозможной (что подтверждается представленными заключениями специалистов). При этом под «умалением» в смысле ст. 55 Конституции следует, по нашему мнению, понимать именно такое уменьшение объема права, которое превращает его в «малость», то есть «Незначительное, небольшое количество; мелочь»2.

Факт снижения ранее достигнутого уровня социальной защиты Заявитель усматривает в уменьшении количества выдаваемых ежемесячно единиц абсорбирующего белья, по сравнению с ранее существовавшими нормами. Это обстоятельство Министерством не оспаривается.

Более подробно аргументация по указанным доводам приведена в первоначальном Заявлении.

3. В своем отзыве Министерство указывает, что действие ст. 153 Федерального Закона № 122-ФЗ по буквальному смыслу распространяется лишь на органы государственной власти субъектов федерации, но не на федеральные органы государственной власти, каковым является Министерство.

Действительно, буквальное содержание указанной нормы Закона таково. Однако Заявителем приведены ссылки на Определения Конституционного Суда РФ, который при толковании данной нормы исходил из того, что ст. 153 Закона не может рассматриваться как снявшая с Российской Федерации всю полноту ответственности за соблюдение надлежащего уровня социальной защищенности граждан, а кроме того счел необходимым обеспечить сохранение достигнутого уровня защиты прав и свобод и граждан, независимо от того, какими нормативными актами (федеральными, региональными) этот уровень регулируется.

При этом, согласно ст. 74 Федерального Конституционного Закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Согласно же статье 6 того же Закона, Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Кроме того, предложенное Министерством толкование указанной нормы фактически носит дискриминационный характер, так как разделяет всех граждан, нуждающихся в социальной защите, на две категории – тех граждан, чей уровень социальной защиты регламентируется нормативными актами субъекта федерации, и тех, чей уровень социальной защиты регламентируется федеральными нормативными актами. При этом поддержание на прежнем уровне социальных льгот для первой категории граждан гарантировано Законом, а уровень социальной защиты второй категории граждан может быть произвольно сколь угодно уменьшен нормативными актами федерального уровня.

Такое толкование Закона явно недопустимо, так как противоречит ст. 19 Конституции РФ, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от любых обстоятельств, в том числе и от его правового положения по отношению к нормативным актам различного уровня. Согласно ст. 15, Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

4. В своем отзыве Министерство указывает на соблюдение им правил подготовки и принятия оспариваемого Приказа, установленного Постановлением Правительства № 1009 от 13.08.2007 г. Данное обстоятельство Заявителем и не оспаривается. Следует отметить, что указанные правила требуют, в том числе, и изучения научной литературы. Однако, как следует из заключений специалистов, оспариваемый Приказ принят вопреки единодушному мнению специалистов и общепринятым научным представлениям по соответствующему вопросу.

5. В своем отзыве Министерство указывает, что оспариваемый Приказ не ухудшает положения инвалидов, в том числе Заявителя, так как абсорбирующее белье, согласно Приказу, должно соответствовать суточному объему диуреза.

Однако по данному вопросу Министерством проигнорированы доводы, приведенные в заключениях специалистов, а именно:

а) о необходимости смены подгузников при проведении гигиенических процедур;

б) о необходимости смены подгузников после каждого акта дефекации;

в) о недопустимости ношения переполненных подгузников в силу чрезмерной нагрузки на позвоночник;

и другие, которые свидетельствуют о невозможности использования одного подгузника большой впитываемости в течение дня, как альтернативы нескольким подгузникам меньшей впитываемости.

Следовательно, при предоставлении лишь одного изделия в сутки инвалиды ставятся перед необходимостью приобретать дополнительные подгузники за свой счет, то есть их социальная защищенность неизбежно ухудшается.

6. В своем отзыве Министерство указывает, что в продаже имеются подгузники марки «Моликар» 3 и 4 размеров со впитывающей способностью 2690 и 4120 мл. Однако даже оставляя в стороне вышеприведенные доводы о невозможности использования одного подгузника в течение суток независимо от впитывающих характеристик, а также на то, что производитель не дает рекомендаций на использование данных изделий в течении суток, следует отметить, что данные изделия предназначены для взрослых. Так, объем бедер для использования изделий «Моликар» 3 и 4 размера должен составлять 100-150 и 140-175 см. соответственно3. То есть данные изделия заведомо не подходят для детей.

7. В своем отзыве Министерство указывает, что оспариваемый Приказ не устанавливает режим использования памперсов. Действительно, режим использования того или иного средства технической реабилитации является вопросом не правовым, а специальным (медицинским, техническим). Однако нарушение прав усматривается в том, что применение на практике этого Приказа приводит к невозможности установить для конкретного инвалида такой режим использования подгузников, который бы обеспечивал его реабилитацию, без дополнительных материальных вложений со стороны инвалида. Государство же гарантирует инвалиду проведение комплекса оптимальных реабилитационных мероприятий за государственный счет.

8. В своем отзыве Министерство указывает, что оспариваемый Приказ имеет не медико-социальное, а социально-экономическое обоснование, то есть необходимость обеспечить реабилитацию инвалидов исходя из «конкретных и ограниченных средств федерального бюджета».

Считаем, что данный довод необоснован. Министерство, согласно Положению о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. № 321, является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере, в том числе, социальной защиты населения. Полномочиями по контролю за расходованием и сохранением средств федерального бюджета Министерство не наделено, указанные полномочия и функции переданы другим государственным органам (Минфину, Федеральному казначейству, Счетной палате).

В любом случае явно немотивированным выглядит аргумент о необходимости «защитить» «ограниченные» средства федерального бюджета именно за счет инвалидов (в первую очередь – детей-инвалидов). Даже если бы у государства возникла необходимость сократить расходы за счет уменьшения уровня социальной защиты, логичным бы представлялось произвести такое сокращение за счет более защищенных категорий (например, за счет социальных гарантий бывшим высшим государственным служащим).

На основании изложенного, просим заявленные требования удовлетворить.

«18» сентября 2007 г.

Представитель Бонаренко О.В. П.Ю. Кантор

Приложение 4

В отделение фонда социального страхования (название города, района, области)

От ______________,

Являющегося инвалидом ___ группы и

проживающего по адресу: (указать индекс и адрес)

Заявление

На основании СТ. 11 Федерального закона “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации” прошу компенсировать расходы, понесенные мной в рамках исполнения Индивидуальной программы реабилитации №___________, выданной БМСЭ №________

“__”________________200 г., в сумме ________руб. _______коп.

Рекомендованные мероприятия были осуществлены в (название организации или фамилия и инициалы независимого специалиста - реального исполнителя ИПР).

Приложения:

1. Копия карты ИПР.

2. Копии договоров об оказании услуг.

3. Копии квитанций (расписок) об оплате услуг

Дата

Подпись

Следует иметь в виду, что все что все оригиналы остаются у Вас.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.