Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Физкультура   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Снова «Дакар» – первый перелом позвоночника

Первые два этапа показали, что увеличилось число равных по силам конкурентов (примерно пятнадцать хорошо подготовленных экипажей против шести в предыдущие годы). Это говорит о повышении престижа ралли на грузовиках. «Наши машины потяжелее. Сегодня им будет потруднее» – таков был комментарий Якубова.
Кажется, ралли начинается. Сегодня наш день, несмотря на уловки соперников, пытавшихся порой некорректно обгонять по ходу. Поменяли кузов на первой машине (он развалился при «встрече» с валуном, неожиданно появившимся из тумана пыли). К приключениям можно отнести паровоз, приостановивший разогнавшийся было экипаж Кабирова (4 минуты долой).
«У де Роя суперподвеска. Хорошо идет. Ходом его не догнать. Надо думать головой» – это уже Чагин.
Но в итоге де Рой «завелся», вошел в азарт и… перевернулся. В «хлам» разбито около 20 джипов, причем обломки одного из них рассыпались в радиусе 100 метров. Машина Кабирова после второго трамплина всей массой рухнула в яму. В этот момент Андрей Мокеев получил, как выяснилось чуть позже, компрессионный перелом позвоночника, но смог доехать до бивуака без вызова вертолета медицинской помощи. Ребята осторожно извлекли Андрея из машины и доставили ко мне. После «Дакара» меня спрашивали, как же ему с компрессионным переломом позвоночника удалось не только доехать до бивуака, но и продолжать гонку (в той гонке экипаж Кабирова победил – 2005 год)?

Поздравления Ф. Кабирова на финише, 2005 г.

Поздравления Ф. Кабирова на финише, 2005 г.

Если бы в свое время Володя Чагин не решил меня прокатить на своем «монстре», сопроводив словами: «Побывай в нашей шкуре, доктор!», – я, наверное, не изобрел бы «дыхание для гонщиков», предотвращающее компрессионные удары в позвоночник и помогающее ехать даже со сломанным позвоночником…
Это было в Эмиратах, где проводился достаточно известный ралли-рейд. Гонщики расценивают его как обкатку перед «Дакаром». Те же дюны, та же жара, но всего неделю. Хотя в это время жара в Эмиратах покруче, чем жара в январе на «Дакаре».
Была пауза между этапами, во время которой я и получил предложение прокатиться. Ничего не подозревая, я взобрался в кабину. Володя проконтролировал ремни безопасности, лукаво усмехнулся и нажал на педали. Что было потом – вспоминаю не очень отчетливо. Мне казалось, что все мои внутренние органы переворачивались, перемешивались, как в миксере. Страшная вибрация на трамплинах пыталась вытряхнуть из тела взбитые всмятку органы, а мозг превратился, как мне казалось, в студень. Почему-то я понял, что такое бокс без защиты. В глазах стояла пелена слез, вытряхиваемых из слезных желез. Она мешала видеть дорогу, которой, впрочем, и не было. Мои руки онемели от напряжения, а пальцы намертво вцепились в ручку штурмана. Эта ручка интересна тем, что ее диаметр составляет 31 мм, не больше и не меньше – так же, как диаметр руля, чтобы кисти рук не уставали.
Я думаю, в тот момент не было такой силы, которая смогла бы разжать мои пальцы, вцепившиеся в эту ручку. «Пытка» мне показалась бесконечной, хотя проехали мы минут 15. Когда машина остановилась, я буквально вывалился из кабины и спросил Чагина: «Это что, вы вот так и ездите? Как же это возможно вытерпеть?!» «Привыкли», – ответил Володя.
Я долго отходил от этого аттракциона, вылил на голову два ведра холодной воды. Подумал и попросил его снова меня «прокатить». Он сначала отказывался, но я сказал: «Надо!» И мы снова поехали. Мне показалось, что Володя вел машину еще жестче, но я «включил» диафрагмальное дыхание…
После первой поездки я стал размышлять над причиной этой жуткой тряски и ударов в голову. Пригодилось понимание взаимосвязи кинематических рычагов мышц тела. То есть наш опорно-двигательный аппарат устроен таким образом, что одна мышечная группа переходит в другую, передавая амортизацию на мышцы, которые крепятся к костям. Кости, естественно, крепятся друг к другу в такой же последовательности. Например, таз переходит в поясницу, далее следуют грудной и шейный отделы позвоночника и, наконец, череп. Если меня прикрепили к креслу машины, то при касании земли колесами машины после трамплина удар приходится в таз. Далее эта ударная волна идет по позвоночнику, проникает в череп через большое затылочное отверстие и, отражаясь от черепной коробки, идет вниз, по позвоночнику. Далее вступает в силу закон осанки. Дело в том, что позвоночник любого человека имеет четыре изгиба: два кифоза (грудной и крестцовый) и два лордоза (шейный и поясничный) (см. фото 1).

Позвоночник человека

Фото 1. Позвоночник человека

Слабая часть – последний грудной и первые два поясничных позвонка, а также 4-й и 5-й шейные. У сутулых людей – 6-й и 7-й грудные.
Чуть позже я понял, почему у одних компрессионные переломы в первых поясничных, а у других в 6-м и 7-м грудных позвонках. При недостаточно плотном креплении к креслу ремнями безопасности (это типичная ошибка впервые попавших на ралли пилотов, как мне рассказывал потом Семен Семенович) ударная волна «останавливается» в этих позвонках, буквально разрушая их.
Меня Чагин прикрепил намертво к креслу и тем самым предотвратил травму позвоночника. Но я при второй своей поездке приоткрыл рот и стал делать выдох «Хаа» при ударе машины о землю. Ударная волна не доходила до черепа, так как я выпускал ее этим выдохом через открытый рот. Отражаться ей было не от чего. Правда, страшно устали мышцы живота. Эта и все последующие поездки прошли благополучно. В этот раз я получил колоссальное удовольствие, и очень долго находился под впечатлением от поездки. Чуть позже я имел возможность повторить поездку по полигону на грузовике, но с другими пилотами, однако то, как ведет машину Чагин, сложно воспроизвести! Во всяком случае, по моим ощущениям. Я вдруг понял, почему их называют пилотами. Скорость 150 км/ч, ты где-то там, вверху, а земля далеко внизу. После трамплина эта громада буквально летит. Чагин умудряется так рассчитать езду, что перелетаешь с трамплина на трамплин, и кажется, что колеса машины не касаются земли. А на виражах он еще и нажимает на педаль газа. Фантастика!
Так вот, поняв роль дыхания, я обучил этой технике пилотов. Конечно, не все внимательно слушали. Но когда случалась травма, мои рекомендации (по словам пилотов) мгновенно всплывали в памяти, и гонщики применяли их. Так те из них, кто получил травму позвоночника, смогли доехать до бивуака, а затем, после моих процедур, смогли продолжить и участие в гонке.
Ралли – это не только езда на машинах. Это еще и травмы. И с одной такой травмой, очень серьезной, я столкнулся уже в самом начале гонки.
Так закончился мой «туризм» на «Дакаре». Радоваться или огорчаться этому событию – я не знал. Но провидцем на этот раз оказался Семен Семенович. Он, видимо, предчувствовал неприятности, которые могли произойти с его командой. Вовремя нашел меня и пригласил.
Началась работа. Андрей Мокеев не мог стоять, сидеть. Только стоял на четвереньках. По поверхности спины разливался огромный синюшно-багровый отек, касаться которого было невозможно. Я стал пальпировать его тело, втирая в болезненные зоны специальный гель, осмотрел его спину, живот.
Ребята, свидетели этого осмотра, потом сравнили меня с автослесарем по телу. Чтобы хоть как-то уменьшить боль, вызванную компрессией мягких тканей, я пользовался холодными компрессами. Интересно, что в тот раз в машине не было льда. Морозильная камера была забита продуктами. Пришлось воспользоваться замороженными пельменями в пачках, которые я и вынужден был использовать вместо компресса и, по мере оттаивания, выбрасывать. Жаль, конечно. Пельмени, сделанные на заказ, – одно из любимых блюд команды. Как минимум две командные порции пельменей пришли в негодность.
С тех пор я говорю, что первый компрессионный перелом позвоночника на «Дакаре» вылечил с помощью пельменей.
Мои пальцы ощупывали позвонок за позвонком, а чтобы хоть как-то уменьшить боль, Андрей грыз полотенце. Постепенно мне удалось растащить блокированные спазмом мышцы, а чтобы пациент не съел полотенце, я периодически напоминал ему о необходимости диафрагмального выдоха.
Андрей обладает интересной реакцией на боль. Когда ему больно, он смеется. У свидетелей (их было много во время моей работы) от этого смеха мурашки шли по спине. Какая-то женщина-фотограф не выдержала и ушла.
У меня свое отношение к компрессионным переломам позвоночника, очень часто приводящим к инвалидной коляске. Не буду утомлять классификацией позвоночно-спинномозговой травмы. С моей точки зрения, и это многократно подтвердилось в последующих случаях, и не только на «Дакаре», главное при этой травме – своевременная адекватная помощь. Но я против иммобилизации. Чем раньше активизировать человека, тем лучше. Многие врачи после этого говорили мне, что не понимают того, что я делаю… Случай с Андреем Мокеевым – классический для понимания этой теории. В отличие от общепринятой врачебной тактики, в которой все внимание уделяется деформации и разрушению самих позвонков, я все внимание при компрессионных переломах позвоночника сосредотачиваю не на костях (позвонках), а на мышцах. Я считаю, опасна именно компрессия мышц вокруг сломанного или сломанных позвонков. Ведь в мышцах проходят нервно-сосудистые стволы, и компрессия этих отделов позвоночника нарушает и кровообращение, и иннервацию участков ниже перелома, что может привести и часто приводит к тому, что отключаются ноги. Наступает паралич. Если вовремя не запустить кровообращение в ногах, а это можно сделать, только активизируя все мышцы туловища, то нервы умрут окончательно. Как включить эти мышцы, зажатые компрессией, – мой секрет. Впрочем, я поделюсь им в конце книги. Если кому-то будет интересно. Но за других не отвечаю…
Устранив первичные спазмы мышц, мне удалось перевести Андрея в положение лежа на спине. Затем необходимо было заставить его самого работать, т. е. включить естественные дренажи тела – мышцы непораженных участков, которые, по сути, являются «насосами». Работая, они «качают» кровь по сосудам, проходящим в них, тем самым устраняя отеки в зонах поражения, а с ними – боль. Любая боль в теле – это отек, скрытый от глаз или явный.
А положение лежа на спине фактически является естественным корсетом для позвоночника, и нет необходимости заворачивать пострадавшего в иммобилизационный чехол. Позвонки же не вылетели, а «всего лишь» были раздавлены по оси. Тем более что пострадали всего лишь два позвонка! Страшно работать с таким пациентом? Согласен! Но повторяю! Вопрос в тот момент шел не о продолжении Андреем участия в ралли, а о спасении его от инвалидной коляски. В данном случае – цель оправдывает средства! Можно и поплакать, и поорать! Лишь бы ноги не отключились…
Таким образом позвоночник в исходном положении «лежа на спине» принял осевое, естественное для него положение. Используя правила «взаимодействия кинематических рычагов тела», я «включил» не пострадавшие мышцы Андрея. Это были мышцы шейного отдела и нижних конечностей. Сначала я начал очень осторожно двигать его ногами, напоминая каждое движение сопровождать выдохом, затем это стал делать сам Андрей. Постепенно включилась в работу вся спина…
Андрей сцепил руки за головой и медленно поднимал плечи, тем самым растягивая заднюю продольную связку, которая держит, как веревка бусы, все позвонки (см. приложение 2).
Движения становились более свободными, и я приступил к более сложным упражнениям – силовым. Для этого пригодились резиновые амортизаторы, специальная манжета с кольцом, которые всегда находятся в моей дорожной сумке (рис. 2, 3). Андрей выполнил программу обезболивающих упражнений – ходьба на четвереньках, полумостик, отжимания от пола на руках (см. приложение 2). Эти упражнения вернули ему уверенность, он воспрянул духом, встал и по моему совету пошел спать.
Утром он сел в машину…
Рекомендованные мной процедуры Андрей выполнял после каждого этапа, и с каждым разом лечение выглядело все более гуманным, а движения позвоночника – более свободными.

Тяга руками резиновых амортизаторов

Тяга руками резиновых амортизаторов

Рис. 2. Тяга руками резиновых амортизаторов

На финише ралли, увидев его, бодро спрыгнувшего из кабины на землю (около 2 метров), я дрогнувшим голосом (все-таки я бы не рекомендовал совершать такие прыжки после свежего перелома позвоночника) спросил: «Как дела?» Он довольно потянулся на траве и поднял вверх большой палец. Он победил Болезнь и помог победить экипажу в «Дакаре». Я… выпил на радостях. Уже было можно.

Сгибание ноги в коленном суставе

Сгибание ноги в коленном суставе

Рис. 3. Сгибание ноги в коленном суставе

Чуть позже на МРТ выяснилось, что позвоночник в месте перелома консолидировался (фрагменты его срослись), хотя и остался деформированным, что было видно на снимке. Андрей, занявшись уже после «Дакара» реабилитацией по моей программе, забыл про него. А ведь в тот момент экипаж могли снять с ралли. Чуть позже выяснилось, что именно это «преодоление» помогло одержать победу на «Дакаре» экипажу Кабирова.

Мардеев Ильгизар в Центре реабилитации

Мардеев Ильгизар в Центре реабилитации

С тех пор все члены команды «КамАЗ-Мастер» почти беспрекословно стали выполнять мои рекомендации не только перед «Дакаром», но и в течение всего периода подготовки – от «Дакара» до «Дакара». Эта наша совместная деятельность стала обязательной и настолько эффективной, что у меня родилось высказывание: «Команда «инвалидов» победила весь мир в самом страшном ралли-рейде». Дело в том, что за время нашей дружбы с командой 6 пилотов из 9 перенесли компрессионные переломы позвоночника разной степени сложности. А ведь каждый перелом позвоночника мог бы привести к обретению второй группы инвалидности! Но костылей, инвалидных колясок и групп удалось избежать – опять же благодаря выполнению этих правил выхода из травмы.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.