Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Очаг

После очередного переезда наша новая квартира оказалась далеко от школы и я стала посещать "очаг" - группу, где школьники остаются на весь день. Все девочки здесь были старше меня, в их обязанности входило помогать на кухне, заниматься с младшими школьницами.

Обеды в школу доставлялись из специальной кухни, а мы должны были чистить салат, готовить соус, разогревать или поджаривать мясо. Иногда мы приготовляли что-нибудь на десерт. Я охотно оставалась в "Очаге", так как мы все делали вместе, так было легче решать свои проблемы. У меня вдруг появилось много братьев и сестер, о чем я всегда мечтала. Кроме того, у нас была чудесная воспитательница: великодушная, полная любви и покоряющая очень благоразумной строгостью. Часто в конце недели или вечерами она что-нибудь с нами предпринимала.

Однажды она повезла нас за город на целых два дня. Одна из суббот была у нас свободная, так как устраивалась большая учительская конференция. В пятницу вечером упаковали мы наши узелки, все школьные принадлежности и уехали. Название станции, на которой мы вышли из поезда, я забыла. Во всяком случае, от станции мы шли пешком, самое малое, полчаса. Это было совсем не так просто. Помимо своих собственных поклаж и школьных вещей, мы тащили еще и пищу для двенадцати персон на два дня, что было немало. Наконец, мы увидели молодежную туристскую базу. Снаружи она выглядела как старая блочная хижина. Внутри она была немного отремонтирована. Несмотря на это, водопровод был замерзшим. И только когда мы растопили удивительно красивую кафельную печь в маленькой уютной столовой, из крана потекла вода.

Спальные помещения были ужасно холодными. Вокруг лежали несколько матрасов с сеном и тонких одеял. Это было все. Очень скоро мы покинули эти неуютные помещения, чтобы собраться в столовой вокруг печи. Уже для того, чтобы похлопотать вокруг нее, иначе нечего было бы есть! С необычайным усердием исполняли мы наши обязанности: чистили салат, накрывали столы, варили, на ходу обмывая использованную посуду. Зато уж и меню было роскошным - спагетти с хорошим томатным соусом и салатом. Томатный соус был действительно особенным. Едва мы взяли его в рот, как все сразу закричали: "Кто так наперчил это,.. жжет как огонь,.. воды,.. воды...!"

Постепенно наши рты притерпелись к острой пище и от нее разлилось по телу приятное тепло. Это было очень кстати, ведь мы все еще находились в холоде. После обеда мы трудились, как прилежные пчелки, и очень быстро кухня снова была приведена в порядок. Между тем, на ближайшей церковной башне пробило девять часов и, к нашей огромной радости, нам сказали, что мы можем совершить ночную прогулку. Быстро запаковали мы себя так тепло, как только было можно, и веселой, шумной толпой высыпали на улицу. Ночь была прекрасной. Как в сказке, или так, как когда-то звезда Вифлеема указывала дорогу Марии и Иосифу, вела нас луна. Звезды сверкали одна ярче другой, как если бы сам господь Бог их вызвал на соревнование.

Влюбленные гуляли несколько в стороне. Мне становилось плохо, когда я туда смотрела, я получала маленький укол в сердце и в желудок. Видя счастливые парочки, я ощущала в себе почти невыносимую пустоту, как будто я долгими днями постилась. Именно в это время я очень страдала от того, что моя большая любовь, мой принц, ничего не хотел больше обо мне знать. Эта печаль точила мое сердце, как червь.

Мы сбились в небольшие стайки и брели по зимней дороге, как пилигримы. Где и что было тогда нашей целью? Сияющая луна и мерцающие звезды освещали нам путь. Никто его не знал, никто им раньше не ходил. Целиком погрузившись в размышления, мы не чувствовали холода, хотя при дыхании капельки на носу почти замерзали. Я их совсем не ощущала. Вдруг я услышала, как меня окликнули: "Нина, ты куда пошла?" Обернувшись, я увидела, что удалилась на приличное расстояние. Все занимались поиском дров, чтобы разжечь костер. Еще погруженная в свои грезы, присоединилась я снова к моей группе. Наконец, наш костер разгорелся. Его тепло было великолепным. Кто-то запел первую песню, другие подхватили. У каждого была любимая песня, которую хотелось спеть.

Пристально, как зачарованная, смотрела я на танцующее пламя, и в нем рождались воспоминания, которые казались забытыми. Явившись вновь, они все во мне всколыхнули. Я почувствовала судорожный ком в горле и не смогла его преодолеть. По моему лицу, как два маленьких ручейка, побежали слезы. И если я отворачивала лицо от костра, они сразу застывали на щеках. Я наклонилась ближе к огню...

- Сгоришь, - вдруг услышала я чей-то шепот и ощутила на своем плече крепкую руку.

Объединенными усилиями подтаскивали мы к огню деревья, и мне было приятно прутик за прутиком, ветку за веткой класть торжественно в пылающее пламя. Я чувствовала себя все легче. Мои ноги больше не казались мне свинцовыми, дыхание снова стало легким. Тихонько присматривались мы друг к другу. При внимательном взгляде в сиянии огня на некоторых лицах можно было рассмотреть слезы, которые украдкой вытирались. Я тоже стеснялась своих слез.

Постепенно костер иссяк, и мы молча отправились в обратный путь. Все сбились в кучу, шли в обнимку, стараясь удержать накопленное тепло.

Что значат слова против нежных прикосновений! Узы, которые связывали нас, казались нам еще крепче - у всех была похожая судьба: или имелся только один родитель, или вообще ни одного, или оба - отец и мать - должны были работать.

Как всегда, путь домой показался нам короче. Усталые и промерзшие, проскользнули мы быстро под тонкие шерстяные одеяла. Никто не хотел раздеваться, так и заснули мы в наших толстых пуловерах, но прежде так тесно сдвинули матрацы, что между ними не могла бы поместиться даже блоха.

Однако, мой сон был недолгим: я проснулась от зуда во всем теле. Вдруг меня охватил приступ чихания, глаза опухли, из носа текло, я едва успевала его вытирать. Наконец, моя подруга привела воспитательницу. Она сразу поняла, что это аллергия на сено. Несколько минут спустя я лежала на обычном матраце и принимала капли против сенного насморка. Получив облегчение, я снова уснула и мои встревоженные подружки вернулись на свои места.

Весь следующий день мы провели в хлопотах -готовили пищу, ели, делали домашние задания, читали, дискутировали и играли. Ночью мы повторили нашу лунную прогулку. Было все еще холодно, и снова также светили звезды и также снова нас приветствовала луна. Прогулка была прелестной и на этот раз без приключений. Хотя я бы с удовольствием еще раз прожила все ощущения прошлой ночи.

В воскресенье мы должны были все быстро упаковать и отправляться домой. В вагоне мы поговорили еще немного о проведенных так полезно и интересно днях, но вскоре погрузились в тихую грусть. Снова начинались будни, и каждый из нас должен был сам с собой внутренне разобраться. К счастью, мы могли еще друг с другом встретиться в Очаге.

Однажды наша воспитательница сообщила, что скоро к нам в Очаг придет новый работник, чтобы ее немного освободить. В ближайший понедельник он приступил к работе. Но, к сожалению, это никого не обрадовало. Хотя поначалу он нам даже нравился, но уже через несколько дней стал нас только раздражать. Он все знал, ему все хотелось изменить... Он привык работать с маленькими детьми и с нами обращался точно также - гладил нас, давал нам подзатыльники, если мы качались на ножках стула, впрочем, и выбор слов его оставлял желать лучшего. Короче, мы его не выносили, или мы не выносили друг друга обоюдно. Он снова был отправлен к маленьким детям, и к нам вернулся прежний мир. Что интересно, мы посещали его иногда на его рабочем месте. Часто нам разрешалось с ним и его питомцами ужинать, и он показывал нам все поделки, которые как раз были в работе. Иногда он со своей группой показывал нам кукольный театр. Так, на дистанции, мы понимали друг друга очень хорошо.

Однажды поздним летом мы узнали, что предстоит юбилейный праздник трудового общества и мы избраны давать представление. Недолго думая, мы решили сочинить сказку и сыграть ее. Много свободного послеобеденного времени было пожертвовано на сочинительство и репетиции. Но я часто пропускала эти занятия. Собственно, теперь я и сама не знаю почему. Просто как-то это меня не привлекало. А тут еще и мои собственные трудности. Я была с шестью другими девочками одной из снежинок, и мы должны были разучивать танец. Так как я на репетициях часто отсутствовала, танцевала я на этом важном представлении очень неточно. По праву мои друзья на меня сердились. Это был мой первый выход на сцену. Впоследствии я очень досадовала на себя - почему так много репетиций я пропустила? Насколько безупречно другие знали свои роли, теперь я этого не припомню. Аплодисменты, тем не менее, мы заработали.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.