Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Бизнес

Мне всегда нравились энергичные люди. Те, которым было не так важно, что они будут делать для осуществления цели. И те, которые просто знали, что делать завтра. Потому, что если даже на следующий день случалось наводнение, от своих планов они не отказывались, видимо графа «форс-мажор», которую часто прописывают в договорах, их мало волновала.

Эталоном мужества для меня всегда был и будет Маресьев. В марте 1942-го его самолёт был подбит в бою, и, тяжело раненный, он совершил посадку на вражеской территории. 18 суток Маресьев ползком пробирался к линии фронта. И после ампутации голеней обеих ног он не сдался, а освоил протезы и по личной просьбе был направлен в июне 1943-го в 63-й гвардейский истребительный авиационный полк. В воздушных боях сбил ещё 7 вражеских самолётов. Подвиг Маресьева описан в книге Б. Полевого "Повесть о настоящем человеке" (в книге его фамилия звучит как Мересьев).

Юность Джека Лондона пришлась на время экономической депрессии и безработицы, материальное положение семьи в те годы становилось все более шатким. К двадцати трем годам он сменил множество занятий, арестовывался за бродяжничество и выступления на социалистических митингах, был старателем на Аляске во время «золотой лихорадки». Усвоив взгляды К. Маркса, Г. Спенсера и Ф. Ницше, Лондон разработал собственную философию. Будучи социалистом, он решил, что при капитализме легче всего заработать деньги писательским трудом и, начав с коротких рассказов в «Овер-ленд мансли», вскоре завоевал литературный рынок восточного побережья рассказами о приключениях на Аляске. Писатель-борец, новатор темы и формы, Лондон много сделал для утверждения реалистических традиций в современной американской литературе. Один из зачинателей пролетарской литературы на Западе, Лондон завоевал всемирное признание, а его книги переведены на многие языки. И всего этого он добился сам.

Еще один человек, которому можно поставить памятник, это Ли Луэ. Мяо (хмонг) по национальности, он возглавлял небольшую группу специальноподготовленных пилотов-хмонгов, использовавших самолёты ВВС Лаоса, но не подчинявшихся этой структуре. Они базировались в Лонг-Тиенге, где располагалась штаб-квартира главнокомандующего силами хмонгов генерала Ванг Пао. Отсюда Ли Луэ совершал вылеты на лёгком поршневом штурмовике T-28 против позиций вооружённых сил Северного Вьетнама и Патет-Лао. Работавшие здесь же американские воздушные авианаводчики отзывались о Ли Луэ как о лучшем боевом пилоте, которого они когда-либо встречали. Ли Луэ совершал до 10 вылетов в день, и продолжал летать, несмотря на переутомление и болезни. Его девизом было «летай, пока не умрёшь», и он следовал своему девизу до конца: 12 июля 1969 года Ли Луэ был сбит в очередном вылете и погиб. Посмертно майору Ли Луэ было присвоено звание подполковника. За свою лётную карьеру он совершил более 5000 боевых вылетов, установив тем самым абсолютный мировой рекорд, и вдвое превзойдя достижение знаменитого немецкого лётчика Ганса-Ульриха Руделя.

Истории этих людей вдохновляют потомков на поиски себя, на стремление к цели, и меня они также воодушевили не сдаваться и продолжать работу над собой.

Первым делом после того, как я почувствовал в себе желание начинать зарабатывать, я попросил маму найти мне газету в которой печатают объявления. Я читал ее снова и снова и наткнулся на объявление о продаже контейнера. Где-то я уже читал про контейнер... А, вот! «Куплю контейнер». Получается один продает, а другой покупает. Я уже мог крепко держать предметы, потому позвонил немедленно. На этой сделке я заработал немного, -просто купил (пришлось занять денег), а мое врожденное умение говорить с людьми позволило мне продать только что приобретенное имущество чуть дороже. Как я радовался этим первым деньгам! Ведь их заработал я - Артем Моисеенко, инвалид-колясочник, который совсем недавно чуть было не умер.

Так, я начал сводить людей через покупку - продажу. Очень часто приходилось покупать гаражи, контейнеры, и здесь ко мне пришла идея перед продажей приводить их в человеческий вид. Мы покупали старый контейнер, затем приезжал сварщик, варил его, а после этого приходили на помощь друзья: то они, а то и сестра красили контейнеры и готовили их к продаже. Я не жадничал и, насколько мог, благодарил друзей деньгами и подарками. Конечно, не всегда они принимали их, считая помощь мне чем-то вроде благородства или поддержки; но я считаю так, если они помогают мне, и у меня

есть возможность (все же я на этом деньги зарабатывал), то я помогу им.

Когда контейнер был готов к продаже, а клиент был готов его купить, вставал вопрос доставки. Естественно, никакого крана у нас и в помине не было, потому и приглашался крановщик со своей техникой. Крановщик, как и любой строитель, не хотел делать все, получив оплату только за одно. Потому либо плати, либо делай сам. И тогда моя сестренка, маленькая тогда еще четырнадцатилетняя девчонка, залезала на контейнер и цепляла его за крюк крана.

Она просто поражала меня не только своим рвением помочь, но и тем, с какой важностью и ответственностью она действовала. Судите сами, мы приезжали на такси в порт, где стоял наш контейнер, я оставался в машине, а она шла на встречу с клиентом. Дальше, ловко маневрируя по уголкам порта, она отыскивала контейнер и, после одобрения клиента, деловито строила рабочих, управляя отгрузкой. В самом начале никому в порту это не нравилось. А кому понравится, когда в дела взрослых сует нос школьница? Но, внимательно приглядевшись к тому, с какой легкостью она общается с людьми, и как она экономит свое и чужое время, ее зауважали. Я просто гордился ей.

Однажды. я ее спросил: «Ольга, а почему ты мне помогаешь? Я понимаю, что я твой брат, и так надо, но ты ведь это делаешь не поэтому, я же вижу, ты это делаешь по каким-то другим причинам». Она внимательно посмотрела на меня и сказала: «просто потому, что я тебя люблю». Мне стало ужасно стыдно, что я не разглядел этого, что думал о чем-то другом. Я никогда не забуду ее взгляд в тот момент, она смотрела на меня сверху вниз, а на мой вопрос ответила так, как отвечают ребенку, задающему глупые вопросы.

Ольга всегда оберегала меня от плохого. Казалось бы, я старший брат, и эта участь уготована мне, но... Так сложилась судьба, что я попал в аварию, и с этого момента, сестра всегда была со мной. В периоды гнева она была похожа на пантеру, готовую вцепиться в горло человеку, который просто посмотрел на меня как-то не так. Я всегда буду благодарен матери и отцу за то, что у меня есть сестра.

Мы работали с сестрой каждый день. И как бы она ни старалась все делать сама, а меня оставить просто у руля, были сделки, на которых мне обязательно надо было присутствовать. Мы заказывали такси к подъезду, а сестра и ее подруги по очереди брали меня под руки и выносили к машине. Скажу вам, сделать это было непросто, потому что вес у меня немаленький.

Все эти поездки давались мне нелегко. Вечером, уже дома, я смотрел на себя и ужасался. День, проведенный сидя в машине, приводил к тому, что на мягком месте появлялись кровоточащие язвочки, а в дополнение к ним начал зудеть таз. Ночью я снова кричал во сне.

Было принято решение отдать бразды правления «контейнерным бизнесом» сестре, сам же я начал искать другие варианты, которые позволят заниматься бизнесом дома. Потом, через десять лет, я понял, что делал все правильно. Я пробовал расширять сферы деятельности, и если что-то одно не получалось, то обязательно удавалось другое. А тогда я снова обратился к газете бесплатных объявлений, но сместил центр внимания в сторону услуг. Строительство в городе шло с огромным успехом, но я даже не мог представить, как войти в этот бизнес. Но, внимательно анализируя объявления в газете, я понял, что есть спрос на отделочные работы. Сам я отделкой заниматься не мог, сестра с головой погрузилась в перепродажу контейнеров и гаражей, а мать вообще боялась принимать участие в этих делах, - она давно работала в детском саду, и перемена профессии казалась ей чем-то немыслимым.

На глаза мне вдруг попалось объявление, в котором говорилось, что некая бригада произведет все виды строительно-отделочных работ с выездом на объект. Я позвонил им, познакомился и объяснил, что буду искать им клиентов, но удерживать за поиск небольшой процент. Они были не против.

Мать помогала мне дома. Мы брали ватман, расчерчивали на нем графы, и получалась своеобразная неделя, которую мы заполняли планами и звонками. На другом же ватмане красовался список телефонов нужных мне людей. Таким образом, у меня был некий кабинет, не выходя из которого, я решал все вопросы.

Звонков я делал настолько много, что с непривычки затекали руки. Прерывался только на еду и туалет. И если употребление пищи не напрягало, то потребности другого характера просто раздражали. Тогда еще я не научился контролировать процесс мочеиспускания, и потому все это меня выводило из терпения, а энергия, пусть и отрицательная, в любом случае сильна по своей сути. И тогда я догадался сделать в кровати прорезь и, лежа на животе, я мог удовлетворять свои потребности, не покидая рабочего места. Более того, больным с проблемами спинного мозга рекомендуется лежать именно на животе. Позже я запатентовал это изобретение. Забавно то, что технология простая, а никто не додумался применять ее. Во всяком случае борьбы за патент не было.

* * *

Бизнес шел в гору. Заявок было все больше, график работ становился все насыщеннее, и людей приходилось записывать аж на несколько недель вперед. Многих это не устраивало. Они звонили, ругались, и больше всех доставалось именно мне, потому что я для них был неким прорабом.

Нужно было искать вторую бригаду, потому как эта уже ничего не успевала. А зачем искать бригаду, когда можно ее создать? Полистав снова ставшую волшебной газету, я тщательно выписал объявления, где люди предлагали себя в качестве маляров, штукатуров, сантехников и прочих строительнохозяйственных ролях. Получилась картотека. А затем и бригада. Работников у меня было много, так что с заказами мы справлялись. Да и если вдруг кто заболевал или уходил в загул, всегда была замена. Впрочем, с нерадивыми

работниками я быстро прощался.

Работать на прежних условиях я больше не мог. Долго сопротивляясь, в конце концов, мать согласилась оформить фирму на себя.

В том же доме, где и жили, мы сняли полуподвальное помещение. Сделали небольшой ремонт, и у нас уже получился офис, в который можно было приглашать клиентов. Когда мать говорила о том, что она «всю жизнь работала в детском саду, и какой же из нее может получиться предприниматель», она явно сгущала краски. Потому как в работу она вклинилась так же четко и ответственно, как сестра, которая к тому времени, уже раскрутила бизнес так, что мы смогли купить домой кое-какую бытовую технику, сделать небольшой ремонт и питаться нормально. Как все-таки было приятно кушать продукты, на которые мы заработали всей семьей.

Первой заявкой нашей новой фирмы была укладка кафеля, и мы с ней справились. Все делалось тогда быстро и просто. Компьютера пока не было, договоры писались от руки, а единственным преимуществом было наличие шести телефонных линий, которые я провел, когда одной стало не хватать. Все-таки изначально все наши дела решались по телефону, а одна линия, которая стояла у нас дома, уже через месяц просто не справлялась с количеством входящих и исходящих звонков.

Вскоре наша фирма стала такой крупной, что приглашать серьезных клиентов в маленький офис было просто несолидно. Тогда мать нашла еще одно помещение, и к ремонту в нем в этот раз мы подошли даже более чем ответственно. Перестройка помещения, вывоз земли, чтобы увеличить высоту, отделка: на все это ушло полтора года. Результаты впечатляли: люди, приходившие в новый офис, просто открывали рты. Великолепие его отделки было лучшим примером наших возможностей.

Из первого помещения мы сделали магазин для продажи аудио и видео продукции, но дело не пошло, и его решили закрыть. Как я уже говорил, получается не все, но если не пробовать развиваться, то ничего хорошего из бизнеса не выйдет. И самое главное, держать все свои идеи в голове и не рассказывать их никому, потому что хорошие мысли часто присваивают. Не всегда, правда, могут их реализовать, потому что для автора это итог долгих раздумий и подсчетов, а для вора это просто идея.

И, следуя своим правилам, я никому не рассказывал, чем я занимаюсь, и кто я такой. По телефону представлялся исключительно как секретарь мамы, Веры Захаровны, - не хотел привлекать к себе лишнего внимания. Мне не нужна была слава, мне всего лишь хотелось достойно жить вместе с моими мамой и сестрой, и, наконец, съездить в Москву - посетить известные реабилитационные центры. Но бизнес настолько затягивал, что на тренировки по йоге и упражнения, о которых вычитал в книгах, не оставалось времени.

Все, конечно, шло хорошо и гладко, но иногда случались и проблемные ситуации. Порой заказчики оказывались просто нечестными людьми. Они покупали контейнер, а следом приезжали бандиты и эти деньги отнимали. А что я мог сделать, с другой стороны? Инвалид, у которого даже руки толком не работают. Такие ситуации, конечно, случались не часто, но место имели. Со временем я начал видеть тех, кому можно доверять и тех, кого нужно проверять. Все эти события закалили меня, и я научился предотвращать такие ситуации разными способами, и постепенно сократил их возникновение до минимума. Без борьбы нет и победы.

Мы наступали по всем направлениям. Стройматериалы закупали в крупных строительных магазинах, и мама успела познакомиться в них со всеми. Отсюда - хорошие скидки, доставка и много других приятных возможностей. Когда клиенты заказывали у нас определенную работу, мы сразу предлагали стройматериалы: и дешевле, и все сразу, и ездить за ними не надо - рабочие сами привезут их на место. Стоит ли говорить, что клиентов это избавляло от лишней головной боли, потому они, не раздумывая, соглашались. А мы обретали друзей, которые нас рекомендовали своим родственникам и знакомым.

Мать с головой ушла в строительство, сестра продолжала заниматься куплей-продажей, не забывая при этом помогать и мне, и матери. А я снова встал на распутье и решил попробовать что-нибудь еще.

Машины у меня пока своей не было, все деньги вкладывались в развитие бизнеса. И ездил я еще на такси, расходы на которое были внушительными. В городе тогда было всего три фирмы такси, и этого явно не хватало, чтобы удовлетворить потребность населения, готового платить деньги за комфорт. Так появилась фирма «Такси-сервис», мое новое предприятие, которое я холил и лелеял, воспитывая действительно хорошую и надежную службу. И «ребенок» оправдал все ожидания, ведь именно на нем я заработал деньги на свою первую спецтехнику - грузовик с краном. Забегая вперед, скажу, что все эти направления бизнеса существуют до сих пор, со временем только увеличивая свои мощи и трансформируясь в ритме современной жизни. У строительной фирмы теперь полный автопарк спецтехники, с помощью которой мы уже строим небольшие объекты.

* * *

Мне всегда нравилось Японское море, зеленые просторы Владивостока, свежий воздух. Когда я лежал дома, я часто мечтал о том, как мы будем выезжать с друзьями на природу, на рыбалку. Я даже обещал им, что когда-нибудь покатаю их на катере. И хотя я говорил об этом, сам я верил в это слабо. Друзья все же иногда выбирались порыбачить и, конечно, звали меня с собой. Но я отказывался, ссылаясь либо на занятость, либо на плохое самочувствие, а на самом деле я стеснялся. Если я и принимал приглашение, то ездил с ними без коляски, которая мне никогда не нравилась, а там сидел в качалке или лежал на пляже, делая все для того, чтобы со стороны никто даже не смог заподозрить меня в инвалидности. Мне сейчас даже смешно, что я переживал по этому поводу. Ведь тогда я не понимал, что жизнь мне дает шанс переосмыслить все свои ценности, отсеять лишнее и суметь овладеть не только своим телом, но и духом.

Со временем я купил себе машину. Потом еще одну, а потом и третью. Все эти машины были большими и удобными. Изначально для меня важно было приезжать на бизнес-встречи не на такси, а на своей машине. А помимо этого я еще и планировал выезды на природу с комфортом, на внедорожнике, внутри которого есть кондиционер и приятная музыка.

За машинами пришел черед покупки катера. Я давно мечтал о нем, и, наконец, смог позволить себе покупку этой замечательной техники. Теперь вместе с друзьями мы большой компанией отправлялись на залив Петра Великого.

Залив Петра Великого - самый большой и живописный залив Японского моря. Изрезанные многочисленными бухтами берега залива Петра Великого протянулись от устья реки Туманная на западе до мыса Поворотный на востоке. Протяженность береговой линии залива, включая острова, около 1700 км. В его пределах имеется множество островов и отдельных выступающих из воды скал (кекуров). Самый крупный полуостров залива - Муравьева-Амурского - делит акваторию залива Петра Великого на две большие части - Амурский и Уссурийский заливы. В залив впадает несколько крупных рек (Туманная, Раздольная) и много мелких речек и ручьев. Устьевые части многих рек в недавнем геологическом прошлом были затоплены морем, в результате чего здесь образовалось несколько заливов второго порядка -Амурский, Уссурийский, Восток, Америка. Вероятно, такое же происхождение имеет и залива Посьета.

Обычно мы двигались вдоль берега от юго-западной границы залива Петра Великого на северо-восток к Владивостоку, а затем на юго-восток в сторону Находки. Перед нашими глазами мелькали самые разнообразные картины: заболоченные выровненные пространства с лагунами и реликтовыми озерами, скалистые мысы, песчаные пляжи, многочисленные острова, косы и пересыпи.

Вся эта красота завораживала и околдовывала одновременно. Однажды мы настолько залюбовались этим великолепием, что даже заплыли не туда. Навстречу нам выплыл катер, на палубе которого стоял человек. Мы подумали, что он продает рыбу, и поехали за ним. Дело было под утро, так что темнота вокруг препятствовала достаточному обзору. Торговец показал мне бухту, в которую стоило заплыть и причалить к пирсу. Вдруг я почувствовал что-то неладное и отказался выполнять указанный маневр. Человек достал «корочки», и оказался вовсе не торговцем, а сотрудником рыбнадзора. Таким образом, он загонял нас в сети, думая, что мы способствуем развитию браконьерства и специально заплыли в запретную зону. Посоветовав внимательно смотреть на карты, он проводил нас до границы этой самой зоны и ушел обратно в заводь.

Еще много смешных и интересных историй происходило с нами, однако не одним отдыхом были заняты мои мысли.

Я прекрасно помнил, что увидел, посещая «Сад - город»: ужасная разруха, недостаток внимания и колясок для больных. Все это меня по-прежнему тревожило и беспокоило. Еще когда я ездил по больницам, чтобы подлечиться, меня ужасал не только внешний вид мест, где находились больные, но и отношение врачей к пациентам. Безусловно, некоторым там платят копейки, но их же не заставляли идти работать врачами. Я много раз ругался с ними, и меня поражала их халатность и наплевательское отношение к проблемам больных. И никто не хотел вкладывать в больницы деньги, чтобы на эти вложения пригласить достойных специалистов, сделать ремонт. С развитием бизнеса денег на жизнь стало достаточно, и я начал помогать центру сам. Купил колясок, решил вопросы с ремонтом, но, к сожалению, как это часто бывает, «получилось как всегда». Главный врач центра решил, что Артем Моисеенко хочет подмять под себя «Сад-город», и всяческими способами стал бороться с моими добрыми делами. Я не сдался. Не получилось с этой больницей - построим свою. Пришлось обратиться к администрации города, чтобы они помогли мне построить свой реабилитационный центр на берегу моря. Пообещали оказать содействие, но в итоге дело так и не сдвинулось.

Помогая другим, я практически перестал заниматься собой. А мне ведь тоже требовалась внимание. Сестра и мать так уставали на работе, что приходили просто «без ног». Я даже шутил тогда, что в эти моменты они меня понимают больше всего. С утра они уезжали в офис, на объекты, на сделки, а я оставался один. После травмы уже прошло три года, но мне все равно еще нужна была помощь. Тогда я в который раз взял газету в руки и начал искать тех, кто смог бы помогать мне по дому и в других вопросах. Желающих было много, так что получился даже своеобразный кастинг. С одними я расставался через три дня, с другими мы сотрудничали дольше; все эти люди словно проскальзывали мимо меня, и я не запоминал ни лиц, ни имен. Хотя одного человека я хорошо помню до сих пор.

Ко мне приехала самая обычная девушка, из категории тех, кого встретишь на улице и даже не обратишь внимания. Наше собеседование началось в обычном ключе: как зовут, где училась, где работала. Однако, вскоре разговор свернул в другое русло. Вопрос за вопросом, и она уже рассказывала мне о своих бедах и горестях, да так чувственно, словно давно хотела излить душу.

Я выслушал ее, не перебивая, а потом не сдержался:

- Если ты такая «нюня» - езжай домой. Я не жестокий, ты сама этого хочешь. Весь твой мир состоит из проблем, которые надо решать, но ты их не решаешь и относишься к этому не как к возможности развития, а как к тяжелой борьбе. Если ты всего боишься - спрячься. Но сколько ты так будешь сидеть? Сколько? - я выдохнул, взял паузу, а затем продолжил, - Посмотри на себя. Вот - на стене зеркало. Что ты видишь? Скорее всего, перед тобой серое, заплаканное лицо, с кругами под глазами и с тоской в глазах. А теперь посмотри на себя не так. Ты же красивая! Разве ты не видишь? Как ты сможешь заботиться обо мне, любить меня, если ты даже саму себя не любишь?

Она разревелась и начала задавать мне вопросы. Я посоветовал ей читать книги, заниматься аутотренингом и вообще обратить на себя внимание, -посмотреть на свой облик со стороны.

Через два месяца в дверь нашей квартиры позвонили. На пороге стояла красивая эффектная дама с корзиной фруктов. Я не сразу узнал ее, подумал, что человек ошибся дверью. Но это была она. Та самая девушка, которая хотела быть моей помощницей. Оказалось, что я так сильно подтолкнул ее по жизни, что она всерьез обратила на себя внимание. А повторный свой приезд объяснила тем, что хочет отблагодарить меня. Я хотел было отказаться, но потом передумал. Благие дела людей должны быть приняты и вознаграждены вниманием. Если она это делает от всего сердца, так почему же мне не открыть ей навстречу свое?

Многие люди впоследствии говорили, что общение со мной заряжает их какой-то волшебной силой, которая толкает их на решительные поступки, о которых они давно мечтали. Что им мешало раньше - непонятно, чего они ждали - не ясно.

Невидимая колесница времени летела вперед, поглощая дни, недели и месяцы. Пока я помогал людям и занимался бизнесом, время не делало перерывов на обед, а лишь равнодушно двигало стрелки часов. Я понимал, что мне нужны новые методы реабилитации, потому что старые больше не давали эффекта. В последнее время перед поездкой в Москву, я даже отказался от кружки Эсмарха. Эта болезненная и невыносимая процедура измучила меня, а толк от нее был только в самом начале.

Я принял решение - поехать лечиться в Москву. Деньги на поездку уже были, и с новой силой вспыхнула мысль: «Я встану на ноги».

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.